Возвращение археолога

Алиса проснулась рано, за окном чуть рассвело. Проснулась она от голода. Очень хотелось встать, нажать все кнопки подряд и посмотреть: вдруг доставка уже работает? Потом она стала думать о Рррр, добрался ли он до своих? Его могли подстеречь пираты или какой‑нибудь желтоглазый предатель.

Соседняя кровать скрипнула. Алиса покосилась в ту сторону. Пашка осторожно сел на кровати, спустил босые ноги на пол и на цыпочках прошёл к доставке. Алиса даже улыбнулась. Оказывается, людям могут приходить одни и те же мысли. Пашка начал нажимать по очереди все кнопки. Доставка молчала.

Алиса не выдержала и хихикнула.

Пашка обернулся.

— Ты не спишь?

— Нет, я от голода проснулась. И даже подумала, вдруг доставка заработала. А тут ты встаёшь, словно мои мысли угадал.

Но гордость не позволяла Пашке сознаться, что он, как голодная обезьяна, нажимал кнопки у неработающей машины.

— Ничего подобного, — сказал он. — Я думал, а вдруг там записка есть от Рррр.

— Тогда открой заслонку и посмотри. Для этого не надо кнопок нажимать.

— Что я и собираюсь сделать, — сказал Пашка и приподнял заслонку. Там ничего не было. — Что‑то спать хочется, — сказал Пашка, подходя к окну. — А на улице дождь идёт.

— Ещё сутки нам терпеть, — сказала Алиса. — Если не умрём от голода, то завтра уже будем на борту нашего корабля.

— Умрём.

— Не ходи по полу босиком, простудишься, — сказала Алиса.

— Где‑то со вчерашнего дня сухарь оставался, — сказал Пашка. — Неужели я его нечаянно съел?

— Вчера ещё, — сказала Алиса. — Давай вставать, что ли!

Когда она чистила зубы, то услышала, как гремят ходули и шуршат бумажные цветы — Пашка со вздохами превращался в пилагейку.

— И когда только кончатся мои мучения? — ворчал он.

— Знаешь что, — сказала Алиса. — Я думаю, нам пора поднять скандал. Ни одна пилагейская туристка не допустила бы, чтобы её кормили сухарями, даже в карантине.

— Я как раз собирался это сделать, — сказал Пашка.

И тут же раздался стук ходулей — Пашка шёл к двери. Он выбил по двери барабанную дробь. Потом повторил её погромче. Никакого ответа.

— Эй! — закричал Пашка. — Мы есть умрём от голода, и вы виноват!

— Слушай, — заметила Алиса, возвращаясь в комнату. — Может, обойдёшься без коверканья космолингвы?

— Ничего подобного. Мне так больше нравится.

— Эй‑эй, — он снова принялся молотить в дверь. — Давай мне кусок мяса!

Неожиданно дверь растворилась, и Пашка чуть не вылетел в коридор. За дверью стоял Мммм.

— Не беспокойтесь, — сказал он. — Меры приняты. Доброе утро.

— Желаю питать себя, — сказала пилагейка.

Усатый пират Дуч вошёл в комнату с подносом в руках. Ему непривычно было носить подносы — бластер мешал, к тому же он зацепился мечом за дверь.

— Давайте, — сказал он не очень любезно. — Питайтесь.

Он бросил поднос на стол.

Кофейник подпрыгнул, крышка с него слетела, и всю комнату наполнил вкусный аромат горячего кофе. В миске дымилась каша, а рядом грудой лежали свежие лепёшки — маленькие, на один зуб, зато их было много.

— Давно бы так, — сказал Пашка.

— Ах, что поделаешь, — развёл лапками Мммм, — у нас карантин, некому готовить, я сам живу всухомятку. Ну ладно, не буду мешать, кушайте, отдыхайте, я потом к вам зайду, у меня для вас есть сюрприз.