В замке дракона

— Ну что ты вечно со своими капризами! — обиделось чудовище. — Я устал, в гору поднимался. У меня один хвост полтонны весит. Почему никто меня не хочет пожалеть?

— А вы кого‑нибудь жалеете?

— Но ведь я чудовище, меня таким сделали. Я злобный дракон. Как ты можешь ждать от меня жалости?

— Тогда не ждите жалости от людей.

— А ну кончайте мучить ребенка! — раздался крик.

Алиса подняла голову. На башне донжон сидела ворона Дурында.

— Стоит мне отлететь на минутку, и уже все вверх ногами в нашем королевстве, — проскрипела птица.

— Ах, это ты! — недовольно произнесло чудовище. — Тебя еще не хватало.

— Дракоша, опомнись! — закричала Дурында. — Это твой последний шанс исправиться! У тебя репутация самого злобного и хищного существа во всей эпохе легенд. Ты этого хочешь?

— Я этого не хочу. Я хочу кушать. А говорят, что эту девчонку мне есть нельзя.

— Почему нельзя? Очень даже можно, — ответила Дурында. — Я сама бы ее съела, если бы клюв был пошире. Но сначала испытаем другие способы. Ясно?

— А что же я есть буду? — спросило чудовище. — Я тут на днях в деревню пошел, хотел яичками разжиться, так мне крестьяне чуть брюхо вилами не проткнули.

— А у тебя в подвале мешок муки есть, — сказала Дурында. — Я знаю. И масла горшок.

— Ну и что? — спросило чудовище.

— А то, что блинов можно напечь на целый полк драконов.

— Охота была блинами питаться! — обиделся дракон. — Я же хищник смелого полета. Могла бы чего‑нибудь принести.

— Да принесла, принесла, ты только на девочку сразу не кидайся!

Дурында толкнула лапой с башни что‑то круглое, как большая красная баранка.

Эта баранка шмякнулась на камни у ног дракона.

Тот втянул воздух громадными вывороченными ноздрями и сказал:

— Вот это другое дело.

Алиса поняла, что Дурында притащила круг колбасы.

Чудовище высунуло красный язык и слизнуло колбасу, захлопнуло пасть и замерло, зажмурившись. Потом сглотнуло, открыло глаза и сказало:

— Славно.

Подняло морду кверху и спросило:

— А где вторая колбаса?

— На закуску блины.

— Не хочу.

— Ящерица ты неблагодарная! — крикнула Дурында. — Я жалею, что тебе колбасу тащила. Чуть не надорвалась.

— А кто мне блины спечет? — спросил дракон.

— Твоя пленница, Алисочка, — сказала Дурында. — Она и на тебя и на себя спечет. Она девочка хорошая, хозяйственная.

— А я думал…

— Ничего ты, дорогой, не думал. Не для того у тебя головка. Веди Алису на кухню, пускай трудится.

— Он мне до сих пор руки не развязал, — пожаловалась Алиса вороне. — Я скоро от боли умру.

— Ну и мерзавец! — возмутилась птица. — Ты как же обращаешься с нашей гостьей из двадцать первого века, с заграничной принцессой? Ты забыл, на каких условиях ты ее получил?

— Ладно уж, — сказал дракон.

Он принялся распутывать узлы, когти скользили, ничего не получалось, чудовище дергало, злилось и еще туже затягивало их. Дурында летала вокруг и кричала, чтобы дракон был поосторожнее, а то она ему глаза выклюет. Наконец дракону удалось разорвать веревку, и Алиса не сразу смогла поднять руки. Она их сначала терла одну о другую, потом, когда пальцы ожили, принялась растирать кисти, особенно пострадавшие от веревок.

Чудовище и Дурында о чем‑то негромко разговаривали, но Алиса этому не удивилась — в эпоху легенд сказочные существа любили поговорить, она и не прислушивалась.

Вдруг чудовище прервало разговор с вороной и спросило:

— Ну как, Алиса, ты пришла в себя?

— Погодите еще.

— Некогда годить, — сказал дракон. — Пошли на кухню, будешь свой хлеб отрабатывать.

— А мне ничего не нужно отрабатывать. Я хочу только одного — чтобы меня отпустили. Мне домой пора, мама с папой волнуются.

— Вот видишь, — сказала Дурында, — папа с мамой волнуются, а ты, бессовестная, за мальчишкой в нашу эпоху помчалась. Не нужна такая дочка твоим папе и маме. И правильно сделает дракон, если тебя сожрет, как всех других сожрал. И есть у тебя только один выход…

— Какой? — спросила Алиса.

— А вот поджаришь блины, накормишь несчастное животное, сама перекусишь, тогда и будете выяснять отношения.

Ну что ты будешь делать? Вся надежда на то, что белочка расскажет Герасику, куда задевалась Алиса; что фея не забудет; что друзья не оставят в беде. Так что надо тянуть время, и если дракон будет сыт, зачем ему питаться Алисой?

Видно, дракон угадал ее мысли, потому что вдруг сказал:

— И чего девочку на блины тратить? Давай скушаем ее.

— Без шуток! — прикрикнула на дракона птица Дурында. — А ну, пошли на кухню!

Вслед за драконом Алиса спустилась по каменной лестнице на кухню, которая занимала подвал в одной из башен. Там находилась большая плита, возле которой грудой были свалены поленья, в углу стояли мешки с мукой да горшки с маслом. На плите было много котлов, кастрюль и две сковородки.