Предательство

Алиса проснулась от того, что её кто‑то позвал.

В комнате царил голубой рассвет. За окном громко пели птицы.

– Алиса! – снова раздался отчаянный крик.

Алиса увидела, как Ирия рывком села на постели.

По лестнице застучали шаги.

Кто это? Бородач? А где Белка?

От сильного удара дверь рухнула внутрь, и комната мгновенно наполнилась вооружёнными вкушецами. Несколько кинжалов нацелились в Алису и Ирию. В прорезях лиловых чадр сверкали злобные глаза.

– Вниз! – приказал один из вкушецов. – Быстро!

В саду кишмя кишели вкушецы и подслушники. Они врывались в комнаты, вытаскивали оттуда вещи, что‑то искали, перекликались, ломали кусты, из кухни, гремя, вылетали кастрюли и тарелки, под навесом жались толпой пигмеи.

Ирию и Алису потащили вокруг дома. На веранде два вкушеца вязали мудреца Кошмара.

– Я ничего не знаю! – кричал он. – Я ничего не видел. Я ни о чём не спрашиваю. Это мой жизненный принцип.

– Сейчас мы покажем тебе жизненный принцип.

Один из вкушецов выволок из внутренней комнаты сундук и раскрыл его. Он начал выбрасывать оттуда многочисленные вывески и куски бумаги, исчерченные корявыми знаками, – плоды деятельности мудреца.

– Не смейте! – кричал Кошмар. – Это моя мудрость!

Тут Алиса увидела Вери‑Мери.

Он стоял в сторонке рядом с толстым вкушецом. Он был возбуждён, покрикивал на воинов:

– Ищите! – повторял он. – Она должна быть здесь! Она не могла убежать!

– Так вот как вы держите слово! – сказала Алиса.

– А я ничего от вас не получил, – ответил, улыбаясь, Вери‑Мери. – Неужели думаешь, я поверил в ваши обещания? Я сам кому хочешь могу мешок золота обещать.

И он было засмеялся, но тут же его лицо снова собралось в кулачок.

– Ищите! – крикнул он.

Мудреца подтащили к предателю и поставили рядом с Алисой.

– Вы можете подтвердить, что я вас никогда не видел? – спросил он Алису. – Это для меня жизненно важно.

Среди гама и треска ломаемых стульев Алиса услышала тихий голос, который звал её. Алиса подняла голову: в ветвях большого дерева затаилась Белка.

– Не бойся за меня! Я позову помников, – прошептала она.

Мудрец поднял голову, проследил за взглядом Алисы и спросил:

– А кто там прячется?

– Нет, – сказала Алиса, отводя глаза от дерева. – Вы её не знаете.

– Вот именно, – сказал Кошмар. – Незнание – высшая форма знания.

Вери‑Мери был взбешён. Он бегал по комнатам, но Белку найти не смог.

Наконец вкушецам надоело обыскивать дом, который они уже полностью разграбили. Они повели пленников на улицу. У ворот Алиса в ужасе замерла.

Там поперёк дорожки лежал мёртвый бородач, рядом с ним повар Моро‑Пари. В руке Вепря был зажат меч.

Вери‑Мери мстительно сказал Алисе:

– Допрыгались! Сопротивлялись при аресте. Это у нас карается смерью.

Тут же он подбежал к толстому вкушецу, который командовал нападением, и сказал:

– Давайте их пытать. Сейчас. Они скажут, где она прячется.

– Не вмешивайся в высшие дела правосудия, пигмей, – сказал, напыжившись, вкушец. – Кто ты такой, чтобы направлять наши действия?

– Я стараюсь, – сказал Вери‑Мери. – Я сам вас сюда привёл. Вы же обещали, что в обмен на преступников я получу рабыню Белку.

– Если её нет, я не могу тебе помочь, – сказал вкушец. – Ищи её сам.

Он приказал вести пленников к большой повозке, на которой стояла клетка. Пленников затолкали в клетку. Алиса выглянула наружу – ей показалось, что листва на большом дереве колышется.

Мудрец дёргал Ирию за рукав и повторял:

– Вы обязаны подтвердить, что я не имею отношения к вашим ужасным преступлениям.

– К каким преступлениям?

– Неважно, – сказал мудрец. – Был бы преступник, преступление у нас всегда найдётся. А я чист, я в жизни не прочитал ни одного слова.

Повозка со скрипом двинулась по улице. Вери‑Мери, злой, нахохленный опухший от бессонной ночи, шагал рядом.

Он крикнул Алисе:

– Хотите остаться живыми, скажите, где Белка!

– Мы с вами даже разговаривать не хотим, – ответила Алиса.

– Вы не представляете, какой ужасной будет ваша гибель. Это хуже, чем смерть. Куда хуже.

На перекрёстке повозка и её охрана остановились. По большой улице шли войска. Ждать пришлось довольно долго.

Зрелище войска, выступающего в поход, было внушительным и в то же время, с точки зрения современного человека, смешным.

Вот верхом на быке, разукрашенном жёлтыми и чёрными полосами, видно для того, чтобы больше походить на тигра, едет Червяк Самыйдлинный. Его худые ноги волочатся по земле. За ним нестройной толпой шагают воины с копьями и луками.

Затем шестёрка коров тянет катапульту.