Подземелья острова Элис

Алиса даже присела, чтобы заглянуть под низко надвинутый капюшон статуи.

И вдруг оттуда сверкнул глаз!

Наверное, подумала Алиса, вместо глаз статуям вставили драгоценные камни.

А как похоже на настоящие!

И тут глаз закрылся.

Ну уж так совсем не бывает!

Алиса протянула руку, чтобы потрогать камень, но тут ее окликнул отец:

— Алиса, не отставай, а то тут и заблудиться недолго!

Видно, папе тоже было не очень приятно гулять по этим подземельям.

В то же мгновение Алиса почувствовала, что статуя движется. Она отдернула пальцы — и вовремя! Потому что статуя щелкнула зубами — похоже, ей не понравилось, что девочка хочет ее потрогать.

— Дочка! — снова позвал профессор Селезнев. — Ты всех задерживаешь!

Алиса еще раз взглянула на статую, которая в шторм поднимается на вершину башни и поет там старинные народные песни. Но та вела себя, как и положено каменной статуе, — стояла и не шевелилась.

Пришлось уходить.

Но про себя Алиса сказала: «Ничего, я еще с тобой поговорю, привидение!»

Всем надоело шагать по подземным ходам, и директор Ро‑Ро это заметил.

— Никак не можем решить, — сказал он, — как лучше поступить: то ли устроить здесь эскалаторы и дневное освещение, чтобы туристы быстро доезжали до зоопарка, то ли наоборот — сделать подземелья еще более подземными и сказочными.

— Немедленно сделать эскалаторы! — потребовал профессор Сингх. — Стены побелить, и побольше пластика, хорошего, белого, гладкого пластика! Гигиена прежде всего!

— Нет, — возразила Алиса. — Надо оставить все как есть и сделать еще страшнее. Туристы любят ужастики.

— Это ты, девочка, любишь ужастики, — обиделся Сингх. — Потому что ты, как я вижу, существо домашнее, неопытное, ничего еще в своей коротенькой жизни не видела и не знаешь. Вот и думаешь, что ужастик — это интересно. Но на самом деле ужастики портят детскую нервную систему.

Алиса даже покраснела от негодования. Как так? Это она‑то — неопытная домашняя девочка?! Это она, победительница космических пиратов, освободительница планеты Пять‑четыре, подруга великого археолога Громозеки, — это она ничего в жизни не видела?!

И хоть Алиса считает себя воспитанным человеком, на этот раз она не выдержала.

Она окинула яростным взглядом толстую фигуру профессора Сингха и спросила:

— Простите, пожалуйста, профессор Сингх, а что вам пришлось увидеть за вашу длинную и полную событий жизнь?

Профессор Селезнев хотел одернуть дочь, но директор Ро‑Ро с улыбкой придержал его за локоть. Он‑то давно был знаком с Селезневыми и знал о приключениях Алисы.

— Мне пришлось увидеть немало, — гордо ответил профессор. — Я был делегатом тридцати двух научных конференций и конгрессов. Кроме того, я объехал все музеи мира, а также вел раскопки на берегу реки Ганг. Наконец, ты не поверишь, но в прошлом году мы с женой и дочкой, не побоявшись трудностей и опасностей, летали на Луну, и я лично осмотрел кратер Циолковского и море Туманов.

— И все? — спросила Алиса.

— Этого мало? — удивился профессор.

— Недостаточно! — отрезала Алиса. — Совершенно недостаточно!

— Мало кто может сравниться со мной! — громко воскликнул профессор Сингх. — Мне завидуют мои коллеги!

Алисе было достаточно — она победила. Хоть профессор никогда не догадается, что разговаривал с самой знаменитой девочкой Земли.

За разговором подземный ход кончился.

Они оказались в небольшой круглой комнате, у которой вместо потолка был прозрачный пузырь. Этот пузырь находился в самом центре купола, под которым жили ископаемые звери — ожившие древние обитатели Земли.

Китайский биолог даже ахнул. И понятно почему. Ведь совсем рядом за невидимой преградой кипела такая бурная жизнь, какой Алисе не приходилось видеть ни на одной планете.