Сказочный поцелуй

Алиса потянулась, прогнала остатки сна и поняла: после ночи на соломе надо бежать приводить себя в порядок и мыться.

Она подошла к краю помоста. Возле деревянной лесенки, ведущей вниз, валялась черная шляпа с трехглавым орлом и вырезанный из шелка глаз — видно, министр добрых дел потерял.

Эти вещи сразу испортили Алисе настроение. Они напомнили о вчерашних событиях.

Осторожно, стараясь не шуметь, Алиса спустилась по лестнице.

Потом подошла к выходу. Все тихо.

Она открыла дверь, ступила во двор и увидела…

Нет, лучше бы она не просыпалась!

Вчера в сумерках чудовище казалось не настолько отвратительным, как при солнечном свете.

Алисе захотелось закрыть глаза и никогда не открывать их снова.

Она вся сжалась! Сейчас чудовище кинется на нее и начнет целоваться!

— Доброе утро, — сказало чудовище. — Как ты спала?

Алиса открыла глаза. Чудовище не двигалось с места.

— Я спала ужасно, — сказала Алиса. — Просто ужасно! Меня все время будили ваши адвокаты!

— Кто?

— Адвокаты! Это такие люди, которые защищают преступников в суде, говорят про них всякие хорошие слова, чтобы их не посадили в тюрьму.

— Ах, как интересно! — сказало чудовище. — Я никогда не слышал о такой специальности. У нас в королевстве отлично обходятся без этих самых… адвокадов!

— Не адвокадов, а адвокатов! — поправила дракона Алиса. — И вообще, я вас попрошу, отойдите в сторонку, мне надо в туалет и помыться!

— Может, сначала поцелуешь? — спросило чудовище.

Без злобы спросило и без особой надежды.

— Я должна повторять? — строго спросила Алиса.

Хоть ей и было противно с ним разговаривать, но она уже перестала его бояться.

Чудовище поднялось, поджало громадный толстый хвост и отошло в сторону.

— Идите на кухню, — велела Алиса, — принесите воды, разожгите огонь в плите и поставьте кастрюлю с водой.

— Хорошо, — сказал дракон и послушно ушел на кухню.

Алиса привела себя в порядок, умылась, вычистила черный пажеский костюм, в который все еще была одета.

Когда она пришла на кухню, чудовище сидело у плиты, занимая половину обширной комнаты.

— А что на завтрак? — спросило оно.

— Я там видела мешочек с манной крупой, — сказала Алиса. — Будем есть манную кашу на воде.

— Да ты с ума сошла! Меня этой проклятой манной кашей все детство кормили. Я ее ненавижу! Лучше я останусь на всю жизнь чудовищем, чем съем еще хоть тарелку манной каши.

— Ну ладно, — сказала Алиса, — я сама ее поем.

— А может, блинчиков сделаешь? — спросил дракон подлизучим голосом.

— Ладно, может, блинчиков, — согласилась Алиса. Она не хотела делать ничего хорошего для этого злодея, но нечаянно язык сам сказал то, что Алиса ему говорить не велела.

— Конечно, я мог бы тебя съесть. Девочки лучше всего годятся на завтрак, — сказал дракон, усаживаясь поудобней в ожидании завтрака. — Я обычно весь вечер и всю ночь уговариваю целоваться, а с утра пожираю. Такая у меня система.

— На каждого Минотавра найдется свой Тесей, — сказала Алиса.

Но принц ее не понял. Он взял большую деревянную ложку и возил ею по столу. Дикое зрелище!

— Ну что ж, ешьте меня! — сказала Алиса.

— Нет, — ответило чудовище, — не могу. Ты моя последняя надежда. Я уж понял, что чистой девочки, которая согласится со мной целоваться, никогда не отыскать. А про тебя мне столько говорили — я в самом деле надеялся. Они все твердили: она добрая, она из двадцать первого века, там без суеверий живут, она поцелует… Вот и поцеловала…

Алиса размешала тесто и плеснула на сковородку первую порцию. Масло зашипело.

— И кто вам про двадцать первый век рассказывал? Дурында?

— Она тоже, — вздохнул дракон. — Но и другие. Хотя у меня теперь беда.

— Какая же беда? — спросила Алиса.

— Очень ты мне на нервы действуешь. В положительном смысле. У меня к тебе нежность. Можешь поверить?

— Дракоша, не заманивайте, — сказала Алиса. — Не поможет.

— Я честно говорю, я не притворяюсь!

— Почему вы вдруг ко мне стали так относиться?