Глава 1

- Величие человека заключается вот в чем, - сказал старичок, прикладывая руку к голове и груди. - В уме и добром сердце! Подумай об этом как следует, и ты поймешь, потому что у тебя самой, как мне кажется, есть ум и доброе сердце… Кстати, как тебя зовут?

- Муха.

- Великолепное имя! Я даже не спрашиваю, кличка это или настоящее имя. Важно, что ты сама себя так называешь. Должен тебе сообщить, что моя фамилия Великанов тоже ненастоящая. Злые языки дали мне это прозвище, надеясь ущемить мое самолюбие: ведь я очень маленького роста. А я с благодарностью принял новое имя. потому что решил, что оно подходит мне.

Ты улыбаешься? Но ведь я же говорил тебе, что самое важное для человека не рост и не возраст! Примером тому могут служить хотя бы памятники… Да, да, памятники, которые, как известно, ставятся только великим людям… Так вот. я напоминаю тебе, что на нашей планете есть немало памятников, поставленных благодарным человечеством маленьким детям!  [1]  

Голубые глаза старичка Великанова излучали потоки ласкового света. Он стоял перед Мухой маленький, изящный, в аккуратном костюмчике, купленном, по-видимому, в магазине «Детский мир», подбоченясь и чуть раскачиваясь на носках. Муха смотрела на него с уважением.

- Ты, наверное, очень быстро бегаешь? - вдруг спросил он. оглядывал ее с ног до головы.

- Быстрее всех в классе… - порозовела она.

- Я тоже быстро бегаю, - сказал он, - интересно, кто из нас быстрее? Хорошо бы посостязаться… Слушай, ведь ты небось гроза всех школьных мальчишек? Правда? Тебя побаиваются они?

- Да, - созналась она, - если они задираются, я им спуска не даю!

- Прекрасно! воскликнул часовой мастер. - Люблю смелых девочек! А как ты учишься? Я думаю, у тебя нет ни одной тройки.

- Есть… - тихо вздохнула Муха. - Тройка по истории.

- О-о-о! - разочарованно пробасил маленький Великанов. - Я потрясен. Муха! История - великолепнейшая из всех наук! Я наверняка был бы профессором истории, если бы мой отец не захотел, чтобы я стал часовщиком. Дело в том, что и мой отец, и мой дед были часовых дел мастерами… Ну что ж, идем, посмотрим ваши напольные часы, потому что мы и так уже изрядно заболтались…

Часы занимали весь угол столовой. Это были очень старинные часы: высотой не менее двух метров, с бронзовыми инкрустациями и красивым светящимся циферблатом. Огромный золотистый круг маятника спал за стеклянной дверцей. Никто в доме не слышал, как эти часы тикают и звонят. Иногда, когда Муха вытирала с них пыль и задевала их локтем, часы издавали тихий шелестящий звук, похожий на вздох, словно жаловались на томительную скуку и бездеятельность. Никто не относился серьезно к часам, их просто сохраняли в квартире, как старинное украшение.

Но маленький Великанов пришел от этих напольных часов в неистовый восторг. Его глаза расширились и стали еще голубее, челюсть отвисла и подрагивала. Он силился что-то сказать, но волнение сковало язык часового мастера.

- Что я вижу! наконец воскликнул он, отступая и взмахивая руками. - Что я вижу! Что я вижу! Нет, этого не может быть! Я, кажется, могу сойти с ума от радости! Я думал, что эти часы - плод фантазии моего деда! Но теперь я вижу, что часы веков существуют на самом деле! Муха! Дорогая Муха! Перед нами неповторимые, волшебные, единственные в мире часы веков! Это похоже на сказку! А может быть, мы на самом деле попали в сказку!

Муха почти ничего не поняла из сказанного старичком, но его волнение передалось ей.

- Часы веков? - спросила она. - Что это значит?

- Это значит, что цифры на этих часах показывают века! Да, да, не часы, а века и даже целые тысячелетия! Целые эпохи! Не будь я часовых дел

мастер, если это не так! Видишь этот золотистый маятник?

- Вижу… Только он никогда не качается.

- Он будет качаться, черт возьми!… Так вот, если открыть стеклянную дверцу, то за маятником можно обнаружить вторую, заднюю дверцу из красного дерева. А та задняя дверца, милая Муха, ведет в прошлые века! Только открой ее - и ты попадешь в любую эпоху, с той поры, когда на нашей Земле появилось разумное существо, именуемое человеком! Неужели тебе не интересно попутешествовать по векам?

- Конечно, интересно, - недоверчиво усмехнулась Муха, - но если открыть заднюю дверцу, уткнешься носом в угол столовой…

- Уткнешься, если часы будут стоять, - заворчал Великанов, - но на то я часовщик, чтобы они ходили!