В осаде

Пашка пронёсся по коридору, выскочил в детскую спальню, опрокинул кровать, выбежал в столовую… Вот и комната, где, прижавшись к стене, отбиваясь здоровым крылом, несчастная Альта пытается отпугнуть ещё одного медведя, который пролез сквозь разбитое окно и, поднявшись на короткие задние лапы, медленно идёт к птице.

– Не выйдет! – закричал Пашка.

Выставив вперёд ножницы, как кинжал, он бросился на медведя.

И тот, хоть был куда больше и сильнее Пашки, от неожиданности закрыл морду лапами и задом наперёд вывалился из комнаты.

– Он ничего не сделал? – спросил Пашка птицу.

– Я думала, что ты убежал, – сказала Альта.

– Ну как не стыдно!

– Тогда беги. Спрячься где‑нибудь. Пережди. Меня тебе не спасти.

Медведь вернулся к оконному проёму и заглянул внутрь. Жёлтые глазки его яростно горели. Он рычал низким басом.

Пашка подобрал с пола камень и кинул в медведя. Медведь, обиженно взревев, исчез.

– А теперь, – сказал Пашка, – мы отступим. Я знаю, где спрятаться. Вы можете идти?

– Я постараюсь, – сказала птица. – Только это лишнее. Не думай обо мне.

– Молчите, вы и так ослабели, – сказал Пашка.

Птица поднялась на ноги и поплелась к двери в столовую. Пашка шёл сзади, сжимая в одной руке ножницы, в другой – увесистый камень. Увидев, что добыча уходит, медведь снова полез в окно.

Но его возможные жертвы уже были в другой комнате.

Когда Пашка решил, что они без помех доберутся до кухни в подвале, ещё один медведь преградил им дорогу. Птица от страха присела и замерла.

Пашка кинул камень. Медведь даже не обратил внимания, он был крупнее и злее первого.

Пашка оглянулся. Никакого оружия! А ножницы не помогут: пока дотянешься ими до шкуры зверя, он тебя разорвёт.

Но Пашка никогда не сдавался.

– Стойте! – крикнул он птице и поднял детскую кровать, – к счастью, она оказалась крепкой и не развалилась. Пашке было тяжело, но он закрылся кроватью, как щитом, выставив вперёд её ножки.

Такого медведь не ожидал. Прежде чем железное четырехногое чудище набросилось на него, он ретировался. Дорога в подвал была открыта.

Пашка подождал, пока Альта спустится в подвал. Затем перекрыл дверь кроватью, подтащил к ней кухонный стол и тоже привалил к дверному проёму.

За дверью ворчал медведь, стараясь сообразить, как преодолеть это препятствие.

– Полежите, вам надо отдохнуть, – сказал Пашка птице, переводя дыхание.

– Ты отважный рыцарь, – сказала птица. – Если мы когда‑нибудь выберемся отсюда, я расскажу всем о твоём мужестве.

– Вот это лишнее, – ответил Пашка, хотя ему, честно говоря, было приятно слышать похвалу.

Медвежья морда показалась в окошке под потолком подвала. К счастью, окошко было невелико и медведь мог только облизываться, глядя на птицу.

– Так сидеть бессмысленно, – сказал Пашка. – Сколько мы продержимся?

– Нас ищут, – сказала птица. – Наши никогда не оставят нас в беде… Но они не знают, где искать, они думают, что мы погибли в лесу.

– Значит, надо дать им знать, – сказал Пашка.

– А как?

– Надо разжечь большой костёр, – сказал Пашка. – Так, чтобы ваши друзья увидели этот сигнал.

– А как зажечь костёр? – спросила птица. – И где?

– Не знаю, – отмахнулся Пашка. – Главное – принять решение. Как его выполнить – дело второе.

– Ты мудрый, – согласилась птица. – Считай, что мы приняли решение. Что дальше?

– Дальше надо думать, – сказал Пашка, расхаживая по комнате.

Он остановился у окошка и погрозил медведю кулаком. Медведь взревел, стараясь протиснуться в узкое отверстие. Пашка кинул в него кастрюлю. Медведь взревел ещё громче. Кастрюля грохнулась на пол и покатилась между столов.

– Как зажигают огонь? – рассуждал Пашка вслух. – Для этого добывают спички. Спичек я не вижу и вряд ли они сохранились. Можно достать кремень и трут. Я их тоже не вижу. Можно достать увеличительное стекло. Где его достать? Видел! Там же стоит микроскоп! Если вынуть из него увеличительное стекло, потом разложить костёр…

– Но где этот микроскоп? – спросила птица.

– Он там, наверху.

– Но наверху звери.

– Правильно. Они скоро уйдут.

– Не знаю. Может быть, и не уйдут, – сказала птица.

Настроение у Пашки чуть упало. Нелегко будет добраться до медпункта, разобрать микроскоп, сложить костёр, зажечь его… но всё‑таки положение уже не безнадёжно.

Рассуждая так, Пашка не переставал исследовать кухню. И его труды не пропали даром. За грудой ржавых кастрюль, битых тарелок, ящиков с консервными банками, солью, за жестянками со сгнившими специями он заметил небольшую дверь.

«Склад» – было написано на ней.

Пашка начал отваливать мусор, чтобы проникнуть туда. Ведь на складах случаются интересные находки.

Большой паук отпрыгнул в сторону, когда Пашка потащил какой‑то пыльный мешок, но Пашка не испугался – некогда было.

Дверь на склад открылась с трудом. Там было темно. Стояли какие‑то ящики. Пашка ножницами открыл первый из них – труха. Второй – какая‑то ссохшаяся грязь. Он перемазался, закашлялся от пыли. Ничего на этом складе нет. Вот груда простынь, их лучше не трогать – все равно рассыплются. Вот ящик с резиновыми мячиками… Вот ящик с какими‑то длинными круглыми цилиндрами. Поверх них лежит загнутая с одной стороны трубка.

– Пашка! – раздался крик Альты. – Он здесь!

Пашка сразу бросился обратно.

И точно, один из медведей всё‑таки свалил кровать и лез в подвал.

Пашка метнулся обратно, выволок ящик с тяжёлыми пластиковыми мячами и принялся метать их в хищника. Тот опять отступил.

Пашка потащил к двери плиту. Он чуть не надорвался, тем более что медведь навалился на плиту с той стороны и не давал поставить её на место.

К счастью, медведю надоело толкать плиту и он отступил.

Пашка свалился на пол. Сил больше не было. Выход один: все же прорываться в медпункт. Но как это сделаешь, когда медведи не собираются уходить…

– Сейчас, – сказал он птице. – Сейчас, я отдохну немного.

– Конечно, отдыхай, – сказала птица. – Что же теперь ещё делать?

Пашка посмотрел наверх. В окошко он, пожалуй, пролезет. Но там поджидает медведь. Попробовать? Сейчас он отдохнёт немного и попробует…