ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ,

в которой раскрывается секрет узелка

 

Осада была долгой и утомительной… Каким-то образом пиратам удалось доставить на поляну тяжёлую бочку с ромом. Вероятно, в ней сильно поубавилось содержимое.

Они пили, пели и даже плясали. Только на вторые сутки четверо из них свалились и заснули. Но Рыжий Пёс все ещё бодрствовал. Покачиваясь, он бродил по поляне и пьяно бормотал:

– Кошачий Зуб, налей ещё… Спишь? Спи, Кошачий Зуб! Вы все спите? Один я держусь на ногах… Рыжего Пса не так-то легко свалить, клянусь брюхом акулы! – Он отхлебнул из фляжки и погрозил мне кулаком. – Я сделаю из тебя медузу!

Ветер раздувал его рыжие волосы. Он потоптался на одном месте и пропел заплетающимся языком:

 

Нужно лишь пиратом быть,

Обмануть, украсть, убить,

Ой – ха – ха!..

 

Он хотел потанцевать, но, зацепив одной ногой за другую, упал в траву.

– Все спят, тысяча чертей и одна ведьма! – невнятно бормотал он, беспомощно, барахтаясь в траве. – Один я… держусь на ногах!

Через несколько секунд мы услышали его зычный храп.

Мила вдруг сбросила из пещеры лестницу. Прежде чем я успел сообразить, что она собирается сделать, мы с Юркой увидели её уже внизу на поляне. Мы отчаянно махали ей руками.

– Вернись! Что ты делаешь! Ты погибнешь!.. Она приложила палец к губам.

– Тише… Я за твоим платком, Борик…

Затаив дыхание, я видел, как она наклонилась над Рыжим Псом. Он заворочался и зачмокал губами. Мне показалось, что она заколебалась на несколько секунд, но вдруг решительно сдёрнула платок с шеи пиратского главаря.

Кто бы мог думать, что в этой девочке столько смелости! Через минуту, слегка задыхаясь, она поднялась в пещеру.

– Они завязали на платке какой-то узелок… Такой крепкий! Придётся зубами…

– Не развязывай! – закричал я. – Не смей! В этом узелке главное волшебство!

– Ой! А я уже развязала!..

Вокруг нас вдруг потемнело.

– Что ты наделала. Мила!

Я выхватил из её рук платок и безнадёжно сел на шкуру лани. Наступила полная тишина. Что-то загремело и заскрежетало. Красные, жёлтые, синие, зелёные огни вихрем закружились вокруг меня. Я зажмурился, но как раз в это время всё смолкло. Мне было так страшно, что я долго не решался открыть глаза.

– Ребята, – тихонько позвал я.

Мне никто не ответил.

Я чуть-чуть приоткрыл один глаз и сквозь ресницы увидел белую скатерть и настольную лампочку.

Я попал домой! Какое это было счастье! Я перенёсся с острова прямо на диван в столовой.

– Миленькая ты наша столовая! – зачарованно шептал я, озираясь. – Миленький ты мой диванчик!

Настольная лампа тускло освещала комнату. Мне показалось, что в тёмном углу кто-то стоит.

– Мила, Юрка! – окликнул я. – Это вы?

Из мрака вышли… кто бы вы думали? Пираты! Пять звероподобных людей подходили ко мне, сняв шляпы и противно улыбаясь.

– Здравствуйте, сэр! – прохрипел Рыжий Пёс. – Зачем вы бежали с острова?

– Уходите… – стучал я зубами не в силах закричать.

– Не будем больше ссориться, сэр. Мы уже так привыкли к вам, и без вас нам сделалось очень грустно.