В поисках Аркаши

Ощущение было невероятное. Даже обидно, что ей приходится выходить в этот мир при таких печальных обстоятельствах.

Казалось, что даже небо стало куда выше. Впрочем, это было единственным, что связывало Алису с прошлым, — небо. Больше ничего узнать было нельзя.

И не в том дело, что одна вещь стала больше, а другая много больше

— просто всё стало настолько иным, что и сравнивать‑то было не с чем.

Алиса стояла возле гигантской красной с белым полосатой башни, которая возвышалась над лесом, вызывавшим в памяти заросли тропического бамбука, которые она видела в Индии.

Эти растения покачивались, шевелились, потому что были лишены твёрдых стволов, к тому же они кишели различного рода существами, большей частью небольшими, но среди них попадались и гиганты — ростом с Алису и даже больше.

Алиса отлично понимала, что она смотрит на заросли травы, окаймлявшие тропинку, но глаза отказывались верить, что трава может вымахать высотой в трехэтажный дом.

Алиса как бы оказалась в двух мирах. Первый — её память. Она помнила о том, как эта тропинка, как эта трава и даже кабина выглядят с точки зрения обыкновенного человека. Но совсем иное рассказывали Алисе её глаза.

Вот узкая тропинка. Как странно было слышать, когда Аркаша жаловался, что на ней — острые камни. И в самом деле мягкая земля оказалась состоящей из различного размера камней, семян, веточек, сосновых иголок, устилавших тропинку. А вот бежит существо ростом с небольшую собаку — с громадной сверкающей головой и короткими жвалами. Оно шевелит усами и враждебно смотрит на Алису: вот‑вот кинется в атаку. Алиса отступила и подобрала с земли меч. Ведь эта злобная собака — рыжий лесной муравей, который больно кусает больших людей. Каково же от такого укуса будет Алисе?

Она наклонила копьё‑булавку и замерла. Муравей посмотрел на него, потом, наверное, решил, что у Алисы такое жало, нехотя побежал в сторону и скрылся в стене травянистых деревьев.

«Ну хорошо, осматриваться будем потом, — сказала себе Алиса. Сколько уже прошло времени с тех пор, как пропал Аркаша? Может быть, целый час. Теперь у неё нет часов — придётся разбираться по солнцу».

Громадная тень закрыла небо. Повернув копьё остриём к небу, Алиса по острым камням кинулась с дороги.

Она думала, что это — птица. Но оказалось всего‑навсего бабочка, которая спустилась подивиться Алисой. Красивая бабочка‑адмирал. Голова у неё, как голова Алисы, только глаза в несколько раз больше.

Понимая, что стоять на тропинке — значит привлекать к себе внимание жителей травяного леса, Алиса побежала, поджимая пальцы ног, чтобы меньше резало камешками, к изгороди, которая поднималась спереди высокой зелёной стеной, будто обрывом гигантской горы.

Алиса знала, что до изгороди двадцать метров, но теперь её шаг — сантиметр, значит, путь удлинился до двух километров. Да ещё надо миновать несколько метров до коробки.

И какой же дурак поставил коробку так далеко от кабины? Все из‑за этого прудика!

Алиса семенила к изгороди, а та приближалась так медленно, словно до неё было километров сто. К тому же всё время приходилось быть настороже. А это даже к лучшему — некогда думать о камнях и палках.

Один раз к ней спикировала стрекоза, потом Алиса встретила сразу десяток муравьёв, но они, к счастью, не обратили на неё внимания.

Наконец она добралась до изгороди. Та нависала над ней миллионами листьев, каждый из которых мог бы послужить Алисе одеялом. Листья поднимались к небу, к самым облакам, хотя Алиса в то же время отлично помнила, что живая изгородь, окружавшая дачу Сапожковых, высотой чуть больше метра.

За изгородью тропинка почти пропала среди густых бамбуковых зарослей, и камни на ней стали крупнее и острей — так что пришлось идти по обочине.

Алиса остановилась и перевела дух. Идти оставалось немного — белые стены здания без окон были видны сквозь зелёные стволы. Хорошо, что она знает — это коробка из‑под ботинок. Иначе никогда бы не сообразила, кто и почему воздвиг здесь такое странное сооружение.

Ноги уже были изрезаны камнями, но Алиса все же продолжала идти вперёд. Она опиралась на копьё и волочила за собой меч, который хотелось бросить, но нельзя, неизвестно ещё, с кем придётся сражаться.

Стена коробки нависла над Алисой. Теперь надо было обогнуть её, чтобы отыскать вход. А ведь недавно она глядела на эту коробку сверху, даже снимала с неё крышку одной рукой, без всякого усилия… Алиса дотянулась до стены и постучала в неё. Стена была толстой, неровной, сплетённой из крупных волокон.

Ещё несколько шагов, и можно будет отдохнуть…

Алиса завернула за угол и увидела, что возле входа в коробку сидит на задних лапах гигантское существо, более всего напоминающее ископаемого ящера.