Плавать вредно

— Передвигаться по воде с помощью рук и ног, — ответила Алиса.

— Это невозможно, — сказал старик.

— Это невозможно, — повторили окружающие.

— Но вы же видели, что я плаваю? — удивилась Алиса.

— Нет, нет! НЕТ! — раздались со всех сторон крики. — Мы этого не могли видеть, потому что этого не может быть никогда. Только рыбы и утки могут плавать. Человек рожден для хождения по земле. Он не может плавать. В воде можно простудиться, захлебнуться и утонуть. Плавать некрасиво, опасно и вредно.

— Ни одна воспитанная девочка не будет плавать, — сказал кто‑то из толпы.

— Ее никто не возьмет замуж! — крикнул другой.

— Кому нужна лягушка! — завопил третий, и поднялся такой шум, что Алиса заткнула уши.

К счастью, именно в этот момент подъехала открытая машина, в которой сидело несколько участников конференции. Они возвращались с экскурсии, услышали крики и поехали посмотреть, не война ли началась.

Алиса поблагодарила своих коллег и забралась в машину.

— Зачем было поднимать такой шум? — спросила она у уксуйского мальчика, с которым познакомилась в гостинице. — Не все ли равно, плаваю я или нет?

— В том то и беда, что на нашей планете никто не плавает, — ответил колючий мальчик.

— Неужели ваши руки устроены так, что ими нельзя загребать?

— Как ты видишь, наши руки устроены нормально, — ответил мальчик. — Но тиран Уксу‑ба и его лакеи, а также генералы, адмиралы, офицеры и прапорщики, начальники департаментов, помощники палачей и другие его слуги очень любили купаться. Но беда в том, что они ходили в латах, касках, кирасах и бронежилетах. А в руках держали пулеметы, гранатометы, пистолеты и пушки. Ну разве можно купаться с такой тяжестью? Так что на берегу обязательно придется раздеться и разоружиться. Значит, решил Уксу‑ба, надо сделать так, чтобы купались только его слуги, а все остальные и не подходили к воде. Он вызвал к себе ученых и велел напечатать научные труды о том, что вредно людям купаться. Потом он приказал писателям и поэтам написать романы и поэмы о вреде купания. И даже детские сказки о том, как один мальчик пошел купаться и его укусила подлая жаба. А другой только окунулся, как умер от загадочной болезни… На всех стенах были расклеены листовки с такими стихами:

 

Если ты идешь купаться,

Мне с тобою стыдно знаться.

Только подлые уроды,

Не подумав, лезут в воду.

 

— Не очень хорошие стихи, — заметила Алиса.

И все гости с ней согласились.

— Стихи не очень хорошие, — заметил колючий мальчик, — но удобные для тирана Уксу‑ба. Прошло несколько лет, и людей уже не надо было отгонять от воды. Они сами стали обходить речки и озера стороной.

— Но теперь тирана нет! — сказала Алиса. — Его же прогнали.

— Но люди многое помнят, — ответил мальчик. — Бывшие слуги тирана вздыхают, когда вспоминают, как им было удобно плавать в одиночестве. Им противно видеть, что дети теперь ходят в школу или на танцы.

— А где он? — спросила Алиса.

— Разве вы не знаете? — удивился мальчик. — В Галактике преступников не держат в камерах, а перевоспитывают. Музыкой и искусством. Но для особо опасных преступников, а именно тиранов и завоевателей, которых выгнали жители собственных планет, нашли далекую планету Тишина.

— А ваш Уксу‑ба?

— Уксу‑ба тоже живет на той планете, — сказал мальчик. — Когда народ сверг его, то тирана спросили, хочет ли он остаться в своей стране? «Нет! — закричал тиран, заглянув в глаза людей. — Куда угодно, только подальше отсюда!»

— И они живут в одиночестве, в бедности? — спросила Алиса.

— Ничего подобного! У каждого есть дом, он получает продукты, одежду и все необходимое. Даже существует правило: каждый тиран может взять со своей планеты любимую вещь. Только одну вещь.

— Например? — спросила Алиса. — Пушку? Гранатомет? Бомбу?

— Нет, вещь не должна приносить вред окружающим.

Мальчик замолчал и вздохнул. Другие уксуйские дети, которые слушали этот разговор, тоже опечалились.

— Я что‑то не так сказала? — спросила Алиса.

— Нет, — сказал мальчик. — Мы просто вспомнили, как он нас всех одурачил!

— Как же это случилось?

— Ты хочешь об этом узнать?

— Конечно.

— Тогда мы тебе это покажем.