Вроде бы всё удалось...

Наверно, полчаса пришлось все объяснять капитану, а тем временем судовой доктор, задумчивый, похожий на садовую лейку, перевязал Алисины ссадины и царапины. Капитану не легко было во все поверить — за двадцать лет, которые он водил космические корабли на дальних трассах, ему не приходилось сталкиваться с такой дикой историей: шайка пиратов захватила целую планету и ещё собирается взять в плен мирный лайнер.

Надо было принимать решение. Капитан приказал радисту передать срочную гравиограмму — через час её получат на Земле, ещё через час — в Галактическом совете. Пока суд да дело, корабль продолжал кружить на орбите вокруг планеты.

В ожидании указаний из Галактического совета капитан приказал привести к нему пирата.

Крыс смирно встал у двери. Он всё ещё изображал Алису в розовом платьице.

— Пускай Крыс перестанет притворяться, — сказала Алиса. — Мне неприятно, что он похож на меня.

— Разумеется, — быстро ответил Крыс Алисиным голосом. — Но ведь все кого‑то изображают. Твой друг Пашка не только пилагейскую туристку изображал, но и готов был всех предать.

— Я и не думал предавать, — улыбнулся Пашка, который сидел в своём обычном мальчишеском виде. — Вы о военной хитрости когда‑нибудь слышали?

— Я обо всём уже слышал, — ответил пират. — И уверен, что, если бы мы победили, ты бы остался пилагейкой и присоединился бы к нам, как бывший библиотекарь.

— Эх, — махнул рукой Пашка, — он ничего не понимает в дружбе.

— Дружбы не бывает, — сказал Крыс, — кто сильнее, тот и друг. Это же и червяку ясно.

— Хватит, — сказал капитан. — Психология у вас, прямо скажу, отвратительная, и прошу вас вернуться в свой облик.

— Пожалуйста, — сказал Крыс и превратился в профессора Рррр. — Пожалуйста, сколько угодно.

— Опять не то, — сказала Алиса.

— А кто знает, какой у меня обычный вид? — спросил Крыс. — Я так далеко зашёл на пути порока и преступлений, что уже все забыл. И это не удивительно. Наверно, я сам бы испугался, увидев себя в естественном виде. Не все ли равно, на кого я похож. Главное, я сдался и готов отвечать на любой вопрос. Никого не пожалею.

— Даже собственную маму? — спросила Алиса.

— А уж её тем более, — сказал Крыс, — нет более отвратительного существа на свете, чем моя мамаша. Это она дала мне в детстве порочное воспитание. Я мог бы стать космонавтом, инженером, садовником, но воспитание не оставило мне выбора — я стал преступником. И поздно раскаиваться.

Все увидели, как из единственного голубого глаза лже‑Рррр выкатилась большая зеленоватая слеза.

— Не обращайте внимания, — сказал он и закрылся лапкой. — Глаз у меня чужой, но слезы мои настоящие.

— Куда вы намеревались лететь? — спросил капитан.

— Домой. Но уверяю вас, мы бы по дороге обязательно передрались. Так у нас всегда бывает. Мне, можно сказать, повезло, что я к вам в плен попал. Всё‑таки живым останусь. И ещё со временем перевоспитаюсь. Как вы думаете, капитан, для меня ещё не все потеряно? Могу ли я искупить свою вину честным трудом?

— Не верьте ему, капитан, — сказала Алиса.

— Но ведь каждый может перевоспитаться, если он захочет, — сказал добрый доктор, похожий на лейку. — Я знаю несколько таких случаев...

— Капитан, — в дверь заглянул радист. — Получен ответ из Галактического совета.

— Покажи, — сказал капитан.

Радист протянул ему гравиограмму. Капитан прочёл её и сказал:

— Нам предписывают оставаться на орбите до прилёта патрульного крейсера.

— Почему? — спросил доктор. — Чтобы передать им пленных?

— Пираты могут удрать с планеты на своём малом корабле, бросив добычу. Если они это сделают, мы должны узнать, куда они направляются...

— Но у нас на борту пассажиры... — сказал доктор.

— Корпус нашего «Аристотеля», — сказал капитан, — сделан из суперсплава. Нам пиратские пушки не страшны.

— А когда прилетит патрульный крейсер? — спросил Крыс.

— Это вас не касается, — сказал капитан. — Не верю я вашему раскаянию.

— Вы ошибаетесь, капитан, — сказал печально Крыс, вытирая слезы. — Я искренне раскаялся.

Крыса увели...

Алиса с Пашкой пошли обедать в кают‑компанию. За соседним столом сидела компания пилагейских туристок. При виде их Пашка шепнул Алисе:

— Если бы они знали...

— Ещё не поздно, — сказала Алиса. — Может быть, тебе стоит переехать на Пилагею. Сойдёшь там за своего.

— Я подумаю, — сказал Пашка. — Расскажи мне теперь, как ты из тюрьмы убежала.

Когда Алиса кончила свой рассказ, она сказала:

— Скорей бы крейсер прилетал. Ты не представляешь, как я беспокоюсь за брастаков.

— Это зависит от того, в каком он сейчас секторе. Капитан сказал мне, что ожидает его завтра.

— Страшно представить, как пираты злобствуют. Они, наверно, уже догадались, что Крыс попался. Как ты без меня жил?

— Познакомился с красавицей.

— С какой ещё красавицей?

— С пиратской мамашей, — сказал Пашка.

Пилагейские туристки вдруг затараторили. Показывали пальцем на пол. Там бежал большой чёрный таракан.

— Гадость какая, — сказал Пашка.

— Насекомое как насекомое, — сказала Алиса. — Конечно, на корабле ему не место. Надо доктору сказать — на кухне, наверно, завёлся. Ну, продолжай.

Таракан на мгновение задержался, глядя на Алису, потом быстро побежал дальше, к каютам.

Пашка продолжал:

— Пиратская мамаша решила меня подкупить — ей надо было, чтобы я не выдал Крыса. Она даже поделилась со мной награбленными драгоценностями.

— Какими ещё драгоценностями?

— Алмазами, жемчугом. Компот допьёшь, покажу. Целую шкатулку мне подарила. Только я подозреваю, что потом она все камни подменила на стекла. Иначе зачем она мне её сразу не отдала, а только потом прислала?

— Смотри, не забудь отдать камни брастакам.

— На что мне чужие драгоценности?

Алиса быстро допила компот.

— Пошли.

Пашка выплюнул косточку и тоже встал.

Но они не успели дойти до дверей кают‑компании.

В дверях стоял пират. С бластером в руке.

— Ни с места, — сказал он, — всем оставаться на своих местах. Корабль захвачен.