Сундуки и шкатулки

Ковер поднялся над высоким обрывом. Внизу расстилалось царство вымерших животных. Мамонты, завидев ковер‑самолет, к которому снизу прицепился человек в белых штанах и размотанной чалме, трубили от удивления, пещерные медведи урчали, поднявшись на задние лапы, а саблезубые тигры норовили прыгнуть так высоко, чтобы схватить отважного летуна в белых штанах за пятки.

На ковре сидели громадная летучая собака и бледная, усталая девочка, а над ковром в небе медленно плыл светящийся голубой столб, похожий на человеческую фигуру в длинном платье.

И вот все эти существа перелетели через стену замка и исчезли с глаз мамонтов и тигров. И те сразу забыли об этом развлечении, потому что память у первобытных животных очень короткая.

Ковер опустился посреди замкового двора. Даже накрыл с головой профессора Сингха, который тут же принялся кричать из‑под ковра, что он вот‑вот помрет и никто его не пожалеет.

А когда Полумракс соскочил с ковра и потащил Алису за собой ко входу в подземелье, Сингх наконец выбрался из‑под ковра и спросил:

— А куда это вы, простите за выражение, направляетесь?

— За сокровищами! — ответила Гиневьева, опускаясь на землю рядом с ковром. — Если этот негодяй не причинит Алисочке никакого вреда, я отдам ему сокровища друидов.

— Не может быть! — воскликнул Сингх. — А можно, я тоже немножко возьму? Совсем немножко, буквально два‑три‑восемь камешков?

— Мне не жалко, — пожала плечами Гиневьева.

Вампир остановился у входа в подземелье. Он был явно недоволен.

— Никто не просил тебя, свечка недогоревшая, сообщать о наших планах всякому встречному‑поперечному.

— А я думала, что он ваш друг, — сказала Гиневьева.

— Еще чего не хватало! — возмутился вампир. — Мне самому, может, не хватит драгоценностей, а тут еще он лезет.

— А зачем вам, простите, драгоценности? — спросил профессор Сингх.

— Да я уже говорил! Чтобы покорить Землю и вернуть господство над ней тем, кому это принадлежит по праву. Мы не исчезли! Мы вернулись!

— А стоит ли? — спросила Алиса. — Ведь все равно ничего не получится. Через несколько минут сюда приедут настоящие хозяева…

— Что‑то они за всю ночь не приехали, — засмеялся вампир. — Даже твой папашка не явился! А один явился, — вампир показал на профессора Сингха, который пытался замотать чалму и отряхнуть воду с колен, — и тут же поспешил нам продаться.

— Я не намеревался продаваться! — возмущенно ответил профессор Сингх. — Лишь тяжелое материальное положение мое лично и института, в котором я имею несчастье трудиться, заставили меня пожертвовать некоторыми из моих убеждений. Но так как у меня еще осталось довольно много нерушимых убеждений, то это не страшно.

— Не важно почему, — сказал вампир, — а важно, что из этого вышло.

И Алиса с ним согласилась.

— А теперь пошли! — приказал Полумракс. — Некогда мне с вами рассиживаться!

Они вошли в подземелье.

Подземелье было уже настолько знакомо Алисе, словно она в нем родилась, жила и в школу ходила.

Вот и зал, в котором стоят каменные статуи рыцарей Гиневьевы.

— Привет, мальчики! — Привидения радостно помахала статуям.

Статуи принялись переминаться на месте. На большее они не были способны. И никто, кроме Алисы, этого не заметил.

— Куда дальше? — спросил вампир. — И не тяни время, свечка! А то я твоей Алисочке голову откушу!

— Ах! — произнес сзади профессор Сингх. — Это совершенно лишнее. Мы ведь с вами гуманисты.

Привидения обогнала вампира и шагнула в щель. Узкий проход вел вниз.

Через несколько шагов началась лестница — ступеньки были крутыми, неровными и скользкими. Привидении‑то все равно, потому что она почти не касается пола, а Алисе и даже вампиру идти было трудно.

Сингх вообще уселся и спускался, пересаживаясь со ступеньки на ступеньку. Можете себе представить, как он при этом причитал!

А дальше ход стал таким извилистым и узким, что даже Алисе порой было тесно. А Сингх вынужден был протискиваться и продираться, к тому же он не был уверен, застрянет ли навсегда или все же выберется. Если бы он не был таким жадным, наверное, повернул бы обратно.