Драматические события на космодроме

— Ваше дамское превосходительство, — разбудил Пашку голос Мммм, — пора вставать, скоро прибывает катер. Корабль «Аристотель» уже вышел на орбиту нашей планеты.

Первым порывом Пашки было вскочить — но, к счастью, он успел сообразить, что спит без парика и чёрных очков, ходули лежат под кроватью... Он натянул одеяло на голову и возмущённо закричал в узкую щель:

— Это есть возмутительно! Я, чужестранная женщина, не есть одета, отдыхаю с обнажённая голова, а мужчина ходит по мой квартира. Вон отсюда!

— Простите. — Пашке видно было, как Мммм пятится к двери. — Но я стучал, а вы не откликнулись...

— Закройте за собой дверь, плебей! — закончил Пашка свой монолог. — Чтоб я вас больше не видела.

А из‑за двери донёсся дрожащий голос:

— А вставать всё‑таки придётся, придётся. Вы уж простите, госпожа.

— Ладно, встаю. Вы лучше бы о завтраке побеспокоились.

Пашка быстро умылся, привёл себя в порядок. Потом разрешил брастаку принести завтрак.

— Как остальные, готовы? — спросил он, пока Мммм, стоя на задних лапах, расставлял на столике чашки и тарелки.

— Все в порядке, благородная госпожа, — сказал Мммм. — Я очень польщён, что вас выделила своим вниманием сама госпожа королева пиратов. Она приказала доставить вам шкатулку с драгоценностями. Шкатулку я поставил на столик у кровати.

— Ах да, шкатулка! — Пашка бросил на неё взгляд, но открывать не стал, а вместо этого спросил: — Как там моя соседка поживает? Надеюсь, ничего с ней не случилось. Мне было бы жалко её, такая милая девочка.

— Ничего в ней милого нет, — сказал Мммм. — Гигантское шумное существо, притом служит чужому делу.

— С ней все в порядке?

— А что? Вам что‑нибудь известно?

— Что мне может быть известно, если я спала?

— Ну, тогда и не думайте об этом, — раздался голос Крыса.

Пиратский сын вошёл в комнату, поскрипывая кожей мундира, отбросил сапогом с дороги Мммм, присел в кресло.

— Кончай скорее, пилагейка, — сказал он, улыбнувшись тонкими, нитяными губами. — Помнишь наш вчерашний уговор?

— Помню, помню, — сказал Пашка, давясь лепёшкой, — вы мне, я — вам.

— И не вздумай шутить. Земляне на корабле у тебя в случае чего все драгоценности отнимут. А что касается нас, дорогая, то руки у космических пиратов длинные. Я лично явлюсь к тебе, чтобы придушить. Я непобедим, потому что я — зло. Добро без зла существовать не может, а то не с чем сравнивать.

— Ну зачем угрозы? — сказал Пашка. — Неужели нельзя договориться по‑дружески?

— По‑дружески нельзя. Совершенно исключено. Друзей в нашей профессии не бывает. Пошли.

Пашка подхватил свою сумку, в другую взял Алисину.

Крыс внимательно наблюдал за ним, прищурив белые глаза без ресниц.

— Ты чего чужое хватаешь? — спросил он тихо. — Думаешь с ней ещё раз встретиться? Не выйдет. Мы её все равно поймаем.

У Пашки все внутри пустилось в пляс — поймаем! Значит, Алиса убежала!

— Я не чужое, — сказал он, стараясь скрыть улыбку. — Я в надежде...

— На что?

— На то, что вы её поймаете. Зачем ей тогда сумка? А мне она пригодится. Понятно, пират?

— Не шутишь?

— Хватай, что плохо лежит, — сказал Пашка. — Никому не доверяй, обходись без друзей. Вот мой принцип.

— Вот баба! — обрадовался Крыс. — Ну, не ожидал. От простой туристки не ожидал. Хотя, впрочем, у моей мамаши был солдат Дуч, усатый такой, ты его видела. Он раньше библиотекарем работал. Мирная профессия. А у нас считался первым головорезом.

— А почему «был»?

— Он Алису стерёг. И не устерёг.

— И что?

— А ничего, не задавай лишних вопросов, а то скоро состаришься и потеряешь свою неземную красоту.