Разговор на башне

Все с Алисой уже случалось в ее довольно короткой, зато богатой событиями жизни. Но сидеть привязанной к стулу и ждать неминуемой смерти — такого с ней еще не бывало. Это только в фильмах показывают. И всегда в самый последний момент из‑за леса, из‑за гор появляются наши красные конники, которые рубят всех врагов в капусту.

Но пока что красных конников не предвиделось.

Надо самой что‑нибудь сделать.

Алиса подергала узлы: нет, привязали ее на совесть, хотя у этих негодяев и совести‑то никакой конечно же нет.

Кричать — пустой номер! Если кто и услышит, то только сами оборотни.

Услышат, вспомнят, что недорастерзали девочку, вернутся и завершат свое черное дело.

Остается видеофон.

Вон его экранчик на столе. Надо дотянуться и набрать номер.

Конечно, сделать это будет нелегко, но кто нам мешает?

Алиса принялась двигать стул.

К счастью, ноги ее были привязаны к ножкам стула кое‑как, и потому она могла перебирать ими по полу.

Стул сдвинулся с места и закачался: вот‑вот грохнется набок. Тогда уж ей никуда не добраться.

Но Алиса смогла удержать равновесие. Шажок, еще шажок… И вот она уже ударилась о край стола.

Надо бы дотянуться до кнопки видеофона.

Хорошая идея! Алиса резким движением рванулась вверх и встала в странной согнутой позе — стул сзади, ноги на полу, а голова и нос впереди.

Теперь нужно продвинуться чуть дальше.

Алиса упала грудью на стол и подбородком точно угадала кнопку.

Кнопка въехала в пульт.

И ничего не случилось. Пульт не работал. И так как на нем не горела ни одна лампочка, не подмигивал ни один огонек, Алиса поняла, что связь с внешним миром прервана. Она даже удивилась: ведь сказочные существа ничего не должны понимать в науке и электричестве. Как же они догадались, что надо изолировать остров? По крайней мере на выходные дни. А потом, в понедельник, уже поздно будет.

Если, конечно, им удастся наплодить достаточно своих союзников, чтобы поработить всех людей и вернуть нас всех в эпоху легенд. В светлое прошлое нашей планеты. В ледниковые периоды…

«Ох, Алиса, не отвлекайся!» — строго сказала она себе.

Им надо помешать.

Но как тут помешаешь, если у тебя всего лишь один союзник на острове, да и тот — призрак древней девушки, которая даже поднять‑то ничего не может. И пять статуй ее рыцарей. Но ведь статуи — они и есть статуи. В лучшем случае такой рыцарь может грохнуться наземь, если мимо проходит враг. Но ведь не станешь же ты водить всех врагов мимо статуй. Да и статуй куда меньше, чем врагов.

Нет ничего хуже, чем лежать и чего‑то ждать. Тем более лежать грудью на письменном столе, на котором как назло нет ни одного острого предмета. Хорошо героям фантастических или детективных романов — они всегда находят выход из дурацкого положения. А вот Алиса никакого выхода найти не могла — не было выхода, и все тут!

Ну хоть плачь!

Может, папа догадается вернуться на остров с озера Лох‑Несс?

Почувствует беспокойство за дочку и вернется… Но с чего ему чувствовать беспокойство, она же не в лесу и не в пустыне, а в мирном зоопарке в цивилизованной Шотландии…

Вот бы пригодилась телепатия! Но, как известно, телепатия — это выдумка писателей. На самом деле твои мысли — это твое хозяйство, и никому в них не залезть. Впрочем, и к лучшему!

Вдруг Алиса услышала в коридоре шаги.

И невнятные голоса.

Шаги остановились у двери. Кто‑то подергал за ручку, но когда оборотни убегали, дверь захлопнулась.

— Эй! — послышался голос. — Алиса, открывай дверь, мы пришли с тобой дружить! Ты слышишь?

Потом послышался другой голос, потоньше:

— Алисочка‑кисочка, у меня мячик есть, мы будем с тобой по лужайке бегать, мячик подбрасывать до звездочек. Открой дверку, пусти нас.

«Они не знают, что я связанная, — подумала Алиса. — Лжедиректор им об этом не сказал».

Алиса решила оборотням не отвечать. Пусть пошумят и подумают, что она убежала. Подумают и уберутся восвояси.

Но оборотни и не думали убираться.

Грубый голос повторил:

— А ну открывай, кому говорят! Ты что, хочешь, чтобы мы дверь выломали? А что — выломаем! Если нужно будет, носорога позовем или робота, нам здесь все подвластно. Слышишь, паршивая девчонка?

Раздался удар в дверь, словно кто‑то разбежался и ударил в нее плечом. Дверь дрогнула. Неизвестно, сколько она выдержит.

Алиса отчаянно дергала руками — даже больно было, но веревки не поддавались.

Еще удар.

Дверь зашаталась.