Разговор на башне

— Не знаю я, будут ли в светлом будущем институты для людей. Ну, не знаю, и все тут! Я бы, будь моя воля, никогда бы не стал людских детей учить читать, а тем более писать. Не нужно это людям, мешает быть счастливыми. Вот, допустим, голубь летит — он читать не умеет, а счастлив, потому что сыт и имеет гнездо. Вот гриб между камней пророс. Он не только не читает — даже ходить не умеет. А все равно счастлив! И это мы наблюдаем во всем свете. Вы, люди, придумали себе грамоту, стали книжки читать, в школы ходить. Никакого счастья не добились, а думаете, что учение — это свет. Чепуха! Учение — это туман. Книги годятся только на растопку.

— А с телевизором как быть? — спросила Алиса.

— Телевизор мы вам оставим. Смотрите. Обязательно оставим бразильские сериалы про дядю Хуана и его незаконную дочку Марию, которая сама себе бабушка. И оставим фильмы, в которых автомобильчики друг за дружкой катаются. Бабах! Чудо — красота!

— Я такие фильмы не люблю и никогда их не смотрю.

— А это мы будем проверять! Если любишь смотреть про дядю Хуана, значит, свой, послушный человек, получи добавку компота! А если тебе погони на «мерседесах» не подходят да семизарядный кольт не нравится, придется с тобой поговорить серьезно. Такие людишки нам не нужны! Но главное — не мешайте нам строить ваше счастливое общество близкого будущего.

— И ради такого общества я должна вам выдать смерть Кощея?

— Разумеется. И ты еще мне спасибо скажешь.

— Почему?

— Потому что мы подарим тебе бессмертие, как настоящей волшебнице.

Мы тебя будем считать своей. Правда, при одном условии — ты нам будешь помогать.

— Я вам так нравлюсь?

— Мне ты, без сомнения, нравишься, Алисочка, я к тебе ночью прилечу, поцелую тебя в шейку…

«Прилетишь, поцелуешь, как бы не так, — сказала про себя Алиса. — Знаем мы ваши вампирские поцелуи! С вами расслабишься и станешь лучшим в мире донором: ни капельки крови в себе — все кровососам!»

— А я вам должна всего‑навсего какое‑то битое яйцо отдать? — вслух спросила она.

— Вот именно! Где оно? Мы обыскали весь кабинет! Все перевернули вверх дном! Яйцо где‑то там, и ты это знаешь!

Темнота сгустилась еще больше, поэтому, когда вампир принялся бить крыльями по воздуху, чтобы запугать Алису, она его не увидела.

— А как же вы намерены весь мир завоевать? — спросила Алиса. — Люди вам не поверят!

— Доживем до понедельника, — сказал вампир. — В понедельник сюда понаедут туристы, и мы их всех заколдуем. И тебя заколдуем.

— Колдуйте! — сказала Алиса и пошла к лестнице.

Полумракс кинулся ей наперерез.

— Стой! Я тебя не пущу! — завизжал он.

Алиса остановилась. Уж очень вампир был большой. Еще искусает своими ядовитыми зубами!

Но, на счастье Алисы, внимание вампира отвлекло голубое сияние, которое возникло в воздухе за его спиной.

— Оглянись, крошка, — раздался нежный голосок привидении. — Иди сюда, комарик мой ненасытный. Можешь из меня кровушку попить. Не хочешь?

— Уйди‑уйди! — закричал вампир. — Мы так не договаривались. Я боюсь электричества.

— Ах, что за слово! И‑ли‑тричиство! — пропела Гиневьева. — Я даже и не знала, что меня так зовут.

Дальше Алиса слушать их разговор не стала. Она понимала, что привидения отвлекает вампира, чтобы Алиса успела скрыться.

Что она и сделала.

Алиса сбежала вниз по лестнице и бросилась к воротам замка.

Хорошо бы выбраться отсюда и как‑нибудь уплыть с острова.

Ворота оказались закрыты. На них висел большой замок, который не давал отодвинуться тяжелому железному засову, оставшемуся, видно, еще со времен Кармайклов.

Но как же выбраться из замка?

Алисе не хотелось лезть в подземелье — тем более что там скопилась уйма оборотней и всякой сказочной нечисти.

Она пошла вдоль стены, глядя вверх и размышляя, нельзя ли как‑нибудь через нее перебраться.

Впереди показалось что‑то темное. К стене примыкал большой сарай!

Ну как люди раньше жили без света? Даже свечки у Алисы не было.

А вот оборотням и вампирам очень удобно жить в темноте — у них ведь ночное зрение развито куда лучше, чем у нас.

Конечно, луна и звезды немного освещали двор, но по небу бежали облака и все время закрывали звезды.

А тут еще оборотни хватились Алисы, и было слышно, как они перекликаются в темноте:

— Алииииса!

— Алисочка, отзовись, ужинать пора!

— Алиса, мама зовет!

— Алиса, выходи, поговорить надо!

«Нет, не буду отвлекаться, — подумала Алиса. — Они меня нарочно заманивают».