Встреча в лесу

Юноша поднял голову. Глаза его были пустыми. Что‑то произошло с ним за те минуты, что Алиса не видела его. Ведь тогда он улыбнулся ей, он все отлично понимал. А сейчас он глупо моргал, глядя на рыцаря. Потом повернулся и пошёл прочь.

– Бе‑пе, – сказал воин.

– Вижу, – согласился Левый Крот. – Возьми его.

Воин на олене догнал человека. Преградил ему путь. Тот покорно остановился.

Воин вынул нагайку, слегка хлестнул ею юношу, и тот послушно, как корова, которую пастух погоняет домой, подошёл к чёрному рыцарю.

– Стой! – приказал чёрный рыцарь. Потом наклонился в седле, протянул руку, сильно схватил юношу за подбородок и потянул к себе.

– Больно, – сказал юноша.

– Ещё больнее будет! Ты чего притворяешься? Помник? Подглядчик?

– Может, и помник, – сказал старый воин. – Только он бе‑пе. Я их навидался на своём веку. Вроде бы должны знать, куда нельзя соваться, а суются. Даже жалко.

– Ты себя жалей, а не других, – сказал рыцарь. – Свяжи его. И веди.

– Слушаюсь, – сказал старый воин. – А что с ним делать будем?

– Если не притворяется, отвезём в Город. На рынке он хорошо пойдёт. Молодой, крепкий.

Старый воин спрыгнул с оленя и, вытащив из‑за пояса верёвку, быстро связал руки юноше. Тот безучастно смотрел на воина, будто и не замечал его.

Алиса хотела спросить чёрного рыцаря, что такое бе‑пе? Это слово она слышала здесь уже не в первый раз. Но потом раздумала. Ведь здесь все знают, что означает бе‑пе. А если Алиса не знает, это вызовет подозрение. Поэтому она не спросила.

Через полчаса дорога начала подниматься, лес поредел, и, наконец, впереди, на вершине пологого холма, показался замок.

Высокая каменная стена окружала массивную башню. Башня была покрыта куполом, в котором виднелся большой разрез – от вершины до стены.

Когда процессия вышла на открытое место, рыцарь приложил к губам трубу, что висела, притороченная к седлу, и затрубил. Тут же на стене появился человек и затрубил в ответ.

К тому времени, когда первые воины поднялись к стенам, ворота замка открылись и оттуда выехал рыцарь.

И тут Алисе показалось, что у неё двоится в глазах, потому что рыцарь, который выехал из замка, был точной копией рыцаря, который возглавлял процессию. Они были одинаково одеты, они ехали на одинаковых белых единорогах. И лица у рыцарей были одинаковыми.

– А я знаю, в чём разница, – сказал вдруг Пашка, который, как это часто бывает, угадал мысли Алисы. – У нашего левая нога босая, а у того – правая.

– Можно предположить, – добавила Ирия, – что если нашего зовут Левый Крот, то это…

– Правый Крот! – воскликнула Алиса.

Рыцарь услышал её и резко обернулся.

– Слишком догадливая, – сказал он.

– Вы близнецы? – спросила Алиса.

– Я родился первым, – сказал Левый Крот.

– Не хвастайся, – сказал, подъезжая, второй рыцарь. – Хвастовство тебя когда‑нибудь погубит. Ты забыл, что у меня первого прорезался зуб?

Рыцари поехали рядом.

Единороги сблизили головы, будто шептались о чём‑то.

В воротах замка рыцари остановились, пропуская процессию, и Левый Крот сказал, словно представляя гостей:

– Этих мы отняли у пигмеев.

Он показал на Алису и её друзей.

– Странные люди, – заметил его брат. – Бе‑пе?

– Нет. Говорят, что поклоны издалека. Их корабль перевернулся на реке. Вели проводить их в верхнюю гостиную. Но глаз не спускай.

– А это?

– Это бе‑пе, – сказал Левый Крот, глядя на юношу.

– Я бы сказал, что помник.

– Надо будет проверить.

Тут с ними поравнялись олени, гружённые добычей.

– Мама будет рада, – сказал Левый Крот.

Больше Алиса ничего не услышала, потому что воины повели их внутрь, во двор замка, где возвышалась башня…

– Что она мне напоминает? – спросила Алиса вслух.

– Обсерваторию, – ответила Ирия.