Вниз по реке

Вниз по реке плыли на двух кораблях. И это было к лучшему, потому что на переднем, гребном, расположились братья и большая часть их воинов. Всех пленников, а также оленей и единорогов, разместили на барже, которая шла на буксире за передним кораблём. Стражников на барже было немного, и они не обращали внимания на пленников.

Ручеёк незаметно подсел поближе к Ирии. Между ними и ближайшим стражником стояли единороги. Вскоре к ним присоединилась Белка. Ручеёк сначала её не узнал, а узнав, развеселился:

– Ну и хитра, тебе бы подглядчиком быть. Давай мы тебя к себе возьмём.

– Куда к себе? – Белка была так рада, что ей удалось ускользнуть из замка, что перестала бояться юношу.

– К нам, к помникам.

– Брось шутить, – отмахнулась наследница замка Кротов, – какой ты помник! Помники страшные! Помник бы меня давно съел.

– Никогда не поздно, – сказал Ручеёк.

– Только не шути, – сказала Белка. – Я не люблю, когда шутят. Вы так

– пошутите, пошутите, а потом украдёте.

На всякий случай она отодвинулась от Ручейка.

Ирии было тяжело таскать ржавые кандалы. К тому же они натирали ей запястья.

– Время есть. Целый день плыть. Я вам много чего расскажу. Но и вы мне расскажете. Хорошо? – сказал Ручеёк.

– Хорошо, – сказала Ирия.

– Тогда вы начинайте. Про себя и про нас.

– Про нас не надо, – сказала Белка. – Про нас мы все знаем.

– Не вмешивайся, когда старшие разговаривают, – сказал Ручеёк. – А то накостыляю тебе.

– А я закричу. Тебя братья убьют.

– Не знаю, кого сначала, – ответил Ручеёк. – Меня везут по приказу братьев, а тебя? Тебя кто приглашал?

Белка сразу замолчала. Но, правда, вскоре она забыла об угрозе Ручейка и время от времени вмешивалась в рассказ. Уж очень ей трудно было поверить в то, что Крина, на которой она родилась и выросла, когда‑то была совсем другой. Что на Крине были заводы, в громадных городах работали театры, что с космодромов поднимались космические корабли, что кринские экспедиции бывали в разных концах Галактики и даже на Земле. И ни о каких рыцарях, баронах, вкушецах и рабах на их планете и не подозревали. Ирия рассказала молодым людям, как Пашка и Алиса отыскали на дне Тихого океана забытую станцию кринян и как они помогли кринянам подняться к людям.

– Сколько лет назад эти криняне потеряли связь с нашей планетой? – спросил Ручеёк.

– Двести пятьдесят лет назад, – сказала Ирия.

– Правильно, – сказал Ручеёк. – Это случилось двести пятьдесят лет назад. Мы это уже знаем.

– Но что случилось? – спросила Алиса.

– Точно мы ещё не знаем, – ответил Ручеёк. – Только сейчас наши учёные отыскали главный архив и начали его исследовать. Они читают документы.

– Что такое «читают»? – спросила Белка.

– Они смотрят на маленькие чёрные значки, которые написаны на старых листах бумаги, – объяснил Ручеёк. – И эти значки с ними говорят.

– Как так говорят? У них рты есть?

– Нет, они молчат, – сказал Ручеёк. – Но говорят.

– Это колдовство!

– Значит, я колдун, – сказал Ручеёк.

– Ой! Порази тебя гром, разорви тебя кролик! Сожри тебя суслик!

– Вот видишь, ничего не случилось, – сказал Ручеёк.

– Значит, ты не колдун, – с облегчением произнесла Белка.

– У вас никто не умеет читать? – спросила Ирия.

– Только мы, помники. За это нас считают колдунами и охотятся за нами, как за дикими зверями.

– Ещё бы, – сказала Белка, – вы детей крадёте и потом едите.

– Ну скажи ей, что это чепуха! – воскликнул Пашка. – Они просто тёмные и ничего не понимают.

– В этом есть правда, – сказал Ручеёк. – Мы крадём детей.

– Не может быть! – удивилась Алиса.

– А почему? Меня самого когда‑то украли, когда я был маленький. Если бы не украли, я был бы такой же тёмный и беспамятный, как эта Белка.

– Я знатная поклонка!

– Вижу, какая ты поклонка.

– Но красть детей нехорошо! – сказала Алиса.

– Что ты знаешь? Ты второй день на нашей планете, а уже половину этого времени сидишь связанная и голодная. Скажи спасибо, что живая! – Ручеёк разволновался, начал махать руками, и Ирия остановила его, чтобы он не обратил на себя внимание охранников.

Алиса заметила, что один из единорогов внимательно смотрит на юношу, будто понимает, о чём идёт разговор.