Подземелья острова Элис

— Ну и правильно, — одобрила эту идею Алиса. — А то для шестнадцатиметрового змея и ванны не найти.

— Не стоит всех выпускать в зоопарк, — сказал профессор Сингх. — Из таких больших крокодилов можно изготовить много женских сумочек. Как только подрастет, сразу нужно резать и снимать шкуру.

— Зачем? — удивился доктор Чжан Цзолинь. — Ведь теперь есть искусственные материалы, которые не отличишь от крокодиловой кожи.

Пускай крокодилы живут. Тем более ископаемые крокодилы.

Алиса, конечно же, была согласна с китайским биологом.

— Папа, — спросила она тихонько, — а откуда этот Сингх?

— Он живет в Бомбее, — ответил профессор Селезнев. — Я его раньше не встречал. Кажется, он заведует питомником тропических бабочек.

Сингх услышал этот разговор и сказал:

— Мы выводим очень красивых бабочек, потом их убиваем, вставляем в рамки, и получаются сувениры. Туристы покупают. Это очень гуманно.

Не надо бегать по джунглям, топтать траву и пугать слонов. Чик‑чик, и готово!

Профессор Сингх махал толстыми ручками, и перстни на пальцах вспыхивали разноцветными искрами.

Он заметил, что Алиса смотрит на его кольца, и пояснил:

— А я коллекционер! Люблю, грешным делом, камешки, ха‑ха‑ха!

— Может, хотите заглянуть в ванну? — спросил директор. — Так сказать, взглянуть на чудовище в неготовом виде?

Он шагнул к одной из ванн, но робот, стоявший рядом, жестом остановил его.

— Нельзя. Директор, — проскрипел он. — Зрелище. Не для слабонервных.

— Как ты смеешь! — возмутился Ро‑Ро.

Но доктор Чжан Цзолинь тихо сказал:

— И в самом деле незачем смотреть. Полработы не показывают.

Они покинули лабораторию и пошли дальше уже по туннелю. В подземелье было сумрачно, на стенах горели факелы.

— Смотрите под ноги, — предупредил Ро‑Ро. — Мы специально ничего не меняли. Все, как тысячу лет назад.

— Это еще зачем! — рассердился профессор Сингх, который споткнулся о каменную плиту, схватился было за стенку, но стена оказалась мокрой, так что профессор остановился и принялся вытирать руку носовым платком, ворча себе под нос: — Не удивлюсь, если здесь обнаружатся ископаемые микробы.

— Наши биологи тщательно следят, чтобы этого не случилось, — сказал директор Палеозо. — И им удалось сделать несколько интереснейших открытий. В древнем мире иногда обнаруживаются такие бактерии, что вы, профессор, умерли бы от зависти.

— Зависть — незнакомое мне чувство, — ответил Сингх. — Но погибнуть от случайно выскочившего на свободу микроба мне не хотелось бы.

— Для науки любое существо бесценно, — сказал доктор Чжан Цзолинь.

Ро‑Ро снова принялся рассказывать о своем любимом замке:

— Когда‑то Кармайклы прокопали туннель, чтобы тайно скрыться из замка, если дела пойдут совсем плохо. Не знаю, пользовались они им или нет, но с этим ходом связаны всякие страшные легенды.

— Какие? — сразу же спросила любопытная Алиса.

— Но это же легенды! Сказки! — пожал плечами директор.

— Чепуха! — произнес профессор Сингх. — Мы с вами настоящие ученые и не можем тратить время на жалкие суеверия.

Алиса расстроилась, что взрослые и слышать не хотят о сказках и легендах. У нее‑то было свое мнение по этому поводу. Она знала, что сказочные существа — не детская выдумка, а исторический факт. Только жили они в эпоху легенд, между третьим и четвертым ледниковыми периодами. Очень давно. И не выдержали наступления ледника. Ведь сказочные существа, так же как и сами волшебники, не могут варить себе пищу, строить дома и заниматься полезным делом. Вот и вымерли.

Остались только первобытные люди, которых волшебники и в грош не ставили. А сами волшебники, чудо‑богатыри, гномы и Змеи Горынычи остались лишь в человеческой памяти. А так как люди их не видели, то и решили, что сказочные существа — выдумка детей. Или стареньких бабушек, которые идут на любую хитрость, лишь бы заставить детей кушать кашку и вовремя ложиться спать. И если глупенький ребеночек говорит: «Расскажи мне, бабушка, страшную сказку!» — бабушка начинает придумывать про русалок и леших.

Алисе приходилось бывать в эпохе легенд. Она летала туда на машине времени. Но то, что знают дети и некоторые наиболее умные взрослые, остальным взрослым неизвестно. Если вы ребенок, то должны знать, что большинство взрослых людей настолько упрямы, что если их поставишь перед Бабой Ягой, которая как раз взлетает над поляной в своей ступе, они скажут:

— Надо бабушке помочь перейти улицу, она уж совсем обезножела!