Аркаша исчез!

— наоборот, она спешила, она подгоняла время. Она понимала, как много от неё теперь зависит.

Но хронометр на пульте не спеша отсчитывал секунды, ничего интересного не происходило, и в голову начали проникать посторонние мысли: а вдруг сейчас снова заявится симферопольская бабушка? Войдёт в комнату, прочтёт Алисину записку — представляете, какой поднимется гомон вокруг! Они же все кинутся искать пропавшую девочку, пустят собак по следу…

Пульт почему‑то увеличился и начал отодвигаться от Алисы, поднимаясь кверху. Наверное, от плохого освещения у неё начались зрительные галлюцинации. Пульт медленно уплывал вверх, — и вот она уже смотрит на него снизу. Как это могло случиться?..

Ну до чего же ты, Алисочка, глупая! Забыла, зачем забралась в эту кабину? Газ действует! Ты теперь стала меньше ростом, чем была.

Алиса попыталась встать, и ей это отлично удалось — она даже не доставала головой до верха кабины. Она подняла руку, чтобы дотронуться до потолка, но рука не достала, и с каждой секундой потолок уходил все дальше, словно Алиса опускалась вниз, стоя на какой‑то платформе.

И тут стало страшно. Сама не ожидала, что испугается, но испугалась

— от неуверенности в том, удастся ли вернуться в свой размер и в свой мир, мало ли что случается? Вдруг останешься крохотулей. Два лилипутика на всей планете — она и Аркаша, будут они жить в коробке из‑под ботинок, выращивать тлей, бегать от пчёл, смертельно бояться кота, а со всех сторон к ним будут приезжать экскурсии, смотреть на них сквозь специальные увеличительные стекла и протягивать сквозь решётку крошки хлеба. А на решётке, конечно же, будет надпись: «Кормить Алису и Аркашу строго запрещается. У них из‑за вас хроническое расстройство желудка». Мама будет приходить каждый день, сидеть в сторонке и тихо плакать…

Алисе стало так себя жалко, что она чуть не расплакалась. Но плакать было некогда — Алиса понимала, что как только уменьшение закончится, надо бежать к Аркаше на выручку.

Но когда оно закончится? Оказалось, что вокруг нет ни одного ориентира, по которому можно было бы догадаться, какого ты размера.

К тому же свет совсем ослаб и неясно было — где верх, где низ, где выход. Что‑то мягкое и громоздкое мешало смотреть — Алиса стала отталкивать эту груду материи, наткнулась на здоровенную железяку — хорошо ещё, что тупую. Какой‑то дурак подсунул сюда это барахло… И тут же голова сообразила: какой дурак мог подложить, если всего несколько минут назад Алиса еле уместилась в эту кабину, сжимая в кулачке своё добро… Так это её добро! Это её плащ, меч и копьё. А где же шоколад? Ещё растает — хороша я буду, вся в шоколаде!

Алиса расправила плащ — он был великоват, но не очень. Можно было одеваться.

Она быстро продела голову в отверстие — какая грубая ткань, просто дерюга!

И меч… она подняла меч. Тяжёлый, страшно неудобный. Как мог Пашка так неаккуратно сделать рукоять — держать невозможно! «Ах, какая я глупая! — подумала Алиса. — Я совсем забыла взять плащ, который сшила для Аркаши!»

Ворча про себя, Алиса подобрала с пола пакет с куском шоколада — пакет еле вместился в карман, пришитый спереди плаща. Алиса стала похожа на маму‑кенгуру.

Раздался щелчок. Запах свежих огурцов пропал. Высоко‑высоко, куда уплыл пульт, что‑то звякнуло. И тут же в полу, в бывшем сидении, открылся люк — раньше его не было видно, и Алиса о нём забыла.

Она подошла к люку — это был глубочайший колодец, к стене которого были приклеены скобы.

— Эй! — крикнула Алиса вниз.

Эхо отозвалось:

— Э‑э‑э‑эй…

Как неудобно — и булавка, и меч, и пакет с шоколадом — так никогда не спуститься. А спускаться надо… давай посчитаем: высота от сидения до земли примерно сорок сантиметров. Значит, десять раз мой теперешний рост. Если сорвёшься, костей не соберёшь!

Алиса легла на живот, опустила ноги вниз, нащупала пальцами скобу и перенесла на неё вес тела. Потом подобрала лежавшие на краю меч и копьё — тяжеленные железяки, которые всего пять минут назад были такими маленькими, что приходилось сжимать их в кулаке, чтобы не потерять.

Алиса спускалась медленно — в одной руке меч и булавка, а другой она держалась за скобы. Пакет с шоколадом в кармане страшно мешал, цепляясь за скобы… Она проклинала саму себя — надо же иметь такую садовую голову, кочан капусты, чтобы тащить все тяжести с собой в кабину, вместо того чтобы оставить их на земле у выхода, как делает любой нормальный человек!

Когда Алиса поняла, что больше не сможет сделать ни одного движения, ей пришла в голову интересная мысль: а почему она должна тащить эти жутко тяжёлые железяки в руке и погибать от этого, когда тот же самый меч и булавка могут отлично путешествовать вниз своим ходом. Придя к такому выводу, Алиса разжала пальцы, и её оружие со звоном и гулом, ударяясь о стенки колодца, полетело вниз, и вскоре звон этот закончился громкими ударами — теперь меч и булавка ждали её внизу.

Остаток спуска превратился в лёгкую прогулку. Внизу она подобрала оружие, которое уже не казалось таким тяжёлым. Выход из кабины открылся, как только Алиса подошла к нему. В глаза, отвыкшие от яркого света, ударило солнце.

Одним лилипутом на свете стало больше — Алиса вошла в Страну дремучих трав.