Средство от пиратов

— Это безобразие, — возмущался доктор, пока Бесноватый вёл пленников к амбулатории. — Это варварство, и я буду жаловаться.

— Не скоро тебе, кастрюля, придётся жаловаться, — сказал Бесноватый. Он успел отнять у какой‑то пилагейской туристки шляпу с цветами и надел её набекрень.

— Молодой человек, — сказал доктор Бесноватому. — Попрошу вас внутрь амбулатории не входить.

— Это ещё почему? — удивился Бесноватый.

— А потому что вы можете занести микробы. Всю Галактику исколесили, а руки, как я погляжу, не моете.

— Вчера мыл, — обиделся пират.

— И без мыла.

— Откуда у меня мыло? — сказал пират. — Нет у меня мыла. Алмазы есть.

— Вот и можете в любой момент заболеть, — сказал доктор. — Задумайтесь над этим.

Он открыл дверь, пропустил Пашку вперёд и захлопнул её перед носом пирата.

— Как она тебя отделала! — сказал доктор, покачав квадратной головой. — Больно?

— Больно.

— Терпи.

— А я терплю, — сказал Пашка сквозь зубы.

Доктор возился в стеклянном шкафу, вынимая какие‑то бутылки, шприцы и инструменты.

— Может, обойдёмся без уколов? — спросил Пашка. — У меня не очень болит.

— Нет уж, неизвестно, что она этим хлыстом делает, может, своих пиратов стегает. Ты же сам слышал — мыла нет, алмазы есть...

— Но что нам делать, доктор? — спросил Пашка. — Так горько сознавать, что я во всём виноват.

— Не вини себя, юноша. Что делать, если они оказались хитрее?

— Сейчас мы с вами — единственные люди на корабле, кто хоть немножко на свободе. Скоро причалит их корабль, начнут выгружать ценности, и всех, кроме нас, отправят на Брастак.

— Ах, мальчик, не расстраивай меня... А ну‑ка, повернись этой щекой. Наверно, шрам останется.

— Это даже красиво. Вы что‑нибудь придумали? Ой, больно!

— Разумеется, у меня много мыслей. Например, есть у меня снотворное. Но его надо съесть...

Дверь приоткрылась, и возникла физиономия пирата Бесноватого в шляпе с цветами.

— Ну, скоро вы там?

— Сейчас, уйдите, не мешайте.

Дверь за пиратом закрылась.

— Да, обедать они не собираются, — сказал Пашка. — Неужели мы сдадимся, доктор?

Доктор подошёл к стеклянному шкафу и задумался...

— Эврика! — сказал он, вынимая из шкафа небольшой флакон с распылителем.

— Что?

— Эврика, как сказал Архимед, когда догадался, что тело теряет в своём весе столько, сколько весит вытесненная им вода.

— Знаю, учили в школе, но при чём тут Архимед?

— Когда мы уходили в рейс, мне дали этот флакон для испытания на диких животных.

— А как он действует?

— Он ещё не испытан. И то, что годится для животных...

Вошёл Бесноватый.

— Королева велела вести вас в кают‑компанию. Через пятнадцать минут начнём погрузку.

Пашку буквально раздирало от желания узнать, что же придумал доктор.

— И вы думаете... — спросил он осторожно, когда они шли по коридору.

— Ничего я не думаю, — ответил доктор. — Не мешайте мне. Ах, как рискованно...

— Что рискованно? — спросил Бесноватый.

— Я думаю о новом средстве лечения радикулита вашей королевы...

— А вы не думайте, доктор, — ухмыльнулся пират. — Если её скрючит, ничего страшного. Обойдёмся без неё. Может, меня в короли выберут. Не исключено...

Они вошли в кают‑компанию. Королева сидела на круглом табурете от рояля, который вывинтили до самого верха, да ещё прикрыли подушкой, чтобы пиратка была выше всех. Её поддерживали телохранители, чтобы она не свалилась.