Глава 13

— Назад, назад! — закричала королева, выскакивая из своего лимузина и отчаянно размахивая руками. — Лететь нельзя!

— Назад! — вторила ей Марго, запрокинув голову и так же отчаянно размахивая руками. — Ноль, милый, вернись!

Самолёт «Р-520» скрылся за грядой леса.

Королеву осенила какая-то мысль, она дёрнула за рукав первую фрейлину и молча устремилась к зданию вокзала. Навстречу ей уже бежали переполошившиеся служащие аэропорта.

— Вернуть самолёт! Немедленно вернуть самолёт! — задыхаясь, крикнула королева.

— Слушаюсь, ваше величество! — рявкнул высокий костлявый мужчина, по-видимому начальник аэропорта.

Он бежал рядом с королевой, взяв руку под козырёк и выпучив испуганные глаза. Через полминуты они ворвались в просторную и светлую комнату диспетчера, сквозь стеклянные стены которой было видно всё лётное поле с рядами неподвижных самолётов и уходящая вдаль, к синеватой гряде леса, взлётная дорожка.

Диспетчер вскочил и вытянулся. Сам начальник аэропорта, всё ещё не отнимая от козырька правую руку, трясущейся левой рукой защёлкал рычагами и кнопками радиосистемы.

— «Р-520», «Р-520»! — кося глаза на Оксану и дёргая в такт словам кадыком на длинной шее, повторял он. — Вызываю «Р-520»!

Спустя две секунды спокойный голос ответил:

— «Р-520» слушает.

— «Р-520»! Приказываю немедленно возвратиться в аэропорт!

— Вас понял… Вас понял… — ответил голос, но через несколько секунд вдруг снова зазвучал в тишине диспетчерской: — Генерал де Грананж спрашивает, кто приказывает?

— Начальник аэропорта, — дёрнул кадыком костлявый мужчина.

Прошло несколько томительных секунд.

— Аэропорт, аэропорт, — раздался наконец всё тот же голос, — генерал де Грананж сообщает, что он отказывается выполнить приказ.

Первая фрейлина сорвалась с места и, оттолкнув начальника аэропорта, воскликнула:

— А ну-ка скажите генералу, чтобы он не очень-то задирал нос!

Голос хотел что-то ответить, но поперхнулся, и вместо него в радиорепродукторе прозвучал вопрошающий бас генерала де Грананжа:

— Кто это говорит?

— Маркиза де Шарман!

— Хм… — с сомнением хмыкнул генерал. — А как я могу знать, что это действительно маркиза?

— Ты что, не слышишь меня, длинноногий журавль? — взорвалась первая фрейлина.

— Марго, — виновато перебил её бас, — ты бы так и сказала, что это ты…

Мы уже возвращаемся обратно…

 

Начальник аэропорта, во все глаза смотревший на первую фрейлину, отнял наконец руку от козырька и поражённо почесал затылок.

Все снова высыпали на лётное поле и устремили глаза на небо.

— Ваше величество, — робко сказал начальник аэропорта, снова прикладывая руку к козырьку, — дозволено ли мне знать, чем вызвано возвращение «Р-520»?

— Диверсия! — быстро сказала королева. — Самолёт может загореться в воздухе, господин начальник! Вот он летит…

— О! — застонала первая фрейлина. — Он уже горит!

— Пожарные машины! — срывающимся голосом закричал начальник. — Врачей!

Оставляя в воздухе бархатную полосу дыма, из-за леса показался самолёт.

Навстречу ему с воем неслись пожарные и санитарные машины. Самолёт коснулся земли, сделал короткую пробежку и остановился. Струи воды ударили по фюзеляжу. Оксана видела сквозь клубы дыма, как из самолёта выпрыгивают какие-то дети, женщины и мужчины с чемоданами. Её поразило такое множество незнакомых людей в королевском самолёте, одетых в дешёвые одноцветные плащи. Размахивая чемоданами, они нестройной толпой бежали от горящего самолёта но зелёному полю.

Потом она увидела, как, перегоняя их, скачет длинноногий генерал де Грананж. Раскрыв объятия, навстречу ему рванулась первая фрейлина. Они встретились посреди огромной дождевой лужи и замерли, обняв друг друга.

Самолёт меж тем запылал, как огромный костёр, и пожарники, поняв бесплодность своих попыток погасить огонь, бросились врассыпную.

Прогрохотал взрыв, самолёт разлетелся на тысячи осколков.

— Только подумать, ваше величество, — простонала Марго, — попрепирайся он со мной ещё полминуты, и их души уже несли бы ангелы в своих объятиях!

Экий дурень!

Оксана с недоумением рассматривала окруживших её многочисленных пассажиров. У них были добрые простоватые физиономии, они испуганно улыбались и кланялись ей. Женщины неуклюже приседали и подталкивали девочек, чтобы те сделали реверанс её величеству.