ГЛАВА ШЕСТАЯ,

в которой Кошачий Зуб предлагает мне
быть капитаном пиратов

 

– Полная победа, ребята! Небось, больше не явятся! – сказал я и, обняв Юрку и Милу, положил им на плечи руки. А это мне никак нельзя было делать, потому что оба они в ту же секунду полетели на землю.

– Чего вы? – обескуражено спросил я. Они поднялись, потирая плечи.

– Что ты положил нам на плечи?

– Руки…

– Это не руки, а какие-то железные рельсы.

Только теперь я начал понимать по-настоящему, что обладаю невероятной, нечеловеческой силой. Я пощупал свои пальцы, локти, мускулы – казалось, что всё было таким же, как всегда. В рассеянности я опёрся на пальму. Дерево затрещало и переломилось, словно спичка. Оно с шумом рухнуло на площадку, накрыв своими ветками Милу. Я хотел помочь ей подняться, но она живо вскочила на ноги и бросилась от меня наутёк.

– Борис, это невозможно!

– Да, да, Борька, так нельзя! – крикнул мне Юрка, высовывая лицо из-за скалы. – Не подходи ко мне, пожалуйста. Стань сначала таким, как прежде.

Я отлично понимал, что так продолжаться не может, и, превратив себя в обычного человека, бросил волшебный платок на ствол упавшей пальмы.

– Ребята, идите сюда, я теперь такой же, как всегда. Они осторожно приблизились и ощупали меня.

– Да, теперь ты, кажется, похож на человека, – успокоено проговорил Юрка. – Объясни, наконец, как ты все это устраиваешь.

– Очень просто… – сказал я. – Но согласитесь сначала, что волшебником быть очень приятно!

Они промолчали.

– Чего вы молчите?

– Как бы тебе сказать?.. – задумчиво сказал Юрка. – Мне понравилось, как ты колотил… Но…

– Что «но»?

– Но ведь так бывает только в сказке.

– Совершенно правильно, – оживилась Мила. – А в настоящей жизни до всего надо доходить вот этим. – Она показала на свой лоб. – И вот этим, – и она показала на свои руки.

– Да ну вас! – рассердился я. – Смотрите, какие птицы полетели!

Это была стая красивых длиннохвосток с разноцветными перьями. Они промелькнули над нами с певучим клёкотом и скрылись в лесу.

– Мы уже видели одну такую, – сказал Юрка. – Очень похожи на павлинов. Наверно, у них вкусное мясо. Вот бы поймать и изжарить на костре!

Я полез в карман за волшебным платком, совсем позабыв о том, что он лежит на стволе пальмы.

– Пожалуйста… Сейчас эта птица свалится к твоим ногам.

– Стой, Борька! – остановил он меня. – Ты хочешь опять сделать какой-нибудь фокус? А что, если мы поймаем её, как настоящие робинзоны?

– А как же мы поймаем эту птицу. Юрка?

– В силок.

Я отошёл в сторонку и начал придумывать схему силка. Но в это время Юрка крикнул:

– Вот и все! – и показал мне небольшую верёвочку с петлёй.

– Только и всего? – Я был разочарован. – Хм… У меня получается побольше.

Я показал Миле и Юрке свою схему, которую начал чертить на площадке. Они переглянулись и рассмеялись.

– В такой силок, Борька, надо ловить не птиц, а диких слонов.

– Смешной ты, Борик, – вздохнула Мила, с улыбкой глядя на меня. – Ничего-то ты не умеешь.

– Это я не умею? – взорвался я.

– Ты только не сердись… Я же по-дружески…

– Хватит! Надоели мне ваши нотации.

В эту минуту мы отчётливо услышали страшную песню пиратов и умолкли. Я подбежал к обрыву. Морские разбойники сидели на песке и отхлёбывали из фляжек. Океан был спокойным, как ягнёнок. Там, где недавно клокотал прибой, чуть-чуть шевелились ленивые и прозрачные волны.

Я видел, как Кошачий Зуб сделал какой-то знак Одноглазому и отполз в сторону. Одноглазый загородил от него Рыжего Пса.

– Кошачий Зуб опять лезет к нам, – зашептала возле моего уха Мила. – Боря, мне это надоело!

– Да, Борька, пора домой, – опасливо вглядываясь в приближающегося пирата, сказал Юрка. – Дома, наверно, уже беспокоятся.

– Погодите, ребята… Смотрите. В руках у Кошачьего Зуба белый флаг. Они предлагают нам мир?

– А ну их! – топнула ногой Мила.

– Нет, это интересно, что они нам скажут. Давайте послушаем.

– Только ты на всякий случай опять стань сильным, – предложил Юра.

– Что ты! Теперь они и так будут меня бояться! – небрежно сказал я.

Мы отошли в сторону. Сначала из-за камней высунулся белый флаг, а затем показалась усатая физиономия Кошачьего Зуба. Увидев нас, он умилённо и почтительно заулыбался.

– Сэр! Я прислан к вам как парламентёр.

– Вижу, – сурово сказал я. – Что вам надо?

Он по-прежнему жевал табак. И, переложив его языком из-за щеки за щеку, с той же почтительностью продолжал:

– Сэр! Я уполномочен сделать вам чрезвычайно важное предложение.

– Я слушаю.

Он вылез на площадку и сел на камень.

– Видите ли, сэр… Разговор должен быть секретным.

Я посмотрел на приятелей и понял, что они встревожены.

– Не беспокойтесь, ребята…

Грациозно изгибаясь, Кошачий Зуб приблизился ко мне, ступая на носках.

– Сядем, сэр…