Музыкальный салон барабанов

Минут через двадцать (больше охранники не пожелали ждать) Алиса, Пуччини и возмущённый Вага Бычий Хвост прошли другим, тоже узким коридором в другую часть дворца. На этот раз коридор вывел их к лестнице, по которой они поднялись на следующий этаж, в длинный зал, освещённый дневным светом, проникавшим сквозь стрельчатые окна. На этом этаже было более оживлённо, то и дело встречались пираты, а то и слуги или просто люди непонятного звания и назначения. Они прошли мимо кухни, где на широких плитах стояли кастрюли, а повара в белых колпаках помешивали в них поварёшками. И эта кухня была бы точно такой же кухней, как на любой нормальной планете, если бы на колпаках поваров не были вышиты чёрными нитками черепа и кости.

Алиса выглянула в окно — оно выходило во двор дворца, где среди редких деревьев и кустов стояли пушки, танкетки и даже вертолёт. По двору по направлению к дворцу решительно следовали папа и сын Панченги, а также Боевая Подруга. Они были недовольны и не скрывали своего плохого настроения.

Шедший впереди пират толкнул двустворчатую дверь, и перед Алисой открылась большая комната, стены которой были покрашены в оранжевый цвет.

— Музыкальный салон! — объявил пират.

Алиса увидела, что на полу комнаты, а также на нескольких столах стояли или лежали различного размера и формы барабаны и тамтамы. Крыс сидел на табурете перед громадным барабаном, втрое больше его самого, а перед стоявшим в другом углу Весельчаком У выстроились в ряд мал мала меньше двенадцать барабанчиков, перетянутых посередине ремешками, словно старинные красавицы в широких юбках.

При виде Алисы Крыс бухнул колотушкой по барабану, и утробный глухой грохот прокатился по дворцу. Вторя ему, Весельчак У дробно и часто принялся колотить по барабанам, словно по паркету бежало стадо оленей.

Вага Бычий Хвост заткнул уши, но Алиса и Пуччини, имевшие куда больший жизненный опыт, понимали, что каждый человек имеет право заниматься искусством, и не следует делать вид, что тебе его занятия отвратительны.

Крыс бухал по большому барабану, Весельчак У молотил по маленьким, а Алиса подумала, как же мы мало знаем людей, включая собственных врагов. Всю свою сознательную жизнь она борется с пиратами, казалось бы, видела их уже много раз, но никогда не задумывалась, есть ли у них увлечения, слабости и чудачества. Ведь именно из этого состоят люди. Если человек любит стучать на барабане, то он ещё не совсем потерян для Галактики. Он не автомат и не машина.

Видно, то же самое подумал и Пуччини‑2. И когда последние гулкие удары прокатились по комнате, а исполнители опустили палочки и колотушки и с трудом перевели дух, не в силах сдержать удовлетворённых улыбок, он захлопал в ладоши и закричал:

— Браво!

Алиса поддержала его. Она тоже хлопала в ладоши. А Вага громко спросил:

— Вы что, с ума посходили?

И Весельчаку У, который услышал эти неприятные слова, стало так грустно, что он поморщился, как будто нечаянно разжевал лимон, а в глазах у него блеснула ненависть к юному индейцу.

— Спасибо! — искренне произнесла Алиса. — Я совсем не ожидала, что вы устроите здесь оркестр.

— В самом деле понравилось? — спросил Крыс, поправляя золотые кудри.

«Как жаль, — подумала Алиса, — что я знаю, как он выглядит на самом деле. Он похож на настоящую крысу и притом смахивает на скорпиона. Может быть, для своей мамы он был самым изящным и очаровательным ребёнком на свете, но нам, к сожалению, этого не понять».

Крыс, словно прочёл её мысли, отвернулся и насупился.

Алиса только хотела сказать ему, чтобы пират не обижался, как двери снова растворились и в музыкальный салон вошли Панченги в сопровождении Боевой Подруги. Внимание тут же переключилось на них, и Алиса вздохнула с облегчением. По крайней мере, теперь пираты забудут о нетактичных словах Ваги и слишком красноречивом взгляде Алисы.

— Собрались! — закричал от входа Панченга‑старший, спрятал в карман свои чётки и ударил сапогом по ближайшему к нему барабану. Тот отозвался гулким стоном. — Таитесь, договариваетесь, как лучше поделить наши сокровища? Не удастся! Мы этого не допустим.

И он сделал шаг вперёд и стукнул сапогом по барабану побольше, и на этот раз звук был куда более громким.

— А ну перестаньте безобразничать! — закричал Крыс. — Это же музыкальный салон, а не футбольное поле.

— Это тонкие, ценные инструменты, — поддержал его Весельчак У.

— Я тебе покажу тонкие инструменты, — завопил адмирал Панченга Скулити. Он обогнал своего папу и стал бегать по салону и с размаху колотить ногами по барабанам.

Грохот поднялся такой, что Вага убежал из салона, а Весельчак У начал вытаскивать из кармана бластер. Правда, это удалось не сразу, потому что он засунул его очень глубоко, чтобы тот не мешал музицировать на ударных инструментах.

Боевая Подруга поняла, чего хочет Весельчак У, и тоже вытащила из‑за пояса бластер.

И тогда Пуччини‑2 закричал, перекрывая грохот и крики:

— Раз! Два! Три! Замри!

И тут же все присутствующие в комнате замерли в тех позах, в которых застало их заклинание фокусника.

— Я думаю, — сказал Пуччини‑2, — что для успеха наших переговоров нам лучше всего будет разоружиться.

И сказав так, он быстро обошёл всех замерших в комнате пиратов и их разоружил. Затем выбросил пистолеты и бластеры в угол музыкального салона и приказал:

— Три! Четыре! Пять! Прошу вас мышцы размять!

По комнате прокатилось движение и тяжёлые вздохи. Придя в себя, пираты принялись было кричать на этот раз на Пуччини‑2, но фокусник без особого труда сказал громче, чем все они:

— Если вы не перестанете вести себя как испорченные дети, мне придётся вас заколдовать навсегда. И я не шучу.

В его голосе прозвучала такая сила, что все замолкли.

— А теперь я передаю слово нашему хозяину, известному негодяю пирату Крысу, — сказал Пуччини‑2.

В его голосе прозвучала ирония, и на месте Крыса любой бы из пиратов обиделся, если бы его так называли. Но Крыс был неглупым человеком — недаром ему удавалось выпутываться из самых невероятных приключений. И когда нужно было что‑то пропустить мимо ушей, он это делал очень умело.