Глава 8

- Что случилось? - испугалась Муха, прыгая с камня на траву.

- Я потерял на леднике свой электрический фонарик.

- Так он, наверное, валяется где-нибудь в траве, - сказала она, озираясь.

- Каким образом фонарик мог оказаться в траве? - часовой мастер посмотрел на девочку, иронически улыбаясь.

- Очень просто, - беспечно сказала Муха, - из ваших слов я поняла, что наш ледник отступил и растаял, потому что на Земле наступило новое потепление. А если так, то фонарик с растаявшего ледника мог свалиться только в траву.

- До чего же ты несерьезное существо, Муха-мушка! - вздохнул Великанов. - Как ты думаешь, сколько лет прошло с той минуты, когда мы были на леднике?

- Не знаю…

- Потепление так же, как и похолодание, - процесс весьма продолжительный. Я считаю, что мы с тобой катались на лыжах по леднику не менее чем сто тысяч лет назад!

- Ого! |

- А может быть, и того больше!

- Ого-го!

- Если фонарик упал в снег сто тысяч лет назад, то что от него осталось?

- Он… проржавел… истлел за эти годы.

- За эти годы? Да он рассыпался в прах еще девяносто девять тысяч девятьсот девяносто лет тому назад! Попробуй теперь разыскать его остатки!

- Как странно! - вырвалось у Мухи. - Но вы даже не успели снять лыжи со своих ног! Только подумать - сто тысяч лет! А каменный век еще длится!

- Конечно! Каменный век длился не менее полумиллиона лет.

- Интересно, как выглядят сейчас дикари?

- Увидим… Послушай, Муха, ты не чувствуешь запаха гари?

Она потянула носом воздух:

- Чувствую! По-моему, в лесу горит костер.

- Пойдем, проверим… Только я предварительно освобожусь от лыж и сниму шубу. Становится нестерпимо жарко!

Великанов сбросил шубу на камень.

- Э-э, - проговорила Муха, - вы поступаете неосмотрительно! Зачем вы оставляете здесь шубу? Мы уйдем в лес, а часы веков снова пробьют…

- И моя шуба, как и фонарь, канет в лесу! - усмехнулся он. - Ты права, уж лучше я не буду с ней расставаться.

Часовой мастер взял шубу под мышку и, помахивая ушанкой, двинулся к лесу.

В тени деревьев было прохладно, однако двигаться меж ними оказалось делом сложным. Заросли старых и молодых деревьев очень напоминали Мухе знакомые ей леса Подмосковья, но это был девственный лес, который еще не слышал визга пилы и стука топора. На каждом шагу дорогу преграждали упавшие от старости деревья и бурелом. К счастью, путники обнаружили тропинку, которую, должно быть, проложили какие-то животные.

Гарью пахло все сильнее, и скоро они набрели на большой участок выгоревшего леса. Обуглившиеся деревья все еще дымились, а в одном месте под свалившимся черным стволом путники увидели запекшуюся тушу олененка.

- Бедный олешек! - горячо сказала Муха. - Почему же он не убежал от огня?

- Не успел, - вздохнул Великанов. - Похоже, что в ствол, под которым он лежит, ударила молния. Так и есть, загоревшееся дерево рухнуло и придавило олененка… Но послушай, Муха, как аппетитно пахнет жареным мясом! Не отведать ли нам этого приготовленного самой природой жаркого?

- Ни за что! - вздрогнула она. - Бедный олешек!

- Напоминаю тебе, что последний раз мы ели сто тысяч лет назад! рассмеялся часовой мастер.

- Ни за что! - повторила Муха. - Я лучше умру от голода!

Однако Великанову тоже не удалось отведать жареной оленины, потому что где-то послышались человеческие голоса, и путники поспешили укрыться за густым орешником. Муха видела из своего укрытия, как на противоположной стороне выгоревшего участка зашевелились кусты и в увядшей от недавнего пожара зелени мелькнули два смуглых лица.

Это были юноша и девушка. Несмотря на то что их темно-русые волосы никогда не знали ножниц, гребенки и мыла, а серые глаза смотрели на пожарище диковато-настороженно, лица юноши и девушки чем-то удивительно располагали к себе. Они даже были красивы своей особенной грубоватой красотой. Мужественное лицо юноши с резкими, угловатыми чертами припорошил легкий пушок первой бороды. Чуть выдающийся подбородок девушки подрагивал, а полные, очень красные губы пораженно приоткрылись. Но в ее глазах отчетливо светился страх. Всепобеждающий страх первобытного человека перед непонятной силой Великого Огня, который так больно жалит и уничтожает все, что попадается на его пути.

Юноша что-то коротко сказал девушке и обнял ее за плечи. Он явно хотел пересилить ее страх и ступить вместе с подругой на выжженную землю. А может быть, он сам боролся с собственным страхом, желая показать ей свою отчаянную смелость.

Она громко вскрикнула, отбросила его руку и скрылась за кустом.

Юноша рассмеялся и позвал подругу гортанным окриком. Она не показывалась. Тогда он осторожно раздвинул ветки и вышел из-за куста. Однако отвага сразу же покинула юношу, как только ступни его босых ног почувствовали тепло золы. Он остановился в нерешительности, высокий и стройный, в потертой шкуре какого-то зверя, которая только до колен закрывала его сильные ноги. На мускулистых икрах юноши густо вились золотистые волосы - остатки первобытной шерсти. Такие же волосы покрывали его руки и грудь, наполовину скрытую шкурой зверя.