ГЛАВА ПЯТАЯ,

в которой все оборачивается самым
неожиданным образом

 

– Юную леди и юного джентльмена привязать к пальмам! А негритёнка – ко мне! – приказал Рыжий Пёс.

Меня и Милу крепко прикрутили к деревьям. Рыжий Пёс тем временем важно опустился в кресло, и к его ногам швырнули бедного Юрку. Рыжий Пёс торжественно пробасил:

– За белых птенцов, пираты, мы потребуем хороший выкуп – мешок денег! А ты, негритёнок, будешь служить мне. Слушайте все! Я назначаю себя губернатором этого острова. Ура губернатору!

– Ура-а!.. – заорали пираты.

И где-то в скалах откликнулось раскатистое эхо. В темноте в недалёком лесу шумно вспорхнула стая испуганных птиц.

– Мы вас не признаем губернатором! – крикнула Мила.

– Воркуйте, воркуйте, птенчики! Клянусь брюхом акулы, это только услаждает мой слух! – посмеивался Рыжий Пёс.

Пираты по-хозяйски расположились на нашей площадке и съели зажаренную на костре рыбу, запивая её ромом. По мере того как эти страшные люди отхлёбывали из своих фляжек, они делались все развязней и болтливей и, наконец, запели песню:

 

Чтобы сладко есть и пить,

Без труда на свете жить,

Нужно денежки добыть,

Ой-ха-ха!..

 

А чтоб денежки добыть,

Нужно лишь пиратом быть,

Обмануть, украсть, убить,

Ой-ха-ха!..

 

От свирепых голосов и дикого смеха мороз продирал по коже. В конце концов они перепились и захрапели.

– Ах, если бы у меня были свободными руки! – зашептал я своим товарищам. – Юрка, ты не можешь каким-нибудь образом развязать нас с Милой?

– Не могу, – простонал он из темноты.

Луна закатилась, костёр погас, и вокруг нас чёрной плотной стеной стоял мрак. Все потонуло в этой непроницаемой и жуткой темноте.

– Юрка, – умолял я, – попробуй как-нибудь доползти до нас. Я слышал, как он вздохнул.

– Рыжий Пёс привязал меня к своей ноге…

Мила тихонько всхлипывала:

– Противный, Борька… Зачем ты нас затащил на этот гадкий остров?

Что я мог ответить? Я молчал, глотая слезы обиды и бессильной злобы. Под конец я задремал, уронив голову на грудь.

Проснулся я от зычного крика Рыжего Пса. Было светло. Солнце сверкало в синих волнах океана, снова свистели и щёлкали в лесных зарослях птицы.

Пираты суетились на площадке. Рыжий Пёс сидел в кресле, величественно поглядывая на стоявшего перед ним на коленях Юрку. Я заметил, что руки у Юрки были уже развязаны.

– Может быть, ты тоже не признаешь меня губернатором? – спросил Рыжий Пёс, расчёсывая свои огненные бакенбарды серебряной гребёнкой.

– Я вас презираю! – страстно и громко воскликнул Юрка.

Рыжий Пёс вскочил, и его красный нос побагровел ещё больше.

– Чисти мои сапоги, бой!

– Ха! – прищёлкнул языком Одноглазый.

Все пираты столпились вокруг Юрки.

– Чистить ваши сапоги? – качнул Юрка курчавой головой. – Да ни за что!

Я просто обомлел от его храбрости и только ахнул, когда увидел, как он преспокойно плюнул на сапог капитана.

Рыжий Пёс отшвырнул Юрку ногой и заревел, словно бык:

– Вздёрнуть чернокожего на эту рею! – И он указал пальцем на дерево.

Пираты подхватили Юрку на руки, набросили на его шею петлю и, похохатывая, потащили к пальме.

– Боря!.. – истерически закричала Мила.

– Рыжий Пёс, не смей! – Я задыхался от волнения. – Слышите, не смейте! Ох, если бы у меня были свободными руки!

Пираты расхохотались. Вообще, как я заметил, они хохотали по всякому поводу и даже без повода.

Ко мне подошёл одноглазый и больно потянул за ухо.

– Уж не думаешь ли ты, птенец, что если бы у тебя были свободными руки, то ты поколотил бы его превосходительство нашего губернатора?

– И ещё как поколотил бы!

Они, конечно, не могли отнестись к моим словам всерьёз и опять захохотали, хватаясь за животы и приседая.

– Ваше превосходительство, – давясь смехом, с трудом выговорил Кошачий Зуб, – вам сделали вызов! Бокс! Восемь раундов!