Глава 14

В конце концов один из белых халатов не поднялся. Он разбросал руки, уткнувшись носом в ковёр, и совсем по-мальчишески захныкал. И тут премьер-министр, должно быть потеряв терпение, сам подхватил Оксану на руки и потащил к выходу.

— Прочь руки от королевы! — услышала Оксана крик Марго.

Что-то треснуло и с мелодичным звоном просыпалось на пол. Руки Альфреда де Гну сразу ослабли, и Оксана почувствовала под ногами ковёр.

Премьер-министр с выпученными глазами раскачивался на носках, ища и не находя опоры для своих рук. Вокруг валялись осколки разбитой вазы. В следующее мгновение Марго кряхтя схватила его за шиворот, дала пинка и вытолкала за дверь. Кто бы мог подумать, что в этой женщине столько сил!

А ещё через полминуты Поль вытолкал за дверь мужчин в белых халатах и запер её на ключ.

— Дело плохо, ваше величество, — проговорил он, тяжело дыша и потирая щёку, — мы в западне…

Но в эту минуту произошло нечто совершенно неожиданное: длинная мраморная плита в углу комнаты неслышно задвигалась.

«Опять привидения!» — хотела сказать Оксана, но так и не сказала, потому что увидела в образовавшемся проходе королеву Изабеллу.

Королева Изабелла, раскрасневшаяся и задыхающаяся, вбежала в спальню и некоторое время не могла произнести ни слова от волнения. Оксане показалось, что её распалённое гневом лицо стало ещё красивей, а большие глаза горели, как два костра.

— Самозванка! — наконец крикнула Изабелла, останавливаясь посреди спальни.

— Мало того, что ты села на мой трон, но ты ещё решила отнять у меня жениха!

— Как хорошо, что ты пришла! — счастливо улыбалась Оксана. — Если бы ты знала, как я рада! Ах, как я рада!

— Отдай мне моего Джека!

— Возьми его, пожалуйста, поскорей.

— Только подумать, она, как королева, разгуливает по дворцу, а меня не пускают во дворец! Хорошо, что я не забыла о существовании этого старого подземного хода!

— Изабелла, во всём виновата ты, а не я!

— Ты говоришь правду? — уже спокойней спросила Изабелла.

— Клянусь тебе!

— И ты не помолвлена с Джеком?

— Так же как и с академиком Флоксом!

— Так слушай: по этому подземному ходу ты сможешь выбраться из дворца…

Но обещай мне, что ты уедешь в свою Швецию!

— Этого я не могу обещать тебе… Я уеду в другую страну.

— О'кэй! Куда угодно, но ты должна покинуть Карликию!

— Я только и мечтаю об этом!

— У выхода стоит такси, на котором я приехала… Прощай, Оксана!

— Прощай, Изабелла!

Как стремительно неслась Оксана по подземному ходу! Марго и Поль с трудом поспевали за ней, и молодая садовница время от времени обеспокоенно кричала:

— Не разбейте в темноте лоб, ваше величество! Тут кругом камни под ногами!

Ход оказался очень длинным, должно быть, он тянулся под всем дворцовым парком. Пока наши друзья спотыкаются в этом тёмном и сыром коридоре, автор, несколько забегая вперёд, может доверительно сообщить читателям, что необычайные приключения Оксаны кончились вполне благополучно, не вызвав никаких дипломатических осложнений. Что касается Изабеллы, то она, насколько известно, пока ещё сидит на троне. В своё время газеты очень подробно описывали пышную свадьбу юной королевы с его высочеством принцем Джеком. У королевы полный контакт с парламентом и кабинетом министров.

Но вернёмся к Оксане… Она вышла из подземного хода за оградой королевского парка, радостно улыбнулась солнцу, оглянулась и увидела, что предусмотрительный Поль уже сорвал с себя генеральские эполеты и аксельбанты.

— Боже мой! — воскликнула Марго. — Поль, посмотри, ведь за оградой видна черепичная крыша нашего домика!

Воспользовавшись тем, что поблизости не было королевской стражи, Поль легко поднял на ограду Марго, а потом перемахнул через неё сам.

Неподалёку от подземного хода действительно стояло такси. Оксана растолкала задремавшего шофёра и сказала:

— В загородный отель! И пожалуйста, скорей!

— Ваше величество… — услышала она глухой, похожий на рыдание голос Марго.

Оксана обернулась. Из-за ограды высовывались печальные лица молодой садовницы и её жениха.

— Ах, ваше величество, — кусая губу, сказала Марго, — как жаль, что вы так мало были королевой! Как жаль!

Когда машина тронулась, Оксана снова оглянулась. Марго и Поль махали ей руками. По лицу садовницы скользили крупные, сверкающие на солнце слезы.