Птенец птицы Крок

И в самом деле, в гнезде сидели три покрытых пухом птенца. Увидев нас, они широко разинули крючковатые клювы. Одна из птиц спикировала мимо нас, опустилась на гнездо и прикрыла его крыльями.

– Бери выше, – сказал я Полоскову.

Тут мы увидели еще одну птицу. Она подлетела к горе, неся в клюве большую рыбу.

– За ней! – сказал я.

Птица нас не заметила. Она спустилась к самому дальнему гнезду.

И в том гнезде между двумя птенцами сидела Алиса. Она издали тоже показалась мне птенцом – виной тому был ее желтый пуховый комбинезон.

Птенцы при виде матери раскрыли клювы, но птица поднесла рыбину к Алисе и попыталась втолкнуть добычу Алисе в рот. Алиса отбивалась, но птица была настойчива.

Полосков расхохотался.

– Что с тобой? – спросил я, не отрывая глаз от странного зрелища.

– Ничего Алиске не грозит, – смеялся Полосков. – Ее приняли за птенца и прописали ей усиленное питание.

Полосков был прав. Алису спас пуховый комбинезон.

Мы зависли над гнездом, Полосков спустил трап, и Алиса поднялась в катер, пока я отпугивал птиц сонными гранатами и хлопушками.

– Может, захватим птенцов? – спросил Полосков, все еще улыбаясь.

– В следующий раз, – ответил я. – Как ты себя чувствуешь, Алиса?

– Неплохо, – сказала Алиса.

Она была измазана рыбьей чешуей, а в остальном совершенно цела и здорова.

– Я только сначала испугалась, – сказала она. – А потом, когда меня принесли в гнездо, мне было даже уютно. Мы с птенцами грелись друг о дружку. Только вот большая птица обязательно хотела, чтобы я ела. Ну прямо как бабушка: «Скушай ложечку манной кашки».

Полосков веселился, спрашивал Алису, не научилась ли она летать или, может, хочет вернуться к новым родителям.

– А зачем ты вообще-то ушла из корабля? – спросил я строго, после того, как немного успокоился.

– Я пошла искать Второго капитана.

– Как так?

– Я слышала, что у Полоскова разведчик плохо работает. И вообще две недели ждать невозможно. И тогда я подумала, что говорун, может быть, помнит дорогу к тому месту, где он слышал голос Второго капитана. Я попросила его показать мне дорогу, и он полетел.

– А почему же ты не попросила разрешения?

– Ты бы разрешил?

– Нет, конечно. И никакого Второго капитана здесь нет. Забудь о нем.

– Нет? – спросила Алиса. – Он здесь. Только жаль, что говорун улетел. А то бы мы его в два счета нашли.

– Что ты еще придумала?

– А вот что я нашла в гнезде, – ответила Алиса, доставая из кармана осколок фарфорового блюдца с надписью золотом: «...няя чайка». – «Синяя чайка», правда? – спросила она. – Или ты не веришь?

– Ну-ка, покажи, – взмолился Полосков. – Ну и везет же тебе.

– Не скажи, – возразила Алиса. – Ради этого осколка мне пришлось полетать в когтях птицы Крок. Ты летал когда-нибудь таким образом?

– Нет, – улыбнулся Полосков.

– А осколок она мне сама дала. Видно, он у них в гнезде игрушка для птенцов. Вот она мне его и дала поиграть.

Я задумался. Алиса была права. Похоже, что «Синяя чайка» и на самом деле на этой планете. Но как ее найти?

– Что произошло с разведчиком? – спросил я Полоскова. – Ты еще не проверял?

– Странно, но кто-то разбил в нем индикатор металлоискателя.

– Разбил?

– Сам разбиться не мог – индикаторный механизм находится в самом центре разведчика.

– Что же делать? – размышлял я вслух.

Мы опустились перед «Пегасом» и вышли на поляну, поглядывая на небо – не летит ли птица Крок.

– А вот и говорун, – сказала Алиса.

И тут я заметил, что перед самым моим носом к земле спускается тонкая цепочка.

С дерева слетел говорун и кружил над нами, будто приглашая идти за ним искать капитана.