Подземный город

И ей повезло. Уже через несколько шагов она попала на перекресток коридоров. Там, забытый кем‑то, лежал бронзовый топорик, украшенный светящимися драгоценными камнями и красивой насечкой в виде цветов и зверей. Алиса подняла топорик. Он был тяжелым, но очень удобно пришелся по руке. Будто был сделан специально для Алисы. Алиса даже пожалела, что нет зеркала, интересно поглядеть, как она выглядит с боевым топориком в руке. А вдруг это не боевой топорик, а знак княжеской власти? Как жаль, что придется через неделю возвращаться домой, — ведь открытия только начинаются.

И тут она увидела закрытую дверь. Это была первая дверь в подземелье. Дверь была железной, с узорной чеканкой, а узоры точно такие же, как на топорике. Но никакой ручки. Только небольшое круглое отверстие посередине двери. Алиса ее толкнула. Но та не поддалась. Ну ладно, этим займутся археологи. Надо же им оставить какую‑нибудь работу.

С этой довольно самоуверенной мыслью Алиса отошла от двери и доняла, что заблудилась. Она постаралась вспомнить, по какому коридору пришла сюда, но коридоров было несколько. Сначала она не испугалась. Ну чего бояться в пустом подземелье? Но она шла и шла, коридоры изгибались, вливались друг в друга, и ей показалось, что она давным‑давно кружит по этому темному лабиринту.

Лишь эхо собственных шагов отдавалось так, словно кто‑то шагает следом. Дыхание начало учащаться. Алиса заставляла себя не спешить, но ноги рвались вперед. За очередным поворотом она не выдержала и побежала.

Она мчалась черными коридорами, скатывалась по желобам, лезла по лестницам, пробегала комнаты и залы. Не все были пустыми. Она успела заметить, что кое‑где лежали груды оружия и металлических доспехов, в других

— каменные изваяния, дальше — гора битых глиняных горшков.

Время перестало существовать — Алиса не могла бы сказать, давно ли она бежит. Вот еще одна лестница вверх. Алиса бросилась по ней. Она оказалась в большом зале с низко нависшим каменным потолком. Никакого выхода. Алиса по инерции добежала до противоположной стены, споткнувшись о скелет в латах, лежавший на полу. Скелет от прикосновения превратился в пыль. И тут Алиса поняла, что смертельно устала и никуда бежать не в силах. Она села на пол у стены.

И тут сверху кто‑то постучал. Это было невероятно. Может, там живет чудовище, которое почуяло Алису и решило ее съесть? Алиса затаила дыхание. Раздался еще один удар. Затем страшный, леденящий сердце скрип. И тут же в потолке образовался ослепительно светлый прямоугольник. В нем возникла громадная уродливая тень. Алиса поняла, что погибла. Но без сопротивления, без боя она не сдастся. Она тщательно прицелилась из бластера и выстрелила. Раздался короткий рев, и огромная туша тяжело свалилась в подземелье. Алиса сделала шаг к поверженному чудовищу. Чудовище было в скафандре и шлеме. Оно спало. И Алиса поняла, что подстрелила Громозеку.

Алиса еще пыталась сообразить, как же она с перепугу приняла своего друга за чудовище, как сверху в проем спрыгнул ее отец. Профессор Селезнев сразу понял, в чем дело. Сначала он пощупал пульс у Громозеки.

— Спит, — сказал Селезнев.

Затем вынул из походной аптечки шприц и сделал археологу укол.

— Сейчас проснется, — сказал он и только потом обернулся к Алисе. — Как ты сюда попала! — закричал он — ведь он всегда начинает кричать, если пугается за Алису.

— Я открыла подземный город, — скромно сказала Алиса. — И попрошу это как‑нибудь отметить в книжке, которую вы о нем напишете.

— Но как… но зачем! Кто тебя просил, в конце концов! — отец был возмущен, но Алиса на него не обиделась. У отца трудная роль — быть родителем такого беспокойного ребенка, как Алиса.

— Я выполняла свой долг перед наукой, — сказала Алиса. — У меня была гипотеза, и мне надо было ее проверить. Кто бы мне поверил без доказательств?

— И так всегда, — сказал Громозека, просыпаясь. — Идеи‑то есть, но исполнение никуда не годится. — он с трудом сел.

— А что мне было делать?

— Уговаривать меня, убеждать! Не стрелять же!

— А вы бы надо мной смеялись. Вот я и нашла самый лучший способ убеждения. Разве нет?