Вечер с мудрецом

Голос Ирии и её уверенность в себе произвели впечатление на карлика. Но ему так не хотелось расставаться с добычей…

– Почему же ты таишься, почему скрываешь беглую девушку из рода кровожадных Кротов? В чём твоя сила?

– Вери‑Мери, – вмешалась Алиса, – я даю тебе честное слово, что Ирия прилетела с далёкой звезды. Я знаю, я была вместе с ней. И я даю честное слово, что её власть бесконечна по сравнению с властью твоих вкушецов и твоего Радикулита.

– Но ты меня тоже пойми, – Вери‑Мери с облегчением обернулся к Алисе. Наверное, потому, что разница в росте между ними была не так велика. – Я тоже человек, у меня тоже есть чувства. Одни меня не любят, другие боятся, ибо власть моя тайная. Но я давно люблю эту девушку. Я мечтаю о ней. Я ночами не сплю, думая о Белке. Вот, например, прошлую ночь совершенно не спал… Подумайте о чувствах немолодого человека! Я согласен жить с ней в шалаше, хотя, должен сказать, у меня скоплены скромные средства. Увидев Белку в Городе, где ей грозят опасности, я обезумел. Я хочу одного: отвести её в безопасное место, охранять её и беречь…

Обильные слезы заблестели в полутьме, стекая по толстым щекам пигмея.

Алиса растерялась.

Не очень приятно смотреть, как плачет взрослый мужчина.

– Я не верю ему! И ты не верь. Не верь, Алиса! – Голос Белки развеял гипноз.

– Я не лгу! – ответил пигмей. – Я уйду сейчас. Но при одном условии: вы будете охранять Белку так, как охранял бы её я. Я не появлюсь здесь до тех пор, пока вы не позволите. Но я буду охранять этот дом, эту улицу…

– Разумно, – сказала Ирия. – Больше того, мы заплатим тебе за молчание.

– Заплатите? Вы хотите оскорбить меня деньгами?

– Да, – сказала Ирия, – хотим. Сколько тебе нужно? Мешок золота?

– Мешок? А большой мешок?

– Такой, чтобы ты не смог унести, – сказала Алиса. – У нас в школьном музее килограммов на триста самородков есть. Мне дадут.

– Вы поражаете меня своей щедростью!

– А сколько тебе надо, чтобы вообще забыть о существовании Белки?

– Я не смогу её забыть. Никогда! – Вери‑Мери задумался. – Два мешка,

– сказал он решительно.

– Тогда уходи немедленно.

– А золото?

– Золото, когда Белка будет в безопасности.

– Мне нужны гарантии, – сказал Вери‑Мери. – Я деловой человек. Я привык никому не верить. Даже богиням с далёкой звезды.

– Сейчас ты получишь гарантии, – раздался голос. Оказывается, вернувшийся Вепрь неслышно подошёл к ним и слышал окончание разговора. – Ты кончишь свои ничтожные дни в страшных мучениях!

Бородач протянул руку к Вери‑Мери, но тот с потрясающей ловкостью кинулся прочь, перевалился через забор и исчез из глаз.

– Как неладно получилось, – сказал Вепрь. – Упустили.

И тут же из‑за забора послышался голос Вери‑Мери:

– А три мешка можно?

– Можно, – поспешила ответить Алиса.

– Если три мешка, я молчу, – ответил голос из‑за забора. – Прощай, Белка, прощай, моя любимая!

В тишине было слышно, как стучат по мостовой деревянные каблуки карлика.

– Зря мы его отпустили, – сказал Вепрь. – Может, догнать?

– Поздно, – сказала Белка. – Он этот Город знает лучше всех. Он уже спрятался.

– Будем надеяться на его жадность, – сказала Ирия.

– Конечно, лучше бы вам уйти, – вздохнул Вепрь, – но сейчас идти некуда. Город полон подслушников. Ищут помников. К тому же пропали единороги Кротов.

– Как пропали?

– Их не нашли в конюшне. Может, они сами сорвались и убежали, потому что не хотели жить в Городе, но, вернее всего, их кто‑то украл. В Городе творится что‑то несусветное.

– Что с Ручейком? – спросила Белка. – Он жив?

– Он уже далеко, – сказал Вепрь. – Если он достанет лошадь, то доберётся до Убежища к середине дня. А теперь спать, спать, спать. С рассветом я постараюсь перевести вас в более безопасное место. А когда из столицы уйдут войска, мы переправим вас в лес.

Они поднялись наверх, в комнату. Белка упала на кровать и сразу заснула, а Ирия и Алиса долго отвечали на бесконечные вопросы бородача. Ему хотелось узнать о Земле, о космосе, о других мирах. И только когда ударил колокол полуночной стражи и обе луны поднялись высоко в небо, Вепрь пожелал гостям спокойной ночи и сказал, что разбудит их с первыми лучами солнца.

Ирия и Алиса улеглись на полу, на шкурах, потому что больше места в комнате не было.