Птенец птицы Крок

Четыре солнца быстро крутились над этой планетой, и ночь на ней наступала лишь иногда, и никак нельзя было без сложных вычислений угадать, в какой момент вдруг потемнеет, промелькнут короткие сумерки и на планету опустится недолгая темнота. Проходило полчаса, иногда меньше, и новое солнце быстро поднималось над колючими кустами и моментально вкатывалось на небо.

Планета заросла лесами и кустарниками. У полюсов леса были низкие, прижатые к земле, а в тропиках поднимались на невероятную высоту.

Планета оказалась раем для биолога. И кого здесь только не было! Океаны кишели рыбами, медузами, червями, морскими змеями, леса были полны всякого зверья и бабочек с метровыми крыльями, а выше, над острыми скалами и пологими холмами, летали различные птицы.

– Мы здесь останемся надолго, – сказал я, когда мы спустились на вершину холма, поросшего кустами. – Одной этой планеты хватит на пятьдесят зоопарков.

– Ну и отлично, – сказал Полосков. – Мы заодно приведем корабль в порядок.

– Хорошо, – сказала Алиса. – Но сначала найдем Второго капитана. Я уверена, что он где-то здесь.

– Только одна на поиски не выходи, – предупредил я Алису. – Тут очень опасные звери.

– Но ведь я – царь природы, – сказала Алиса.

– Звери об этом не знают, – сказал я. – Они необразованные.

– Но как мы найдем Второго капитана? – спросила Алиса.

– Пока мы начнем с того, – ответил Полосков, – что запустим над планетой металлоразведчик.

– Зачем?

– Он будет кружить на низкой орбите и, как только обнаружит следы металлов, которые употребляются на космических кораблях, даст нам знать.

– И долго он будет кружить?

– Ему надо недели две, чтобы обследовать всю планету.

– Ой, как долго!

– А пока ты будешь мне помогать, – сказал я. – На тебя возлагается кормежка зверей.

– И поливка кустиков, – добавила Алиса. – А то они разбегутся.

В этот момент молоденький кустик вошел в кают-компанию и робко остановился на пороге. Он покачивал ветвями, напевал, старался дать нам понять, что хочет компота.

– Вот, – сказал механик Зеленый, – до чего ты их разбаловала! Скоро кусаться начнут. Дай ему компота, бог с ним.

На следующий день мы поднялись рано, до рассвета. Полосков снаряжал металлоразведчик, а я грузил в вездеход сети и съемочную камеру.

Мы были так заняты своими делами, что упустили момент, когда появилась птица Крок. Я увидел лишь, как на меня упала чья-то тень, и услышал хлопанье крыльев, которое показалось мне хлопаньем парусов.

– Ложись! – крикнул Полосков.

Я упал на траву.

Прямо над моей головой лязгнули когти, и птица Крок, промахнувшись, взмыла вверх, чтобы кинуться снова.

Тогда-то я ее и разглядел.

Это была огромная тварь, размером с небольшой пассажирский самолет. У нее были узкие длинные крылья, короткий хвост и мощный загнутый клюв, как захваты у подъемного крана. Птица сделала небольшой круг и, словно пикирующий бомбардировщик, пошла вниз.

Я попытался отползти, но понял, что не успею.

Я зажмурился и вцепился в колесо вездехода. И в этот момент грянул выстрел.

Оказывается, механик Зеленый успел подбежать к люку с пистолетом и выстрелить в птицу, когда она была всего в трех метрах от меня.

Птица взвыла и взвилась в воздух. Рядом со мной упало ее перо. Перо было метр длиной и такое твердое, что вонзилось концом в сухую землю и ушло в нее, словно богатырский меч.

Я вытащил перо и показал его Алисе.

– Слушай, – сказал я ей, – хозяин этого пера очень обижен и хочет взять кого-нибудь из нас на ужин. Тебе понятно?

– Понятно. Но ведь вездеход ему не поднять?

– Вездеход не поднять.

– Значит, я поеду с тобой в вездеходе.