Опасный полёт

Альта сразу полетела медленнее, часто взмахивая раненым крылом. Пашка всей душой чувствовал, как ей больно и тяжело. Почувствовали это и мыши, которые с новой яростью кинулись на Альту.

Удар, ещё один… Острые жёлтые зубы мелькали со всех сторон. Пашка сумел развязать ремень на шее Альты и размахивал им, отбиваясь от мышей. Одной он угодил по морде, и она с воем стала падать вниз.

– Вот вам! – кричал Пашка. – Вот вам, стервятники! Ну давайте, смелее нападайте! Я вам покажу!

Он даже не сообразил, что Альта падает… Лишь у самой земли, на узкой прогалине между деревьями, она, отчаянно махая крыльями, задержала падение, и сев на землю, пробежала несколько шагов, волоча крыло.

Пашка свалился с птицы.

– В лес! – прошептала Альта.

Пашка помог ей спрятаться под укрытие деревьев.

Там было полутемно, сыро. Но, к счастью, летучие мыши не смогли последовать за своими жертвами и одна за другой поднялись в воздух. Они ещё долго кружили над лесом, надеясь, что добыча к ним вернётся.

– Плохо наше дело, – сказала птица.

– У тебя повреждено крыло.

– И боюсь, что серьёзно.

– Можно, погляжу?

– Погоди, – сказала Альта. – Здесь недалеко есть развалины. Никто не знает, что там было раньше.

Альта побрела вперёд. Она шла медленно, прихрамывая, крыло волочилось по земле, по перьям сочилась алая кровь.

Пашке хотелось поддержать птицу, помочь ей, но он не знал, как это сделать.

– Ещё немного, – сказала Альта слабым голосом. – Осталось чуть‑чуть…

Пашка увидел развалины, только когда они подошли к ним вплотную. Обвалившиеся бетонные стены, проёмы окон, заплетённые лианами, груды плиток, провода… запустение.

Птица вошла в руины и тяжело опустилась на пыльный пол, усеянный камнями и сухими сучьями.

– Может, здесь они нас не найдут, – сказала птица.

– Кто?

– Хозяева этих мест. – Альта вздохнула и добавила: – Нельзя было лететь днём, когда летучие хищники вылетают за добычей. Я знала…

– Значит, я виноват, – сказал Пашка. – Прости. Это я проспал.

– Теперь поздно искать виноватого, – сказала птица.

– Можно, я погляжу, что у вас с крылом?

– А ты понимаешь?

– Я постараюсь.

Пашка осторожно осмотрел крыло. В двух местах он нашёл глубокие раны, до кости. Из них все ещё сочилась кровь.

Птица тихонько стонала.

– Нужно лекарство, – сказал Пашка. – Давайте я пойду пешком в Убежище. Вы скажите, как дойти. Вам необходима помощь.

– Нереально, – сказала Альта. – До Убежища идти полдня. И через самую чащу. Даже наши туда не заглядывают.

– Что же делать?

– Не знаю. Я всего только птица. Я привыкла доверять людям. Они лучше умеют думать.

Пашка был бы рад что‑нибудь придумать. На Земле он обязательно бы придумал. Но что придумаешь посреди непроходимого леса, на чужой, дикой планете?

– Вас будут искать? – спросил он.

– Как? Как нас найти? Я сбилась с пути.

– Но мы не можем сидеть всю жизнь в этом лесу!

– Ты прав. Значит, мы умрём. Прости, что я не выполнила своего обещания и не донесла тебя до Убежища.

– Не это важно, – сказал Пашка. – Дело не в нас с вами. Ведь в Убежище не знают, что вот‑вот начнётся общий поход против помников. Они не ждут его.

– Это ужасно! – сказала птица. – Я не переживу такого позора. Лучше умереть…

Альта распласталась на полу и спрятала голову под здоровое крыло.

«Типично птичья реакция, – подумал Пашка. – Скрыться от трудностей, спрятав голову под крыло!»

Он решил осмотреться. Он был убеждён, что находчивый человек обязательно найдёт выход из любой ситуации.

Пашка оставил птицу скорбеть, а сам отправился исследовать развалины.