ГЛАВА ТРЕТЬЯ,

Мила с укором сказала мне:

– Борик, он у нас молодец! Смотри, какой он устроил костёр.

– Подумаешь, костёр! Разве так дрова кладут? Нет никакого притока воздуха.

– Покажи, как надо! – запальчиво крикнул Юрка.

– Пожалуйста, могу показать…

Я начал показывать, и костёр, конечно, очень скоро погас.

– Хм… – смущённо пробормотал я. – Дрова сырые. Дайте спички…

– Спичек нет, – кусая губы от сдерживаемого смеха, проговорила Мила.

– Хм… Сейчас я сделаю спички.

– Опять фокус? – подозрительно спросил Юрка. – А ты без фокуса.

– Без фокуса? Хорошо, дайте подумать… Ну, ясно, чтобы добыть огонь, нужно увеличительное стекло.

– Чем ты думаешь, Борька? Во-первых, увеличительного стекла нет, а во-вторых, если бы оно даже и было, то что бы ты с ним стал делать, когда солнце уже зашло?

– В таком случае… – лихорадочно соображал я, – в таком случае можно добыть огонь при помощи трения дерева о дерево.

– Потри попробуй!

Я неуверенно взял две ветки и минут пять тёр их одну о другую. Меня все больше раздражали молчаливые улыбки приятелей. До боли стиснув зубы, напрягая силы и покрываясь потом, я все тёр и тёр. А проклятые ветки даже не сделались тёплыми. Шумел океан, ясные и крупные звёзды блестели в вышине, ухала в темноте какая-то птица.

– Не мучайся, – сказал наконец мне Юрка.

– Это дерево не годится, – отбросил я ветки и расстегнул воротник на взмокшей рубашке.

Он подошёл ко мне и покачал головой.

– С твоим терпением никакое дерево не загорится. – Он улыбнулся, и на его тёмном лице блеснули зубы. – Я читал, что дикари на добычу огня таким способом тратили много часов. Но есть способ и попроще. Видишь вот этот сухой нарост на дереве?

– Ну?

– Это называется трут. Берём немножко трута…

Смотри, вот так… Кладём в костёр. Теперь я этой железкой и камнем высекаю искру…

Костёр задымился, вспыхнуло пламя, и вокруг нас заплясали тени. Юрка снова приблизил ко мне своё лицо.

– Понял?

Я был посрамлён и оттолкнул его довольно грубо.

– Чего ты толкаешься?

Я молчал.

– Слышишь, ты чего толкаешься? – вскипел Юрка.

– Я тебя ещё не так толкну! – вспыхнул и я.

– А ну толкни, толкни!

– Ребята, перестаньте! – закричала Мила, вскакивая, но мы уже сцепились и рухнули на землю.

– Я сразу почувствовал, что чернолицый Юрка сильнее меня. Он прижал мои лопатки к камням, и один из них так больно впился в мою спину, что я взвизгнул:

– Пусти, Юрка!

– Ну то-то! – уже миролюбиво проговорил тот, поднимаясь и отряхиваясь.

– Борик, иди к костру, – позвала Мила.

– Не хочу, – сказал я. – Скучно все это… Ребята, давайте придумаем что-нибудь интересное.

Они посмотрели на меня заинтересованно.

– Что?

– Какое-нибудь интересное приключение. Стойте! Я уже придумал.

Да, это был удивительный платок! Едва я махнул им, как засвистел ветер, и в ярком свете выплывшей из-за леса луны мы увидели в океане корабль. Ветер бил в раздувавшиеся паруса, и корабль швыряло с волны на волну, как скорлупу. Чёрный флаг с белым черепом и скрещёнными костями развивался на мачте.

Ни слова не говоря друг другу, мы побежали к обрыву. Первой заговорила Мила:

– Какой страшный флаг!

– Это, конечно, пираты? – посмотрел на меня Юрка.

– «Калоша Дьявола», – сказал я. – Это самые страшные пираты мира! Гроза южных морей. Ребята, вот это приключение!..