Глава 9

В другое время Оксана расхохоталась бы, но теперь ей было не до смеха.

— Правда, дверь, ваше величество?

— Чтоб мне никогда не вернуться домой, если не дверь!

— Ну, слава богу, а я уже думала, что никогда не увижу своего Поля!

— Стойте спокойно, надо открыть дверь.

— Как же её открывать, если там оно? Вы бы лучше заперли дверь ещё на один ключ! На один-то замок она захлопнулась, да боюсь, не выдержит…

— В таком случае вам придётся простоять здесь до утра. — Я простою год, ваше величество, лишь бы не попасть в его лапы!

Так они пререкались шёпотом и не сразу обратили внимание на фигуру в белом саване, появившуюся на фоне окна, за которым по-прежнему бушевал неслышный ливень. Королева первой заметила привидение и скакнула в кровать.

Маркиза издала новый вопль, рванулась что было силы, лёгкое вечернее платье затрещало, и через три секунды Марго оказалась рядом с Оксаной под одеялом королевской постели.

Дрожа, они прижались друг к другу и осторожно высунули головы из-под одеяла.

Привидение в белом саване исчезло, но взамен ему в спальне появился скелет. Он стоял в самом тёмном углу, и кости его вырисовывались очень отчётливо.

Скелет неторопливо поднял руки и простонал. Королева вдруг почувствовала, как страх в ней сменяется яростью. Она подхватила с тумбочки тяжёлый подсвечник и запустила им в привидение. Подсвечник угодил в огромную фарфоровую вазу, которая с оглушительным треском разлетелась на сотни осколков. Скелет мгновенно исчез.

— Ага! — торжествующе сказала Оксана. — Это тебе не по вкусу?!

В эту минуту Марго молча указала ей на дверь, медная ручка которой то опускалась, то поднималась, потому что кто-то на неё нажимал с другой стороны. Прежде чем Оксана подумала, что ей следует предпринять, в спальне раздался тяжёлый вздох и сдавленный мужской голос страдальчески произнёс:

— О, дочь моя!..

— Святая Мария! — шепнула Марго, до боли сжимая руку Оксаны. — Это, наверно, голос нашего покойного короля!

— Кто здесь? — громко спросила королева.

— Твой отец, дочь моя, — ответил голос.

— Послушайте, как вам не стыдно валять дурака?! Возможно, что этот прямолинейный вопрос смутил вопрошающего, потому что он помолчал, прежде чем ответить:

— Я не понимаю тебя, дочь моя…

— Зато я вас отлично понимаю! — сказала Оксана, садясь в постели. — Ну-ка, покажитесь, как вы выглядите.

Я вас не вижу.

— Ваше величество! — истерически зашептала Марго. — Не накликайте на нас беду!..

Призрак длинно вздохнул:

— Я не подозревал, дочь моя, что ты не любишь своего отца!

— Я очень люблю моего отца! — быстро сказала Оксана, закрывая ладонью рот Марго, которая снова открыла его, чтобы что-то зашептать.

— Я в этом уже было начал сомневаться, — удовлетворённо проговорил призрак. — Дочь моя, любимая Изабелла! Сердце моё разрывается!

— А разве у привидений бывает сердце? — совсем весело воскликнула королева. — Разве привидения не прозрачны как стёклышко? Даже в кино их показывают прозрачными…

Было похоже, что призрак не ждал этих вопросов и поэтому не сразу нашёл что ответить.

— А разве я не прозрачен? — ответил он после некоторого раздумья.

— Ты никакой, — сказала Оксана, озираясь. — Вот молния осветила спальню, но я не вижу даже твоей прозрачности… Мне только кажется, что твой голос доносится откуда-то сверху, из вентиляционной отдушины, которую я разглядела сегодня днём под самым потолком.

— Да, меня не всегда можно видеть, — печально ответил голос.

— Ты сказал «дочь», но уверен ли ты, что я твоя дочь?

— Это так же ясно, как то, что я твой отец.

— Но ты не мой отец! Призрак поперхнулся.

— Кто же я?..

— Не знаю…

— Опомнись, Изабелла! Разве не твой отец умер совсем недавно?

— Мой отец, к счастью, ещё никогда не умирал!

— Ты терзаешь меня, Изабелла!

— Я не Изабелла!

— Ты?

— Да, я…