В последний момент

– И что? – спросил Пашка.

– И что? – спросил встревоженно Гай‑до.

– Мы бы вас уже не узнали, – сказала Ирия, протягивая к Пашке руки, чтобы обнять его.

– Это колодец забвения? – спросил Гай‑до.

– Он самый, – сказала Алиса. – А как вы догадались, где нас искать?

– Нам сказала Белка, – ответил Пашка. – Мы её встретили в лесу.

– Как же она успела?

– Ей помогли единороги, – ответил Пашка.

Гай‑до покачнулся и выпустил манипулятор. На конце его был шнур с небольшим контейнером. Гай‑до взмахнул манипулятором, чтобы забросить контейнер в колодец и взять в нём воздушную пробу.

Как раз в этот момент Клоп Небесный выполз из шкафа и, волоча за собой мешок с сокровищами пигмея, пополз в сторону. Увидев манипулятор, он решил, что страшная железная рука тянется именно к нему. Иначе зачем бы ему прыгать в сторону? А прыгнув в сторону, обезумевший от страха жрец попал прямо на платформу. С визгом начали разматываться тросы… Ещё мгновение – и жрец скрылся внизу.

– Ой! – закричал Гай‑до. – Скорее! Остановите его! Он погибнет!

Тросы размотались и замерли. Платформа была глубоко внизу.

– Ничего, – сказала Алиса, – они потом придут, его вытащат и научат полезному для общества труду.

– Значит, его не надо вытаскивать? – спросил Гай‑до.

– Этим ему уже не поможешь, – сказала Ирия.

– Как там наши? – спросила Алиса.

– Они здоровы, – уклончиво ответил Пашка. – Они чувствуют себя хорошо.

– Они тебя узнали?

– Пока ещё нет, – сказал Пашка.

– Всё ясно, – вздохнула Ирия. – Я уже нагляделась на больных этой болезнью.

– Простите, какой болезнью? – спросил, подходя, мудрец Кошмар.

– Той, от которой вы уже никогда не излечитесь, – ответила Ирия.

– А разве надо? Я отлично себя чувствую, – сказал Кошмар.

Он пошёл к колодцу.

Ирия развернула его в другую сторону, подтолкнула в спину и приказала:

– Идите и не оглядывайтесь. Ваш дом там!

И мудрец послушно побрёл с площади.

Что говорить о встрече Ирии с Тадеушем? Это была печальная встреча. Он не узнал свою любимую жену, хотя Алиса в глубине души надеялась, что любовь окажется сильнее беспамятства.

Они стояли в большой комнате под библиотекой лесного города.

Беспамятные земляне и атланты смотрели на Алису и Ирию не узнавая. Как на чужих.

Ирия подошла к Тадеушу, протянула ему руку. Тадеуш взял руку, поглядел, наморщился, будто старался что‑то вспомнить, потом сказал:

– Простите, – и отошёл в угол.

– Я надеюсь, – произнёс доктор Хруст, который был огорчён не меньше землян, – что на Земле вы скорее найдёте способ вылечить своих друзей.

– Конечно, найдём, – сказал Пашка. – Гай‑до уверяет, что он на пути к отгадке.

Алисе хотелось плакать. Но она и виду не подала, как ей тяжело. Она стояла рядом с Ирией и держала её за руку. Пальцы Ирии были холодными, а в глазах такая тоска, что представить себе трудно.

– Больным надо отдыхать, – сказал доктор Хруст. – Мы их подготовим к отлёту. Вы когда собираетесь улетать?

– Мы бы хотели улететь сейчас же… – начала Ирия. Но тут же взяла себя в руки: – Мы ваши гости. Мы знаем, что войско Радикулита и его поклонов движется к вашему Убежищу. И мы считаем своим долгом остаться с вами, чтобы помочь отразить нашествие.

– Спасибо, – сказала Зарница. Её большие добрые глаза были полны слез, она понимала, каково сейчас приходится Ирии. Ведь муж Зарницы, один из учителей, погиб два года назад, попав в засаду отряда вкушецов. – Спасибо, но мы отразим это нашествие без вашей помощи. Ручеёк успел нас предупредить, и мы готовы к бою. Мы уже знаем об электричестве.

Зарница показала на потолок, и тут только Алиса поняла, что над их головами светит настоящая электрическая лампочка. Слабенькая, но ярче свечей и факелов в королевских дворцах.

– Мы протянули вдоль рва проволоку и пустили по ней ток. А если ток не поможет, у нас есть порох и пушки.

– Хорошо, – сказала Ирия, – тогда мы улетаем… через час?

– Раз у вас остался час времени, – сказала Зарница, – я предлагаю навестить нашего учителя, уважаемого Книгочея. Он ждёт вас.