Возвращение волшебников

Алиса прислушивалась — ничего.

Побежать вперёд или переждать опасность? Но она знала о пути наружу лишь то, что сказал ей Панченга. А что если он её обманул? Нет, нельзя думать о людях плохо. Человек хочет исправиться, а я его подозреваю в коварстве! И Алиса пошла вперёд.

Она не сделала и пяти шагов, как с размаху налетела на решётку, которая перекрывала коридор.

Решётка была ржавая и холодная. Что такое? Почему решётка?

Алиса провела рукой в сторону — решётка пересекала весь коридор. Дальше пути не было.

Она постаралась пошатать решётку — может, это ошибка? Ей так хотелось думать, что Панченга её не обманул.

Но решётка не поддавалась.

Алиса поняла, что у неё один выход — бежать обратно.

И тут она услышала, как сзади по сводчатому коридору прокатился скрежет ещё одной решётки. Её запирают? Зачем?

И тут же послышался негромкий смех. Тишина была такая, что каждый самый маленький и ничтожный звук становился большим, как горный обвал.

Алиса узнала голос Панченги.

— Ты жива, Алисочка? Ты сейчас умрёшь.

— Зачем вы это сделали? — спросила Алиса.

— Мне приказали, — сказал Панченга. — Я не хотел. Ты мне очень понравилась, но я — послушный сын.

— Когда вы брали у меня интервью, — спросила Алиса, — вы уже знали, что меня обманете?

— Да, — вздохнул Панченга. — И у меня сердце буквально обливалось кровью. Прощай, Алисочка, я побежал на корабль. Мой драгоценный папа думает, что я останусь здесь и приму на себя весь удар правосудия, что я буду расхлёбывать кашу, которую они с братцем заварили. Как бы не так! Даже если меня и найдут в тёмных подземельях, со мной ничего нельзя сделать. Я не сделал ничего плохого. Я старался только помочь Алисе Селезнёвой. И она оставила доказательство — видеоплёнку.

— Вы подлец, Панченга Мулити!

— Это твои последние слова, Алиса, — ответил Панченга.

Панченга свистнул — свист прокатился по туннелю.

И в ответ:

— Топ‑топ, топ‑топ, топ‑топ…

Кто‑то медленно прыгает, не спеша приближается к Алисе.

— Я впустил кроликов, прощай, девочка.

Алиса кинулась к стене, прижалась к ней… У неё не было никакого оружия, да она и не видела ничего в этой темноте. Кто на неё нападает, откуда… только: топ‑топ, топ‑топ, топ‑топ…

И так страшно, и так одиноко…

И в этот момент что‑то ярко вспыхнуло.

Зелёная линия протянулась вдоль коридора…

Тёмные тени, которые уже приблизились к Алисе, замерли, поражённые светом.

А ещё через секунду каменные своды зала, в котором, оказывается, и стояла, прижавшись спиной к стене, Алиса, осветились сотнями разноцветных звёздочек — словно начался карнавал…

Сначала Алиса ничего не понимала в сверкании и кружении огней… Но ничего не могли понять и те, кто хотел напасть на неё: удивительные, никогда не виданные ею существа. Приятные на первый взгляд и страшные, если присмотреться…

Они и в самом деле походили чем‑то на кроликов: задние ноги этих тварей были куда длиннее передних, а передние были прижаты к груди. Но передние лапки пустынных кроликов, живущих на Ледяных астероидах, могут вытягиваться, словно резиновые, а из них появляются когти. Кролики, окружившие Алису, были ростом с больших собак, покрыты не шерстью, а каким‑то серым мхом, что позволяло им сливаться с песком в пустыне. Но неприятнее всего были их морды — треугольные, с острыми хоботками, из которых непрерывно высовывались и прятались обратно неутомимые беспокойные язычки. Эти язычки заканчивались блестящими, словно металлическими, иглами — именно этими иглами пустынные кролики наносят жертве небольшую рану, в которую попадает капля ядовитой слюны. И жертва умирает.

В тот момент, когда зажглись огни, кролики уже почти подкрались к Алисе, а они, как известно, отлично видят в темноте. Алиса бы так и не узнала, откуда произошло нападение…

Кролики, возмущённые тем, что кто‑то мешает им растерзать беззащитную добычу, завертели головами, отыскивая обидчиков. И тут же их нашли!

Посреди зала стояли два человека. Оба в плащах и со шпагами в руках. Оба в широкополых шляпах и блестящих сапогах.

Кролики кинулись на двух мушкетёров, забыв об Алисе.

Огни под потолком и по стенам мигали, сверкали и гасли, рассыпались бенгальскими огнями и взрывались как петарды.

Кролики, привыкшие к темноте и полумраку астероида, не могли сообразить, что к чему, жмурились, прикрывали передними лапками громадные глаза, но, правда, не отступали.

— Алиса, не двигайся! — крикнул один из мушкетёров, что был повыше ростом. — Они кидаются на то, что движется!