Наступает решительный бой

Алиса увидела, как на перрон вокзала выезжают тираны. Сначала выползла черепаха с пушкой. Шрип отвел пушку и замер, оглядываясь. Затем Орел‑Хохотуша набрал в мешок картошки и принялся заталкивать клубни в дуло пушки.

Генералиссимуса не было видно.

— Все ясно, — сказал Уксу‑ба, — часть врагов пошли в обход. Их мы и будем опасаться.

— Что будем делать, генерал? — Зеленый юноша сразу признал в Уксу‑ба начальника и командира.

— Переменим позицию на более выгодную, — ответил тиран. — Алиса, тебе я доверяю управление локомотивом. Ты пойдешь вперед. Я сам останусь здесь и буду управлять сражением, а ты, Гамлет, немедленно отправляйся на орудийную платформу. Не теряйте ни секунды, сейчас начнется штурм.

И тут же, как бы в ответ на слова Уксу‑ба, в дверь вагона постучали.

— Кто там? — спросил тиран.

— Это Шрип, — ответил голос, — мы предлагаем вам сдаться. За это мы сохраним вам жизнь и возьмем только поезд. Все равно он тебе уже не нужен.

— Давайте же! — торопил Уксу‑ба Алису и Гамлета. — Не теряйте времени!

Русал остался на платформе с высокими железными бортами, возле странного сооружения. Рядом с сооружением лежали кучей кочаны капусты и такие гигантские тыквы, которых Алисе и видеть еще не приходилось.

Алиса же побежала дальше, через пустой вагон и оказалась в паровозе.

— Ну как? — услышала она голос Уксу‑ба. — Ты на месте?

— На месте, — ответила Алиса.

— Ты видишь рычаг красного цвета?

— Вижу.

— Если ты повернешь его направо, поезд поедет вперед, если вверх, то он остановится. Если повернешь налево, то поезд покатится назад. Тебе понятно?

— Все понятно, мой генерал! — сказала Алиса.

— Тогда полный вперед! Рычаг направо. Только не очень торопись.

Что‑то застучало по стене паровоза.

— Что это? — спросила Алиса.

— Они начали обстрел, — сказал Уксу‑ба. — Похоже на орехи.

«Уу‑ух‑ух‑ух», — медленно заговорил паровоз. Поезд дернулся, покачнулся и двинулся с места.

Алиса посмотрела в узкое окошко справа от себя и увидела, как Орел‑Хохотуша сыплет в пушку картофелины, а из‑за угла вокзала выглядывает генералиссимус, который оттягивает единственным пальцем большую рогатку, прикрепленную к креслу.

Алиса еле успела спрятаться, как в щель влетел железный болт.

Наверное, вам смешно читать о войне, снарядами в которой служат картофелины и гайки. Но если бы у тиранов было оружие посерьезнее, они бы закидали Алису гранатами.

— Полный вперед! — приказал по внутреннему телефону Уксу‑ба.

Алиса повернула рычаг еще правее — увидела, как за бойницей исчезло здание вокзала и вместо него показались зеленые деревья. Колеса паровоза все быстрее и быстрее постукивали на стыках рельсов.

— Не так быстро! — прикрикнул на Алису Уксу‑ба, — а то с рельсов сойдем!

Алиса чуть отвела рычаг влево, и Уксу‑ба приказал зеленому Гамлету:

— Из орудий главного калибра по скоплению противника залпом, огонь!

Алиса взглянула назад — у кабины паровоза не было задней стенки — и увидела платформу, на которой возле странного сооружения стоял зеленый русал. Он оттянул громадную деревянную ложку, из которой можно было бы накормить кита, положил в нее большой кочан капусты и отпустил.

«Да это же катапульта!» — догадалась Алиса. Правда, прежде ей не приходилось видеть настоящей катапульты, но она знала, что у древних греков и римлян катапульты были самым любимым оружием — они перекидывали из катапульт камни, а то и бочонки с горящим маслом через высокие каменные стены.

Кочан капусты как отрубленная зеленая голова великана полетел по высокой дуге к вокзалу, где укрепились преследователи. И надо же было ему угодить точно по пушке Орла‑Хохотуши! Пушка опрокинулась.

— Давай еще! Стреляй же! — кричал Уксу‑ба. Алиса не знала, что ей делать: то ли подать поезд назад, то ли ехать вперед.

На всякий случай она остановила поезд.

Второй кочан сшиб с ног медсестру Увару Тихеньевну.

Она лежала и кричала:

— Но ведь я совсем ни при чем! На мне красный крест нарисован!

— Поехали вперед, — сказал по телефону Уксу‑ба, — а то в самом деле ты, Гамлет, стреляешь куда ни попадя.

— Вот сейчас прилетят пираты, — вопила веревка Шрип, — они вам за всех нас отомстят!

Алиса повела паровоз вперед, но проехать им удалось недалеко.

Впереди на рельсах лежало бревно. Кто‑то перегородил железнодорожные пути.

Алиса резко перевела рычаг влево и ударилась головой о переднюю стенку кабины. Сзади раздались крики Гамлета и Уксу‑ба, которые тоже не удержались на ногах.