Пенелопа и Жангле многоточие

Теперь надо сказать, почему юные биологи так хотели попасть на Пенелопу.

Лет двадцать до того космический корабль «Малая Медведица» под командованием Полугуса Земфирского летел к своей родной Пилагее и вдруг у известной звезды Кассандра открыл планету, которой никто раньше не видал, хотя по этому пути пролетали тысячи кораблей. Разумеется, Полугус Земфирский приказал припланетиться. На планете были зелёные леса, белые, снежные горы, синие океаны. Над полянами летали бабочки и птицы с хвостами длинными, загнутыми, раздвоенными, растроенными и даже расчетверенными. Под деревьями скакали синие, зелёные и оранжевые белки, в траве прыгали золотые кузнечики.

Прохладной ночью вода в речках была тёплой, а в жару становилась холоднее. Все фрукты на деревьях были только спелые, дождь шёл только в стороне от людей, а ветер бывал только слабый до умеренного.

Полугус Земфирский провёл на планете два месяца, каждый день купался в прозрачных речках, катался на лыжах со снежных гор, загорел и поправился на тринадцать килограммов, но не нашёл на планете ни одного человека, ни одного хищника и даже ни одного комара. Наконец, Полугус Земфирский с трудом собрал по лесам и полям команду своего корабля и еле уговорил друзей вернуться домой.

Со вздохами и стонами покидали космонавты гостеприимную планету.

— Жди нас, — повторяли они, словно боялись, что планета сойдёт с орбиты и умчится в другой конец Галактики. — Жди нас, как Пенелопа древнегреческого путешественника Одиссея. И они назвали планету Пенелопой.

Когда Полугус рассказал на Пилагее об открытой планете, ему сначала не поверили. Тогда отважный капитан разделся до трусов, и все увидели, каким сказочным, бронзовым загаром покрыто его мускулистое тело.

— Где я мог так загореть, если только вчера вернулся из длительной космической командировки? — спросил он скептиков.

Тогда все поверили а существование планеты Пенелопы.

На Пенелопу полетело несколько экспедиций. Восторженный рассказ Полугуса Земфирского полностью подтвердился, и было решено сделать Пенелопу туристским заповедником.

Но у Пенелопы нашёлся один недостаток. Она лежит в стороне от других звёздных систем. Далеко не всякий полетит сюда в отпуск: пока полетишь да вернёшься, весь отпуск пройдёт. Поэтому в построенном на ней туристском городе большинство гостиниц пока пустует, только роботы‑уборщики бегают по коридорам, стирают со столов пыль и меняют простыни в номерах.

Специальная комиссия, которая придумала и спланировала город — столицу туристской Пенелопы, долго решала, как этот город назвать. Кто‑то предложил сложить название из первых букв планет, которые его строили. Получилось: ЗПППКРСТФКУГ. Это означало: Земля, Плутон, Пилагея, Попокатепепа и так далее. Попробуйте произнести, тем более быстро! Был другой вариант: взять первые слоги от названий планет. Получилось — Землпокерасотрфукауггр. Конечно, это слово произнести легче, чем первое. Но всё‑таки... А как же сделать, чтобы никого не обидеть? Тогда приказали электронному мозгу сказать первое попавшееся красивое слово на любом из галактических языков. Машина сказала — «ЖАНГЛЕ», что по‑пилагейски означает «Светлый ветер, дующий с высокой горы».

Всем название понравилось. Его передали художникам и поэтам, чтобы оповестить Галактику, где лучше всего отдыхать. Через два дня поэты и художники принесли свои произведения. Первый художник показал картину будущего города, окружённого лесами и озёрами, а поэт прочёл надпись к картине: — Поскорее прилетай В славный город Жанглетай!

— Что такое? — раздался возмущённый голос. — Город называется Жангле!

— Ничего страшного, — ответил поэт. — Города ещё нет. Попробуйте придумать рифму к слову Жангле. Не получается? Зато прислушайтесь, как красиво звучит: «Жанглетай, Жанглетай, поскорее прилетай!»

— А почему бы и в самом деле не назвать город Жанглетаем? — спросил делегат с планеты Фукрук. — Пускай будет Жанглетай, «Жанглетай, поскорее прилетай!».

Остальные члены комиссии согласились и позвали второго поэта и второго художника.

Художник развернул изумительное полотно. На нём был изображён объёмный, движущийся музыкальный карнавал. Раздались аплодисменты, и все обернулись к поэту, ожидая, какие он прочтёт стихи. Он прочёл: — Прилетай на карнавал В славный город Жанглевал!

— Как так? — удивилась комиссия. — Ведь город называется Жанглетай! Ну, в крайнем случае, Жангле.

— А как вы прикажете рифмовать Жангле со словом «карнавал»? — удивился поэт. — К тому же города ещё нет, и неважно, как он называется.

— Придётся поискать рифму, — сказал фукрукец. — У города уже есть название.

— Ах так! — воскликнул художник. — Я забираю свою картину обратно, потому что меня вполне устраивают стихи.

— Давайте отложим наше окончательное решение до следующего художника, — сказал Иван Тристанович Сингх — делегат Земли.

Вошёл третий художник. Его картина изумляла своими яркими и даже необычными цветами. Неважно, что на ней было изображено, но — нечто очень привлекательное.

— Замечательно! — послышались голоса. — Любой человек, увидев эту картину, устремится в Жангле... — И все опасливо замолчали, потому что не знали, чего ждать от третьего поэта. А тот прочёл: — Вот какую красоту Ты увидишь в Жанглету!

— И это тоже название? — спросил Иван Тристанович.

— А чем оно хуже других? — спросил поэт.

Комиссия не стала с ним спорить, а вызвала четвёртого поэта, который предложил следующее: — Коль устал ты, прилети В славный город Жанглети!

Пятый поэт прочёл: — Если ты утомился и тоскуешь притом, Приезжай отдыхать поскорей в Жанглетом!

— Всё ясно, — сказал Иван Тристанович. — Прослушивание стихов прекращается. Комиссия удаляется на совещание.

Три часа комиссия совещалась без перерыва. А потом Галактика узнала о её решении.

Так как в конкурсе участвовали достойные поэты и написали достойные стихи, то комиссия решила никого не обижать. Отныне столицу планеты Пенелопы каждый имеет право называть как ему вздумается, при условии, чтобы название начиналось со слова Жангле. А дальше — как удобнее.

Все имеют такое право. Даже читатели этой повести. И даже те, кто жил в XIX веке до нашей эры.

В официальных документах и на звёздных картах название столицы планеты Пенелопа пишется так: «Жангле...» — то есть Жангле‑многоточие. Обитатели Галактики зовут этот город Жанглепупом, Жанглетоном, даже Жанглекоком. А уж что с этим словом делают поэты — страшно подумать! — Любой поэт придумает стихи Про город Жанглехи — хи‑хи‑хи‑хи!