Разговоры с учёными

«Что ж, — подумала Алиса, — могло быть и хуже. По крайней мере, Панченги теперь вынуждены будут показать им учёных, а уж потом Пуччини‑2 наверняка придумает, как освободить родителей Лары из неволи».

Первым под охраной пиратов в гостиную вошёл старый человек с длинной бородой, завитой в седую косу и заправленной за пояс. Этот старик, который с достоинством поклонился собравшейся за столом компании, представился как профессор Валишели с Криптелы — небольшой планеты, о которой Алиса что‑то читала, но что — забыла. Впрочем, это было сейчас неважно.

— Скажите, пожалуйста, профессор, — сказал Весельчак У, надувшийся ещё толще от сознания своего величия, — что вы можете рассказать о Панченге и институте, в котором вы якобы работаете?

— О! — воскликнул профессор. — Я так благодарен академику Панченге! Мы все, учёные, страшно благодарны ему, мы даже избрали его президентом нашей небольшой Академии наук!

Слушая этот странный монолог, Панченга‑старший важно кивал головой и медленно перебирал похожие на виноград чётки. Он вовсе не казался удивлённым.

— Вы благодарны ему? — спросил Пуччини‑2.

— Разумеется. Мы все благодарны.

— И что же вы делаете в институте? — спросил Весельчак У, знаком приказав фокуснику замолчать и не мешать ему вести допрос.

— Каждый из нас занимается любимым делом.

— И какое же у вас любимое дело?

Профессор обернулся к Панченге и спросил:

— Вы не возражаете, президент‑академик?

— Валяй! — сказал старый пират.

Но усмехнулся, притом не скрывая удовольствия, потому что пираты и разбойники любят, когда их называют академиками, профессорами или писателями. Они очень легко верят в то, что и на самом деле знают толк во всех науках и искусствах. И особенно много среди разбойников всегда было историков и экономистов — они с наслаждением учат людей тому, что было, что будет, и тому, как надо жить и тратить деньги. А вот математиков и физиков среди разбойников не встречается — для этого надо хотя бы научиться считать до двадцати пяти, а таких образованных редко держат в разбойниках.

Старый учёный осторожно вытащил из‑за пазухи баночку с землёй и поставил её на стол. Затем вынул из кармана пакетик и высыпал из него на ладонь горстку мелких семян.

На глазах у внимательных зрителей старик кинул семена в банку и попросил разрешения полить их из бутылки с минеральной водой, что стояла на столе.

— Внимание! — воскликнул Панченга‑академик. — Сейчас будет самое интересное!

И на глазах у всех собравшихся из банки, пробившись сквозь землю, полезли тонкие зелёные ростки. Через минуту они достигли высоты в сантиметр. Видно было, как они движутся, тянутся к свету, распускают листики.

— Говори! — приказал президент Панченга.

— Нами, — произнёс старый учёный, — разработаны скоростные семена. При посадке их в почву они дают всходы немедленно. И к обеду пшеница уже колосится. Таким образом мы можем обойтись без амбаров и хранилищ зерна. Если вам понадобилась пшеница или ячмень, то вы выходите в поле и сеете столько зёрен, сколько вам нужно. А завтра утром вы кушаете свежий хлеб.

— Ну как? — спросил старший Панченга, когда старик отошёл на шаг, склонив голову и любуясь тем, как поднимаются в банке зелёные стебли.

Зрители наградили старика аплодисментами. Тот раскланялся. Алиса тоже вежливо похлопала в ладоши, хотя отлично знала, что ничего особенного старик‑профессор не изобрёл. Опыты с быстрорастущими растениями Алиса с ребятами ставили на биостанции на Гоголевском бульваре ещё раньше. И вырастили, сами того не желая, целый лес на Арбатской площади.

— Ну, ну! — остановил аплодисменты старый Панченга. — Вы мне мои научные кадры избалуете.

— Послушай, — сказал Крыс, — а на что тебе этот учёный‑мученый. Ты что, пшеницу решил разводить?

— Простите, но на космическом корабле имеет смысл выращивать быстрые растения для пополнения запасов пищи! — сказал профессор.

— Запасы пищи надо отнимать у встречных‑поперечных, — возразил Крыс. — А выращивают пускай мужики.

Весельчак У расхохотался так, что чуть не хлопнулся со стула.

— А мы и не собираемся пшеницу разводить, — сказал старый Панченга.

— Ты правильно рассудил, Крыс. Я бы этого старого козла не стал кормить, если бы от его изобретения не было бы мне пользы. А ну, старик, показывай, как ты выполняешь мои советы!