Происшествие на космодроме

Полет занял немного времени. Как и все корабли будущего, пирамида пиратов разогналась, нырнула в суперпространство, вынырнула в подпространстве, перешла в надпространство и вышла из прыжка в двадцати двух часах лета от цели.

Пуччини‑2 и его друзья все это время играли в шахматы в кают‑компании, потому что адмирал, естественно, не хотел, чтобы они узнали координаты пиратской планеты, которую до сих пор не открыли ещё патрульные корабли. В этом нет ничего удивительного, потому что пиратская планета скрывается сразу за чёрной дырой, в раковидной туманности, состоящей из белых карликов, неподалёку от фонтана обратного времени, брызги которого смертельно опасны для пролетающих кораблей.

Впрочем, Пуччини‑2 умел подглядывать, на то он и был фокусником. Он умел видеть через толстую чёрную повязку, сквозь обложку закрытой книги и даже сквозь стенку стального сейфа. Так что секретов для него почти не существовало. Иначе не станешь настоящим волшебником высокой категории.

Он мысленно следил за тем, как компьютер прокладывал курс корабля среди звёзд и запоминал его, хотя ещё не знал, каким образом он сможет выбраться из пиратского логова.

— Подлетаем, — сказал он, поднимаясь из‑за шахматной доски.

— Но вам — шах, — сообщил Вага Бычий Хвост.

— Я сдаюсь, — ответил фокусник, хотя его позиция была куда лучше, чем у индейца. — Я не могу отвлекаться на игру, когда к нашей кают‑компании подходит адмирал Панченга Скулити. И он настроен весьма решительно.

В этот момент дверь распахнулась. В ней стоял адмирал, по бокам — пираты.

— Вы арестованы, — заявил адмирал.

— Почему именно сейчас? — спросил фокусник. — Вы хотите отличиться перед вашим папой?

— Молчать! — разъярился адмирал. — Вы арестованы за дело, потому что стало известно о ваших шпионских намерениях.

— Не надо спорить, — обратился Пуччини‑2 к возмущённому Ваге, который хотел было броситься в бой, — ведь у нас с адмиралом общая цель — как можно скорее попасть на их планету и встретиться с его папой Панченгой‑старшим.

Вага хотел было что‑то ответить, но не успел, потому что пираты накинулись на Пуччини и его юных друзей, сковали их лёгкой, но прочной цепью, а главное и самое неприятное — залепили им рты клейкой лентой, так что теперь они не могли ничего сказать.

Пока это происходило, корабль качнулся, тормозя и опускаясь на твёрдую поверхность.

— Приехали, — сообщил пиратский адмирал, не скрывая злорадства. — Я доволен. Мне удалось не только вырваться из плена, но и увезти с собой богатую добычу.

И он расхохотался.

Пленников вывели из корабля сразу следом за адмиралом и Боевой Подругой. На несколько секунд они все остановились в широко открытом люке пирамиды, оглядывая космодром.

Перед ними расстилалось широкое, залитое бетоном поле, на котором стояли различного вида и состояния корабли — от совсем старых, атомных развалюх, до новейших пассажирских и даже военных кораблей, которые, однако, почти все были либо разбиты, либо запущены до безобразия. Над космодромом сияло белое солнце, которое заливало все вокруг ярким, но неживым светом.

Вдали, у горизонта возвышалось гигантское синее здание с множеством труб и башен. Оттуда к кораблю пиратов неслись скоростные танки и бронетранспортёры. Некоторые из них время от времени стреляли в небо, словно внутри их сидели великовозрастные шалуны.

— Эх, приятно снова оказаться в безопасности! — сказал адмирал.

— Погоди, ещё неизвестно, как нас встретят, — предостерегла его Боевая Подруга. — Ты забываешь, что твой папаша нас предал и оставил в беде.

— Я ничего не забываю, — ответил пират. — Но с папой я буду выяснять отношения без свидетелей. В конце концов, я его наследник.

Лента, которой был заклеен рот Алисы, жутко стягивала кожу, хотелось сорвать её, но могучего сложения пират держал за конец цепи и следил, чтобы пленники не совершали никаких лишних движений.

Со свистом и рёвом сирен танки и бронетранспортёры подлетели к пирамиде и окружили её полукольцом. Дула пушек были направлены на небольшую кучку людей у люка. Адмирал поднял руку, помахал и крикнул:

— Ну что, не признаете своего адмирала, крысы паршивые?

В ответ на его крик крышка люка ближайшего танка откинулась и оттуда вылез сам папаша Панченга. Он был одет в расшитый золотом халат, а на голове блестел стальной шлем.

— Сынок! — воскликнул он. — Курицын сын! Негодяй и дезертир! Как ты сумел от них вырваться?

— Как вырвался, так и вырвался, — ответил сынок. — И даже подарки папаше привёз.

Он подтолкнул Пуччини‑2 в спину, и пленники спустились вниз на поле космодрома. Папаша Панченга в свою очередь покинул башню танка и подошёл к Алисе. Он все не расставался со своими чётками‑виноградинами.

— Подарок папочке привёз? — сказал он и расхохотался. — Ценный подарочек. Принимаю.

— Тогда приглашай, папа, на пир! Устали мы летать!

— Насчёт приглашения придётся подождать, — ответил Панченга‑старший. — И не спеши выходить из корабля. Ты забыл мне рассказать, как сбежал от инспектора Крома да ещё вернулся в нормальный человеческий размер. А ну признавайся, за сколько они тебя купили, чтобы ты привёл полицаев в наше тёплое логово?