Капризный государь

Карета министра добрых дел въехала в город первой. Правда, уже без лакеев.

Она оказалась на площади, выложенной булыжником. На площадь выходили одноэтажные дома, крашенные так давно, что краска с них слезла, и все они стали серыми. В них как раз раскрывались ставни и показывались бледные лица хозяев, вовсе не заспанные. Да и кто спит до полудня, даже если этот полдень не совсем настоящий?

Стекол в окнах не было — откуда им здесь взяться? Так что горожане ежились, кутались в накидки и кричали торговцам, доставившим в город молоко и морковку, чтобы те подождали у дверей: «Сейчас я спущусь, только башмаки надену!» Карета покатила по узким улочкам, их было немного — три‑четыре, и каждая упиралась в стену. А посреди города стоял королевский дворец.

Дворец был трехэтажный, с куполами, башенками, теремками, колоннами, разрисованными под мрамор. Но стекол и в нем не оказалось.

На широкой, правда захламленной, лестнице сидели два стража и играли в кости.

— Смир‑на! — закричал министр добрых дел, вылезая из кареты. — Вы что здесь расселись, как на базаре! Я вас уволю!

В дверях дворца показался очень толстый человек в черном бархатном плаще и маске «домино».

— Простите, — спросил он у Алисы, — как вы думаете, мне удалось немного похудеть?

— Паша, — сказал министр, — мне стыдно перед гостьей.

— Ну сколько раз тебе говорить, — сказал толстяк. — Я не Паша, а па‑ша. Ударение на «ша». Охран‑паша. И зачем ты кричишь на моих славных воинов?

— Ну ладно, ладно, старый дурак. Распустил ты воинов, — огрызнулся министр. — Хозяин встал?

— Кофий пьет в постели, — сказал Охран‑паша.

— Я принцессу привез. Попалась, голубушка, — сказал министр. — А меня твои идиоты заставили перед воротами ждать.

— Что делать, что делать, — вздохнул толстяк, снял шляпу и принялся обмахивать лысину. — Ты же знаешь, так неблагоприятно расположились звезды. Шеф‑астролог вообще советовал государю не вставать сегодня с постели.

— Но ведь у нас дела!

Алисе было скучно стоять под лестницей, тогда как Охран‑паша торчал на верхних ступеньках, а министр поднялся до половины.

Она подошла к охранникам и спросила:

— А где у вас находится тюрьма?

— Где надо, там и находится, — сказал один из охранников. Но другой, помоложе и не такой наглый, показал пальцем назад через плечо, на здание без окон и с одной низкой дверью, из которой узкий деревянный мостик вел на помост, на котором, как подумала Алиса, выступают местные эстрадные артисты.

Тут из дворца выбежала молодая дама в длинном синем платье. Ее завитые и выкрашенные в яркий желтый цвет волосы были подняты вверх, так что образовывали башенку, из которой наискосок торчал гребень.

У дамы был третий глаз, как у министра, и такие длинные ногти, что ей приходилось держать руки перед собой, растопыривая пальцы, чтобы не проткнуть кого‑нибудь и не сломать такую красоту. Ногти были позолочены.

— Мы ждем, — сказала она, — а они прохлаждаются. А ну сюда, Марафонт!

— Сейчас, Марьяночка, — сказал министр и побежал наверх, забыв об Алисе. Дама с желтыми волосами расставила руки пошире, пропустив между ними маленького министра, и начала что‑то шептать ему на ухо.

Охран‑паша внимательно наблюдал за дамой и министром третьим глазом, который был у него наклеен на бритый затылок.

У остальных не было третьего глаза, и поэтому никто не обернулся.

Дама чмокнула министра в щечку, и тот, весело подпрыгивая, сбежал по лестнице к Алисе и произнес:

— Его величество по совету астрологов и экстрасенсов не будут сегодня покидать постельку. Так что вам, Алиса, придется подождать денек‑другой.

— А как же Герасик? — спросила Алиса.

— А Герасику скоро наступит полный капут, — сказал министр. — Мы уже все приготовили для очередного доброго дела.

— Ведите меня к королю! Я ему все скажу.

— Нет, не получится, — сказал министр так печально, будто он сам мечтал пропустить Алису к королю, а какие‑то плохие люди ему помешали.

Тогда Алиса нырнула у него под локтем и помчалась вверх по лестнице.

Охранники отбросили кости и кинулись за ней.

Тяжело топал по лестнице Охран‑паша, перепрыгивал через две ступеньки министр, но всех обогнала дама с желтой башней волос, она ринулась к Алисе, как вратарь и лишь в последний момент Алисе удалось увернуться и вбежать во дворец.

Она оказалась в обширном вестибюле. Вокруг стояли колонны, и у каждой — мраморная статуя. Несколько пожилых женщин в синих халатах вытирали с них пыль.

— Простите, — крикнула Алиса, — как пройти к королю?!

— Он в спальне, — сказала одна из уборщиц.

— На втором этаже направо, — сказала другая.

Тут в дверь с улицы вбежал Охран‑паша и завопил:

— Не сметь ей подсказывать!