ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ,

в которой мы попадаем в плен к пиратам

 

– Ой, ой! – вдруг закричала Мила. – Смотрите, ребята, волны несут корабль прямо на камни!

Он сейчас разобьётся!

Молча и быстро, царапая до крови руки, мы начали спускаться со скалы. Внизу на камнях пенился ревущий океан. А дальше на волнах шевелилась широкая дорога. Тёмный силуэт корабля стремительно пересёк эту дорогу и скрылся за изгибом острова. А ещё через минуту мы услышали глухой удар и пронзительный треск ломающегося дерева.

Внизу мы сняли ботинки и побежали по песку.

Нагретый за день солнцем, он всё ещё был тёплым.

Потом нам пришлось вброд перейти через маленький заливчик. От океана его отделяла гряда рифов, на которых ревели и разбивались могучие волны.

За поворотом мы увидели корабль. Он лежал на камнях, и океанские волны перекатывались через него. Чёрные фигуры людей сновали по берегу.

Они что-то спасали с погибшего корабля, волны сбивали их с ног, но они поднимались и снова что-то тянули. Мне показалось, что это была бочка.

Наконец пираты выбрались на сухое место. Теперь нам хорошо были видны в лунном свете крепкие фигуры этих людей. Их было пятеро.

– А что, если они увидят нас? – наклонилась ко мне Мила, силясь перекричать шум прибоя.

– Пускай увидят. Не страшно! Но на самом деле мне стало очень страшно, когда я увидел, что пираты двинулись в нашу сторону. Мы пустились наутёк, в заливчике я споткнулся о подводный камень и с головой окунулся в солоноватую воду. Ребята помогли мне выбраться на песок в ту минуту, когда пираты подошли к заливчику.

Задыхаясь от волнения и быстрого бега, мы домчались до скалы и начали подниматься вверх. Мокрая одежда хлюпала и мешала мне. Я скользил на камнях и срывался.

– Скорей, скорей! – торопила Мила, насмерть перепуганная этим неожиданным приключением.

Можете представить наш ужас, когда мы увидели, что следом за нами к нашему костру поднимаются и пираты! Но тут я подумал: «А чего я боюсь? Ведь у меня есть волшебный платок!»

Я сунул руку в карман и крепко сжал платок в кулаке. Другой рукой я неторопливо подбросил в костёр хворосту и совсем спокойно взглянул на подходящих к нам морских разбойников.

Впереди выступал в полосатой тельняшке и в высоких ботфортах плечистый мужчина с рыжими бакенбардами. Я сразу узнал его. Он приближался к нам, держась за пояс, на котором висел большой изогнутый нож. Пламя костра сверкало в его чёрных глазах. Я сделал шаг ему навстречу.

Пират остановился, снял с головы блестящую клеёнчатую шляпу и сказал хрипловатым басом:

– Бедные моряки, потерпевшие кораблекрушение у этих берегов, приветствуют юную леди и юного джентльмена.

Он сделал знак остальным четырём пиратам, и все они также стянули со своих голов клеёнчатые шляпы и поклонились нам. Они были один страшнее другого – точно такие были нарисованы у меня в моей приключенческой книжке.

– Здравствуйте, Рыжий Пёс! – сказал я.

– О-ля-ля! – воскликнул пират с рыжими бакенбардами. – Юный джентльмен знает моё имя?

– Я читал о вас в книге.

Рыжий Пёс взглянул на своих спутников и горделиво тряхнул гривой рыжих волос.

– Тысяча чертей и одна ведьма! Я всегда был уверен, что моё имя переживёт меня!

– А это Рваное Ухо, – указал я на коренастого пирата с большим оттопыренным ухом, в котором отсутствовала мочка.

– Вы точно смотрели в воду, сэр! – кашлянул он.

– А это Кошачий Зуб! – продолжал я.

Низенький человек с большим носом и тонкими усами неопределённо хмыкнул.

– А вас, кажется, зовут Кривой Ногой? – сказал я пирату со смуглым восточным лицом, в ухе которого покачивалась серьга.

– Так точно, сэр.

– А меня, сэр? – почтительно склонился огромный человек с чёрной повязкой, закрывающей один глаз.

– Одноглазый!

– Ха! – восторженно воскликнул он.

Как я потом убедился, этим коротким словом он выражал восторг, и недоумение, и все другие свои чувства.

Пираты склонились к своему капитану и о чём-то пошушукались. У Рваного Уха был такой громкий и свистящий шёпот, что, когда он заговорил, мне сразу стало ясно, что их всех беспокоит.

– Капитан, – шипел человек с расплющенным ухом. – Нет ли здесь подвоха? Может быть, этих детей нарочно выпустили на нас и, пока мы точим с ними лясы, нас окружит стража?