Городские причалы

Ночь они скоротали кое‑как, сбившись в кучку, – Ирия, Ручеёк, Белка и Алиса. Белка все норовила забраться в середину, толкалась, а под утро проснулась и решила идти к братьям, сознаться во всём, сказать, что её украли.

– Иди, – сонно сказал Ручеёк. – Они тебя ждут.

Белка утихла.

Так они и дотерпели до утра, очнулись еле живые. Над рекой плыл туман, воины бродили по пояс в белой вате, расталкивали спящих, гнали их на баржу. Пигмеи дрожали, они были голодны, но кормить их не стали.

– Пошли умоемся, – сказала Ирия.

– Нельзя, – ответила Белка. – Мыться вредно. – Она подумала и добавила: – И холодно.

Но Ирия уже поднялась и шла к реке. Чтобы кандалы не звенели, она подобрала их, кандалы были тяжёлыми, ей было трудно, но Ирия терпела и даже улыбалась, чтобы подбодрить Алису.

Белка осталась на берегу и все твердила, что Алиса и Ирия наверняка ведьмы, потому что нормальный человек по доброй воле мыться не будет, тем более холодной водой, да ещё в речке, где водятся чудовища, которые тех, кто моется, обязательно утянут в воду.

Алиса побегала по берегу, размялась, стало чуть теплее.

Когда они вернулись, оказалось, что их уже разыскивают по кустам стражники. Близнецы хватились, что нет Пашки.

Их привели к близнецам, и Левый Крот спросил:

– Где мальчик, который умеет кувыркаться?

– Не знаю, – сказала Алиса.

– Не знаю, – пожала плечами Ирия.

Белка стояла неподалёку, в толпе пигмеев, и молчала. Ручейка нигде не было видно.

– Ты мне его найди, – сказал Червяк Самыйтолстый. Он выплыл из тумана, словно обрюзгшее жёлтое насекомое. – Я у тебя одну девчонку не куплю. Я двоих хотел купить. Ты меня не обманешь.

– А я и не собирался продавать тебе моих рабов! – рявкнул Левый Крот. Он и без того был взбешён пропажей, а тут ещё надутый Червяк.

– Если бы не мир, объявленный в стране, я бы не стал слушать твой гнусный визг! – взревел Червяк Самыйтолстый. – Но ты мне ещё заплатишь за оскорбление. А девчонку я беру себе. Бесплатно.

Правый Крот выхватил меч – воинов у Кротов было куда меньше, чем у Червяка, но братья и не думали отступать. Червяк бесновался, грозил страшной местью. В конце концов его корабль отплыл, а братья со своими подручными ещё долго обшаривали остров, споря, то ли мальчишка утонул, то ли его унесли летучие мыши… Алиса и Ирия покорно сидели у погасшего костра, ждали, чем кончатся поиски. Когда Пашку отчаялись отыскать, Алисе велели перейти на первый корабль. Кроты не хотели терять главную рабыню, так что полдня ей пришлось быть одной среди воинов. Правда, её покормили вместе с ними. Алиса сидела на корме, глядела по сторонам, старалась высмотреть, что делают её друзья на барже. Она видела, как, укрываясь от любопытных глаз за единорогами, Ирия шепталась о чём‑то с Ручейком, и Алисе было грустно, что она ничего не слышит. Потом, уже днём, берега стали низкими, деревни пошли куда чаще. По берегам тянулись развалины, но было трудно угадать, заводы это, лаборатории или, может, какие‑нибудь склады. Алиса увидела, как Ручеёк сел у борта, к нему подошла Белка и они оживлённо заговорили. Белка спорила, махала руками, сердилась, Ручеёк смеялся, даже издали было видно, как сверкают на смуглом лице его белые зубы, и, судя по всему. Белка его вовсе не боялась. Забыла, что ли, что он помник?

Алиса помахала Ручейку рукой, тот улыбнулся в ответ. И вдруг потупился и отвернулся от Белки.

Алиса услышала скрипучий голос одного из Кротов:

– Погляди, брат, тебе это не кажется странным?

– Вижу, – ответил второй Крот. – Что‑то он сегодня не похож на бе‑пе.

– Как только приедем в Город, вели его схватить и как следует допросить. Может, это подглядчик помников.

– И я так думаю, – сказал второй брат.

Алису братья не принимали в расчёт. Они отлично видели, что она сидит почти у их ног, но продолжали разговаривать о своих делах, в том числе и об Алисе.

– Жалко, что мальчишка утоп, – сказал Левый Крот.

– Может, уплыл? – спросил Правый Крот.

– Куда уплыл? В лес?

– Не знаю. За двоих мы бы получили куда больше.

– А мы и за одну получим неплохо, – сказал второй брат.

Алиса почувствовала, как ей на голову опустилась тяжёлая рука в жёсткой кожаной перчатке.

– Ты, девочка, постараешься? – спросил Левый Крот ласково.

Алиса решила, что сразу соглашаться не стоит.

– А зачем? – спросила она.

– Затем, чтобы сделать приятное нам с братом, – ответил Левый Крот.