Говорящий тигрокрыс

Второй взрыв, куда ближе, Алиса услышала, когда пробегала мимо кустов, где в прошлый раз они встретили тигрокрыса. Теперь уже никаких сомнений не было: кто‑то есть в разрушенном городе. Наверно, с городом связана какая‑то важная тайна.

Дождь почти перестал, иногда в просветах облаков мелькало солнце, и тогда сразу начинало парить.

Ни одна птица, ни одна бабочка так и не показались — видно, все ещё прятались в своих гнёздах и норах.

В воздухе была какая‑то тревога, что‑то должно было случиться...

И в этот момент земля дрогнула. Качнулись вершины деревьев, взвыл ветер, под ногами застонало, словно кто‑то громоздкий стремился выбраться наружу.

Алиса не удержалась на ногах и полетела на песок, ушибив локоть. Когда она попыталась встать, новый толчок снова бросил её на песок. Ей показалось, что нависший над ней обрыв начал осыпаться: вот‑вот погребёт её. Но ничего поделать она не могла, потому что лежала, вцепившись в какие‑то травинки, а земля, такая надёжная, оказалась зыбкой и коварной.

Постепенно дрожание и грохот утихли. Алиса смогла поднять голову — часть обрыва съехала к реке и глыбы земли остановились всего в метре от Алисы.

Алиса медленно поднялась и стала отряхивать с себя песок и грязь. Больше всего ей хотелось броситься обратно в лагерь... Она даже попыталась утешить себя тем, что Пашка, наверно, давно уже возвратился. Но, уговаривая себя вернуться, Алиса уж сделала первый шаг вперёд, к разрушенному городу. Хуже нет, чем возвращаться с полпути. А землетрясения на открытом месте, на берегу совсем не страшны. Кто боится землетрясений?

— Ну, кто боится землетрясений? — спросила Алиса вслух.

— Ты, — ответил низкий, хриплый голос.

В десяти шагах от Алисы, широко расставив когтистые лапы, вытянув вперёд голову, стоял громадный, выше её, тигрокрыс.

Алиса даже не пыталась убежать. Она отлично поняла, что этот зверь настигнет её одним прыжком. Может, нырнуть в реку, как Пашка, переплыть её?..

— Не убегай, — сказал тигрокрыс.

Он говорил! Ей не показалось!

И всё‑таки Алиса постаралась заглянуть за спину зверю. Тигрокрыс показался примитивным хищником.

— Это я говорю, не удивляйся, — сказал тигрокрыс. Пасть его открывалась и внутри шевелился розовый язык.

— Если хищник разговаривает, мелькнула мысль, значит он не намерен на тебя нападать. Значит, с ним можно договориться. Это ведь только в сказках волки говорят: «Я тебя съем, Красная Шапочка». В жизни хищники никогда не беседуют со своими жертвами — так можно с голоду помереть.

— Я и не убегаю, — сказала Алиса. — Просто уж очень много событий. И ливень, и землетрясение, и вот вы...

— Чтобы с тобой разговаривать, мне нужно произносить звуки. А чтобы произносить звуки, мне нужен рот, язык и зубы, — сказал тигрокрыс.

— Но у вас есть рот, язык и зубы, — сказала Алиса.

— Вот именно. Поэтому я с тобой и разговариваю.

Наступила пауза. Довольно неловкая, потому что Алиса ничего не поняла, а тигрокрыс понял, что Алиса ничего не поняла. Почему‑то Алиса подумала: «Вот я стою, а там, может, Пашка ждёт меня. Он ждёт, а я тут со зверями разговариваю». И тут до неё дошло: вот кто, оказывается, хозяин планеты. А Дикарь на него с дубинкой бросался, Светлана стреляла из пистолета; хорошо ещё, что только усыпила. Впрочем, и он хорош, пугает прохожих... А что, если он не нападал, а только хотел поговорить? Ведь была бы сейчас у Алисы с собой какая‑нибудь пушка, могла с перепугу и убить тигрокрыса.

— Простите, — сказала Алиса. — Вчера мы вас приняли за хищника...

— Ничего. Это входило в наши замыслы. Мы за вами внимательно следили. Очень внимательно. Сначала не возражали, а теперь говорим: уезжайте отсюда. Вам ясно?

— А почему мы должны уезжать отсюда?

— Вы оказались, такими же, как и те. И чем скорее вы уедете, тем лучше. Даю вам три дня сроку.

Тигрокрыс повернулся и скрылся в кустах.

— Да постойте же! — крикнула Алиса.

Она бросилась вслед за ним, зажмурившись, потому что мокрые ветки хлестали по лицу, и не заметила, как врезалась в тёплый, шерстистый бок тигрокрыса.

— Ой, — сказала она. — Вы меня испугали...

— Я не пугал, — сказал тигрокрыс. — Я жду вопроса. Ты бежала за мной, потому что хотела что‑то спросить.

— Вы, наверное, сердитесь, что Светлана в вас выстрелила? — спросила Алиса. — Но ведь вам никакого вреда от этого не было. А Светлана защищала нас.

— Человек, — сказал тигрокрыс скучным голосом, — при чём тут одинокий выстрел? Я о нём готов забыть. Мы недовольны людьми. Уходите.

— А почему вы это говорите мне? Ведь есть же взрослые люди в городе...

— Я не хожу в город, — рассудительно ответил тигрокрыс.