Глава 8

Сначала Мухе показалось, что он опирается на посох, но, присмотревшись, девочка увидела, что он держит в руках топор. Отточенный и гладко отшлифованный камень был накрепко прикреплен кожаными ремнями к длинному древку - в трех местах эти тугие, искусно переплетенные ремни пронизывали камень насквозь. Муха невольно подумала, как трудно было юноше просверлить в топоре три отверстия: ведь ему пришлось камень сверлить камнем!

Юношу мучили сомнения. Он шагнул вперед и опять остановился, приподняв одну ногу. Подрагивающие пальцы этой ноги неторопливо прощупывали теплую золу: а вдруг там прячется огонь! Но огонь под золой уже погас, и он, успокоенный, сделал еще несколько шагов.

- Э-о! - резко крикнул он, оборачиваясь к кустам. - Э-о!

Среди увядшей зелени снова появилось девичье лицо, на котором ясно отражались чувства ужаса и восхищения беспредельной смелостью юноши. Вероятно, ни один из знакомых ей соплеменников не подходил так близко к самому страшному из всего того, что можно встретить в жизни.

- Чоос! - тихо и проникновенно сказал юноша, улыбаясь ей и продолжая ворошить золу босой ногой.

Кто знает, что означало это странное слово «чоос»? Может быть, юноша хотел сообщить подруге, как мягок и приятен на ощупь серый пушистый порошок, сотворенный огнем, и какое ласковое тепло разливается по телу от соприкосновения с ним? Девушка тоже улыбнулась, пересилив страх. Но ее приоткрытые красные губы все еще взволнованно

подрагивали.

Ободренный ее улыбкой, он шел по выжженной земле медленно и настороженно, затаив дыхание, как ходят в паши дни мальчишки по первому льду на речке. Внезапно юноша вздрогнул и замер на месте: он увидел погибшего в огне олененка. Вот оно, доказательство того, как коварно приятное тепло под ногами! Великий Огонь несет смерть

всему живому!

Он попятился. Но, видно, желание узнать неведомое на этот раз победило и нем страх. Что сделал огонь с олененком?

Юноша протянул вперед топор и разрезал каменным острием обуглившуюся шкуру. Она легко отвалилась от запеченного мяса, над которым поднимался тонкий ароматный пар.

Юноша потянул носом воздух. Непривычный запах, должно быть, и отталкивал и почему-то дразнил обоняние. Юноша брезгливо поморщился: он знал вкус крови и сырого мяса, знал вкус сырых кореньев и ягод, по никогда у него во рту не было ничего того, к чему прикасался огонь. И все-таки легкий аромат изжаренного мяса чем-то привлекал его.

- Да попробуй же его, дурень! - услышала Муха шепот часового мастера. - Смелее, молодой человек! Честное слово, жареный олененок куда приятней, чем какая-нибудь длиннохвостая крыса, которую вы небось не раз пожирали прямо с шерстью, когда бывали голодны!

- Тише! - с мольбой прошептала Муха. - Опять вы затараторили, как пулемет…

Юноша наклонился над олененком, вынул откуда-то из своего наряда каменный нож и отрезал довольно большой кусок жареного мяса.

- Очень хорошо! - зашептал Великанов. - Роскошное филе! Такое подадут не в каждом ресторане! Теперь отведайте его на вкус, молодой человек, и мы с Мухой станем свидетелями, как в жизни первобытного человека начинается новая эра! Эра огня! Из врага огонь превратился в вашего вечного друга!

Юноша поднес мясо к носу.

- Юх! Юх! - испуганно закричала девушка, что, наверное, означало - «нельзя, нельзя». Но было уже поздно: юноша жевал жареное мясо! Сколько чувств отразилось на его диковатом лице! Любопытство, брезгливость, страх и наконец удовольствие, которое ему доставляла новая пища.

Девушка смотрела на него широко открытыми неподвижными глазами.

Юноша прожевал и проглотил мясо, комически вытягивая шею. На его лице блуждала улыбка. Он опять поднял ко рту кусок оленины и уже больше не опускал. Он звучно чавкал и посапывал от наслаждения, жир блестел на его щеках и кончике носа. Он сделал последний глоток и восторженно прокричал:

- Чоос! Чоос!

От возбуждения юноша пританцовывал, призывая свою подругу отведать жареной оленины. Она не шла, испуганно покачивая головой.

- Най шарос тогу! - убеждающим тоном сказал он и указал рукой на восток. Возможно, где-нибудь далеко в той стороне обитало племя, которое уже приручило Великий Огонь и заставило служить себе. И возможно, люди из этого племени рассказывали о том, как хорошо огонь согревает их в холод, охраняет от болезней и делает пищу здоровой и вкусной. Но тем людям, наверное, не верили, считая их бессовестными хвастунами. А сегодня юноша убедился, что они говорили правду.

- Най шарос тогу, - значительно повторил он, отрезая еще один кусок оленины. Держа мясо в вытянутой руке и мягко ступая по золе, юноша шел к своей подруге. А она замерла на месте, не сводя глаз с оленины, дымящейся на его ладони.

- Ам, - ласково сказал он, протягивая ей мясо.

Девушка робко взяла мясо.

- Ам, - снова сказал он подбадривающе.

Она откусила небольшой кусочек. Юноша выжидательно смотрел, как она, перестав дышать, жует мясо.

- Чоос! проговорила девушка нежным гортанным голосом, глубоко вздыхая и улыбаясь.

И в ту же минуту далеко-далеко раздался мелодичный звон:

- Бо-о-оммм…