ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ,

– Рыжий Пёс! – закричал я гневно. – Вы вор!

– Конечно, сэр, – ответил он, испуганно пятясь. – Даже больше, сэр: бандит!..

– Отдайте мне платок!

– Разве это ваш платок, сэр?

– Да, мой.

Я рывком протянул руку к платку. Рыжий Пёс отшатнулся и инстинктивно схватил меня за руку. Суставы моей кисти захрустели. Я рванулся, но было уже поздно…

– Что? – как бык заревел Рыжий Пёс. – Ха-хаха! Юный джентльмен, кажется, потерял силу? Хаха-ха! Теперь мы посчитаемся с тобой, мальчишка!

– Пустите меня, – кряхтел я, еле ворочая языком от страха и боли. – Пустите!..

Тут Юрка и Мила, мои добрые, славные друзья, как вихрь налетели на пирата. В руках они держали большие палки.

– Мы тебе покажем, морская медуза! – кричал разъярённый Юрка.

– Брюхо акулы! – вторила ему Мила. – Старая ведьма!

Палки мелькали в воздухе и с таким треском обрушивались на Рыжего Пса, что где-то в лесу даже послышалось эхо от их ударов.

Капитан отпустил меня и, закрывая голову руками и страшно сопя, бросился наутёк. Я быстро сказал товарищам:

– Скорей наверх, ребята! Сейчас они вернутся! Плохо наше дело… Теперь они знают, что я потерял силу…

Мы поднялись в пещеру и втащили за собой лестницу.

Пираты долго не являлись. По-видимому, они удрали далеко, оставив своего капитана. Мы беспрерывно высовывали из пещеры головы, напряжённо прислушиваясь к шелесту деревьев и далёкому рокоту прибоя.

Наверно, у меня был очень жалкий вид, потому, что Мила участливо спросила:

– Тебе страшно?

– Страшновато… – сознался я. – А что?

– Так просто… Борик, ты не волнуйся, всё будет хорошо.

– Да я…

– Видишь, Рыжего Пса мы одолели без всякого волшебства.

– Это верно, но…

– Что «но»? – ободряюще говорила Мила. – И жилище без всякого волшебства себе устроили.

– Я ведь не спорю…

– И еды у нас достаточно.

– И знаете, ребята, – взглянул я на лица своих товарищей, – ведь это тоже похоже на волшебство… На острове восемь человек…

– Три человека и пять животных, – поправил меня Юрка.

– Пусть так, – подумав, согласился я. – Трое ребят и пятеро сильных зверей. И эти звери ничего не могут с нами сделать. Разве это не похоже на волшебство?

Мила чуть-чуть улыбнулась:

– А ты прав, у нас есть один добрый волшебник…

– Кто же это?

Она не успела ответить, потому что кусты в отдалении затрещали и на поляну выскользнули пираты. Рыжий Пёс рычал, восторженно потрясая руками.

– Он стал слабым, как мокрица! Я мог бы свить из него верёвку! Мы быстро выкурим их из этого гнезда!

– Ха! – громыхнул Одноглазый. – Жареная птица!

– Молчать! – ткнул его кулаком капитан. – Сперва добудьте мне этого мальчишку!

Пираты попытались добраться до нашей пещеры, становясь друг другу на плечи. Но догадливый Юрка метнул в них кокосовый орех, и Кошачий Зуб со стоном полетел на землю.

Мы обрушили на пиратов целый град кокосовых орехов. Тяжёлые, как бомбы, они сбивали разбойников с ног. Бессильно ругаясь и проклиная нас, разбойники отползали по траве в сторону.

– Не лезьте, куда вас не просят! – крикнула Мила, стараясь попасть орехом в Рыжего Пса.

– Это вам не поможет, миледи! – ответил он, уклоняясь от удара. – Мы расположимся здесь лагерем и возьмём вас измором. Хотите условие?

– Какое условие?

– Выдайте мне юного джентльмена, и мы оставим вас в покое!

– Никогда! – в один голос крикнула Мила и Юрка.

– Прекрасно, тысяча чертей и одна ведьма! Эй! Тащите сюда бочонок с ромом! Будем пировать здесь, на страх птенцам. Рано или поздно они выпадут из своего гнёздышка!