Глава 9

в которой Муха и часовой мастер
спасают от смерти мальчика
и возвращаются домой  

Так же как и в первый раз, когда пробили часы веков, все вокруг Мухи и Великанова изменилось в одно мгновение. Прежде всего они почувствовали очень сильный, сбивающий с ног холодный ветер. Потом Муха увидела голый осенний лес, бешено раскачивающийся под ветром, и услышала тягостный вой урагана. Низкие клочковатые облака грязно-серого цвета, словно тени, неслись над ревущими и свистящими деревьями. И казалось, что все кругом летит куда-то в неровном, дрожащем свете.

Шуба вырвалась из рук Великанова и, хлопая полами, запорхала над пожелтевшей травой. Он побежал за шубой, с трудом удерживаясь на ногах, упал, поднялся и снова упал. Муха бросилась ему на помощь, но ветер свалил ее и покатил по земле. Она цеплялась пальцами за траву, силясь задержаться на месте, но трава вырывалась вместе с корнями.

Муха безуспешно пробовала кричать, ветер плотной тугой массой врывался в легкие. Она катилась с закрытыми глазами неизвестно куда, беспомощная и обессиленная ураганом.

Наконец ее прижало к какому-то облетевшему кусту. Рвущиеся из стороны в сторону ветки больно хлестнули Муху по щеке. Она открыла глаза и увидела в отдалении часового мастера, который, стоя на коленях, пытался отодрать свою шубу от белоствольной березы. Полы шубы так плотно обхватили дерево, будто прилипли к нему. В конце концов Великанову удалось стянуть шубу на траву, и он рывком бросился на нее, как зверь бросается на добычу. Отдышавшись и продолжая лежать на шубе, Великанов каким-то сложным способом просунул руки в рукава, застегнул пуговицы и сел.

Он отыскал глазами Муху и поманил ее к себе. Она не решалась оставить спасительный куст, но он звал ее снова и снова.

Муха поползла по траве и на этот раз добралась до часового мастера без всяких осложнений. Ей показалось, что ветер начал ослабевать.

- Я вижу за деревьями какие-то скалы, - прокричал в ее ухо Великанов, - там мы укроемся от урагана…

Однако укрыться в скалах от урагана им не пришлось. Как только они миновали лесные заросли, ветер налетел на них с новой силой и повалил с ног.

«Я устала и хочу домой!» - хотела крикнуть Муха часовому мастеру, но он предупредил ее, делая отчаянные знаки, чтобы она молчала.

Только теперь Муха поняла, что так обеспокоило его, - в тридцати-сорока метрах от них прямо на траве сидели люди, одетые в мохнатые шкуры. Слева от этих людей поднималась угрюмая, темная скала с пещерой внизу. От подножия скалы к небу вздымались, тяжко раскачиваясь, старые, толстые деревья.

Все люди - их было не меньше пятидесяти - сидели спиной к Мухе и Великанову, и поэтому появление двух незнакомцев осталось незамеченным. К тому же их внимание целиком занимало нечто чрезвычайно важное. Они сидели не шевелясь, запрокинув головы и глядя куда-то вверх.

Сначала Мухе показалось, что они разглядывают сквозь сплетение беснующихся веток низко летящие облака. Потом она услышала пронзительное, хватающее за сердце скрипение и поняла, что так заворожило этих людей в мохнатых шкурах.

До урагана или во время урагана с вершины скалы свалилась тяжелая каменная глыба и тесно прижала ствол березы к другому такому же стволу. Ураган мощно раскачивал деревья, и поэтому ствол беспрестанно терся о ствол, издавая резкий скрип. И от того места, где стволы соприкасались, с каждым порывом урагана в воздух взлетал синий дымок, молниеносно уносимый ветром. А как только появлялся дымок, сидящие люди хором, словно по команде, радостно вскрикивали:

- Ххо-о! Часовой мастер подергал Муху за руку и отполз

назад, за куст. Она последовала его примеру, и Великанов прокричал сквозь шум ветра:

Это поразительно, Муха! Мы видим, как сама жизнь учит наших далеких предков добывать огонь!

- А они уже давно пользуются огнем?

- Конечно!

- Опять прошло сто тысяч лет?

- Не знаю… Может быть, пятьдесят тысяч…

- И за пятьдесят тысяч лет они не смогли научиться добывать огонь?

Часовой мастер склонился к ее уху, заслоняя

рот ладонями.

- Ты должна помнить, что в каменном веке образ жизни людей не менялся многие тысячелетия!… Это только в наше время при расцвете науки и цивилизации всякие изобретения сыплются на человечество как град… А для людей каменного века найти способ добывать огонь, было большим событием, чем для нас открытие атомной энергии. Тысячелетия, бесконечные тысячелетия люди не гасили в своих пещерах костер! Дымящийся костер переходил в наследство от поколения к поколению… А если он угасал - это было бедствием! Надо было ждать, когда молния подожжет лес, или похитить огонь у другого племени. Из-за горящей головешки происходили кровопролитные войны!