Парализованные роботы

Мы послушались и нашли узкую лестницу. Лестница была крутая и такая же пыльная, как и все вокруг. Она кончалась маленькой черной дверцей. Я толкнул дверцу, она не поддалась. Может, заперта?

– Толкайте сильнее! – раздался голос из-за двери.

– Дай-ка мне, – сказал механик Зеленый.

Он нажал на дверь плечом, ухнул, и дверь с визгом растворилась. Зеленый не удержался и влетел внутрь.

– Так я и думал, – сказал он мрачно на лету и врезался в сидящего за столом металлического жителя планеты.

Робот был тоже покрыт пылью.

– Спасибо, что прилетели, – сказал робот, поднимая руку, чтобы помочь Зеленому подняться. – Я думал, что не захотите к нам прилететь. Не ожидал. Никто у нас не летает.

– Но у вас очень слабая станция, – сказал я. – Мы услышали ее только потому, что пролетали мимо. Это чистая случайность.

– А когда-то наша станция была сильнейшей в секторе, – сказал робот.

Тут что-то заурчало в его железном чреве, и он застыл с открытым ртом. Робот поводил руками и молча взывал о помощи. Я поглядел растерянно на Зеленого, и тот сказал:

– Врач здесь не нужен.

Он подошел к роботу и ударил кулаком ему под подбородок. Рот с лязгом захлопнулся, и робот сказал:

– Спаси...

Зеленому пришлось еще раз грубо обойтись с роботом. При этом он сказал:

– Попрошу вас широко рот не открывать. Не вечно же мне стоять с кулаком над вами.

Робот кивнул и продолжал говорить, лишь чуть-чуть приоткрывая рот, чтобы не заело.

– Я послал сигнал SOS, – сказал он, – потому что уже две недели меня никто не приходит сменить на дежурстве. Я подозреваю, что всех моих земляков хватил паралич.

– А почему вы так думаете?

– Потому что у меня самого ноги отнялись.

– И давно вас поразила такая болезнь? – спросил я.

– Нет, не очень, – сказал робот. – У нас вообще в последние годы были перебои со смазкой, но все-таки мы кое-как обходились. А после того как на нас рассердился один человек и проклял нас страшным проклятием, жуткий, таинственный паралич начал губить нас от мала до велика. И вот я, боюсь, последний более или менее здоровый робот на всей планете. Но паралич подбирается уже к сердцу. И, как видите, даже челюсть заедает.

– Ну-ка, дайте я посмотрю. Может, все-таки вы забыли смазку обновить, – сказал с подозрением Зеленый.

Он подошел к роботу и откинул крышку у него на груди, сунул внутрь палец, и робот захихикал:

– Щекотно!

– Потерпите, – строго сказал механик. Он проверил у него шарниры на ногах и руках, выпрямился и сказал, вытирая платком руки: – Смазка есть. Ничего не понимаю!

– И мы ничего не понимаем, – согласился робот.

Мы поехали в город. Мы заходили в дома – длинные скучные помещения с рядами одинаковых нар. На нарах лежали одинаковые роботы, покрытые пылью. На лбах их горели индикаторные лампочки. Это значило, что роботы живы. Роботы крутили глазами, но пошевелиться не могли. Наконец, так ничего и не поняв, мы вернулись на космовокзал и положили в вездеход тяжелого дежурного робота. Он хоть еще говорил. И мы отвезли его на «Пегас», чтобы разобрать его там и проверить, что за странная эпидемия поразила планету.

Робот сам помогал нам его развинчивать, давал советы, какую гайку крутить, на какую кнопку нажимать. Был робот запущен, грязен, но никаких особенных повреждений отыскать мы в нем не смогли. Вообще-то служебные роботы этого типа, давно снятые с производства в Галактике, строились на века и приспособлены были работать и в глубоком космосе, и в вулканах, и под водой, и под землей. Только их надо было время от времени смазывать, но это они сами отлично умели делать.

Наконец на большом рабочем столе в нашей лаборатории мы разложили части робота, а его голову положили отдельно, в углу, и подключили ее к корабельной электросети.

– Ну что? – спросила голова робота, когда Зеленый кончил разборку его тела.

Зеленый пожал плечами.

– Что же теперь делать? – спросила голова тихо. – Ведь погибает целая цивилизация.

– Придется послать радиограмму на Землю или на какую-нибудь другую большую планету, – сказал я. – Пусть пришлют оттуда специальную экспедицию и специалистов по болезням роботов.

– Ну какие у нас могут быть болезни! – воскликнула голова робота, и рот остался открытым.