Пленница в лесу

— Значит, их уважают?

— Разумеется, их уважают.

— Ну что ж, — подумал вслух астролог Сатурныч, — подойдет время, переучусь на астронома. Тем более что я уже знаю названия всех пяти планет и многих созвездий.

— Планет куда больше чем пять, — сказала Алиса.

Но она не успела объяснить астрологу про планеты, потому что из леса, к которому они подъезжали, донесся страшный вой.

Стражники задрожали, и даже Алисе стало не по себе.

— Что это? — спросила она, хотя догадывалась — что.

— Это смерть твоя! — ответил побледневший астролог. — Это дракон! Это чудовище!

— Послушайте, господин Сатурныч, — сказала Алиса. — Давайте сделаем, как в сказках.

— А как делают в сказках?

— Вы меня оставьте здесь, не отдавайте дракону. А когда вернетесь, скажете королю, что отдали меня чудовищу.

— Еще чего не хватало! — закричал астролог. — Ты толкаешь меня на обман! Как тебе не стыдно.

— Ну что ж, — сказала Алиса, — поехали дальше. Я так понимаю, что дракону все равно, кого есть — меня или вас.

— Ничего подобного! — возразил астролог. — Наш дракон, наше драгоценное и многоуважаемое чудовище кушает только маленьких нежных девочек. Ему их мы сюда и возим. А взрослых мужчин оно и не трогает, зачем ему нас трогать? Мы же жесткие и невкусные!

Последние слова астролог прокричал изо всех сил. Видно, ему очень хотелось, чтобы чудовище услышало.

Но ни звука не донеслось из леса.

Они остановились перед проселком, который отходил от главной дороги и вел вверх, к замку.

— Господин астролог, — произнес один из стражников. — А может, девчонка права?

— В каком смысле?

— Может, оставим ее здесь? Пускай дракон сам ее ищет.

— А потом, когда мы приедем, начнут нас пытать, — возразил Сатурныч. — И один из вас признается в том, что мы нашкодили, не выполнили королевского приказа. Вам тогда головы отрубят, и дело с концом, а что со мной сделают

— представить трудно.

Стражники, тяжко вздыхая, направили коней по проселку.

Когда‑то это была дорога, по ней могли проезжать повозки и даже кареты, со временем она заросла и кое‑где приходилось пробираться сквозь кустарник и мелкую лесную поросль.

Птиц и зверей в этом лесу не было, даже насекомые не жужжали.

Стражники обнажили свои мечи, но, понятное дело, никакой меч не устоит против настоящего дракона.

Деревья смыкали над головами всадников кроны, и потому они ехали в полутьме. Солнце уже зашло за облака, и зелень листвы казалась почти синей.

И тут вой дракона послышался куда ближе, чем раньше — всего в десяти шагах. Казалось, будто он наблюдает за стражниками и вот‑вот кинется на них.

Перетрусивший астролог громко запел:

Мы едем и везем с собой подарки.

Подружку для засолки, жарки, варки.

А если хочешь съесть сырой, То косточки в земле зарой.

Стражники переглянулись и подхватили припев:

Коль скушаешь ее сырой — Зарой, Зарой В земле сырой.

— Противная песня, — сказала Алиса. — И трусливая притом.

— Согласен, — сказал стражник. — И мне она совсем не нравится. Но мы же не от хорошей жизни поем, мы напоминаем его благородию дракону, что лучше есть девочек, чем стражников. — Тут он натянул поводья и остановил коня. — Не знаю, услышал ли нас дракон.

— А если услышал, — сказал второй стражник, — может, и не сообразил. Ведь дракон — все равно что большая лягушка. Можем ли мы ждать от него соображения?

— Не можем, — сказал первый стражник.

— А если господин астролог сомневается, что мы не проговоримся, то мы готовы дать страшную клятву.

Астрологу тоже не хотелось углубляться в лес.

— А какую клятву? — спросил он. Тогда первый стражник поднял руку с мечом и заговорил:

Клянусь, клянусь, клянусь, Что не проговорюсь Ни в яме, ни под пыткой, Ни муравью с улиткой, Ни в спальне у красотки, Ни после литра водки.

Клянусь, клянусь, клянусь!

Астролог подумал и сказал:

— А что, неплохая клятва, осмысленная такая, крепкая. Надо будет записать. Чьи слова?

— Слова народные! — ответил первый стражник.

— Вот я и вижу — есть в вашей клятве что‑то простое, живительное, от самой земли, даже сеном пахнет.

— Так что, возвращаемся? — спросил первый стражник. — А то, пока вы рассуждаете, дракон уже, может, к нам подкрался.

— А ее нельзя оставлять, — сказал астролог. — Она быстрее нас на дорогу выбежит, тогда‑то нам точно головы не сносить.

— А мы ее привяжем, — сказал первый стражник. — Чего нам рисковать?

— Это мысль, — обрадовался астролог. — Чудесная, гуманитарная мысль.

— Какая? — удивился стражник.

— Филологическая, — сказал астролог. — Я некоторые слова забыл — уж очень много я их знаю. Но где‑то слышал, что если помощь, то гуманитарная. А мы ведь помогаем девочке?

— Как же вы мне помогаете? — спросила Алиса, которой совершенно не нравилось, что ее собираются привязать.