Часть 4. В пиратском логове

Кто‑то кашлянул в тёмном углу.

Алиса вздрогнула. И тут же догадалась — там, затаившись ото всех, сидит скромный Вага Бычий Хвост, которому так и не удалось совершить подвига.

— Как ты думаешь? — спросил он Алису. — Мне можно будет попрощаться с Ларой Коралли или она меня уже забыла?

— Она сейчас думает о своих родителях, — сказала Алиса. — И может тебя не узнать.

— Этого я и боялся, — согласился Бычий Хвост. — Ведь я в неё влюбился. Но совершенно без взаимности.

— Я тебе сочувствую, — сказала Алиса, разглядывая корабль адмирала Панченги. Боевая Подруга гуляла по самому краю стола и что‑то выкрикивала. Но Алиса не разобрала, что пищит этот комарик.

— Наверное, я должен совершить невероятно великий подвиг, — сказал Вага. — Тогда она меня заметит и полюбит. Правда?

— Какой же подвиг ты намерен совершить? — спросила Алиса.

— Полететь на пиратскую планету и освободить папу и маму Лары. Я их освобожу и сразу спрошу, можно мне дружить с их дочкой?

— Ты славный парень, — сказала Алиса. — Хотя Лара маму и папу не спрашивает.

— Ни о чём?

— Боюсь, что ни о чём.

Молодой индеец закручинился.

Он с хрустом ломал пальцы и смотрел в пол. Он старался придумать, как вернуть расположение ветреной Лары.

Тут в комнату вернулся Пуччини‑2. Он был несколько смущён.

— Что случилось? — спросила Алиса.

— Девочка стала примерять платье, и меня попросили уйти, — сказал волшебник.

— Вот вы знаменитый фокусник и волшебник, — сказала тогда Алиса. — Я думаю, что вы должны помочь моему знакомому индейцу. У него не очень удачное имя, но он не может от него избавиться, пока не совершит подвига.

— А в силу своего характера, — вмешался Вага Бычий Хвост, — я никак не могу этого подвига совершить. Видно, придётся мне оставаться с детским именем.

— А если не секрет, как вас зовут? — спросил Пуччини‑2.

— Вага Бычий Хвост, — покраснев, признался юный индеец.

Пуччини‑2 принялся хохотать, но он хохотал не обидно, а с сочувствием.

— Надо помочь, — произнёс он, отсмеявшись. — Как же это сделать?

— Я знаю, как это сделать, — сказал индеец. — Вы должны помочь мне первым попасть на пиратскую планету, победить всех пиратов и освободить родителей Лары. И тогда я смогу спросить у них разрешения дружить с девушкой.

— А сам? — спросил Пуччини‑2.

— А меня она не послушается, — признался индеец.

— М‑даа, — вздохнул Пуччини‑2. — Проблема!

— Ещё какая! — улыбнулась Алиса.

— А ведь надо помочь, — сказал Пуччини‑2.

— Надо! — воскликнул Вага Бычий Хвост.

— Мне и самому хочется совершить подвиг, — сказал Пуччини‑2. — Тысячу лет не совершал подвигов.

— И меня возьмите в компанию, — попросила Алиса.

— А ты знаешь, что я хочу сделать?

— Догадываюсь, — сказала Алиса.

— А не струсишь? — спросил Пуччини.

— Никогда! — сказали хором Алиса и Вага Бычий Хвост.

— Тогда сдаёмся в плен, — сказал Пуччини и присел на корточки перед столом, на котором стояла пирамида пиратского корабля.

Среди обитателей корабля возникло оживление. Один из солдат прицелился Пуччини в глаз и, наверное бы, выстрелил, если бы не Боевая Подруга. Она быстро шагнула вперёд и ударила кулаком по стволу автомата. По крайней мере, в отваге ей нельзя было отказать.

Следом за Боевой Подругой вышел к краю стола адмирал Панченга Скулити.

Пуччини‑2 перешёл на шёпот, не потому, что скрывал свои слова, а чтобы не оглушить лилипутов.

— Господа, — сказал он, — у меня к вам есть предложение.

Пираты стояли неподвижно.

— Мне и моим друзьям нужно попасть на вашу базу.

— Нет! — воскликнул адмирал, и даже Алиса услышала этот крик.

— Погодите, — остановил пирата Пуччини‑2. — Вы сначала выслушайте меня. Сказать «нет» никогда не поздно.


— Не перебивайте его! — сказала Алиса. — У нас совсем мало времени. Если сейчас вернётся инспектор Кром, он никогда не разрешит нам с вами договариваться. Потому что вы преступники. А инспектора не договариваются с преступниками.

— Я предлагаю вам, — продолжал Пуччини‑2, — взять нас в плен.

— Я в плен не сдаюсь! — заявил тут Вага Бычий Хвост, которому лучше было бы помолчать.

Но Пуччини сделал вид, что не услышал гневного крика молодого индейца.

Адмирал Панченга Скулити развёл руками, как бы говоря: «Разве мы можем вас взять в плен?»

— Для этого, — продолжал фокусник, — мы уменьшимся до вашего размера.

— Зачем? — опять вмешался в разговор Вага.

— Вага! — возмутилась Алиса. — Или ты делаешь все, что нужно, или уходишь из комнаты и больше в наших делах не участвуешь.

— А как же подвиги?

— Подвиги будешь совершать дома, — сказала Алиса. — Поможешь бабушке перейти через улицу, спасёшь птичку от кошки — в жизни всегда найдётся место для подвига!

— Нет! Я с вами, — воскликнул Вага так, что Боевая Подруга подняла руки к ушам.

— Тогда слушай мою команду! — приказал фокусник. — Все пираты немедленно прячутся в корабль! Быстро! Ещё быстрее!

Пираты подчинились. Со всех ног они кинулись к кораблю.

Когда на столе рядом с пирамидкой никого не осталось, Пуччини‑2 обернулся к своим юным спутникам:

— А теперь мы все забираемся на стол. И не теряйте ни секунды. Я слышу, как сюда идут.

Алису и Вагу не надо было подгонять. Они уже все поняли, а если что‑то и оставалось непонятным, то будет время разобраться.

Следом за фокусником они взобрались на стол. К счастью, стол был крепким, он даже не пошатнулся под их весом. Правда, свободного места на нём не осталось — только пирамида и три человека. Так что им пришлось держаться друг за дружку.

— Крепко держитесь? — спросил Пуччини.

Но он не стал ждать ответа, а начал быстро бормотать заклинания. Алиса вцепилась а него — у её ног была вершина пирамиды, из открытого люка выглядывал адмирал Панченга Скулити. Махонький, как оловянный солдатик.

Вдруг голова Алисы закружилась — крышка стола, на которой она стояла, бросилась к ней навстречу, пирамида космического корабля стала расти… вот она уже выше неё, вот её вершина унеслась куда‑то ввысь, исчезли в дальней дали потолок и стены комнаты… Алиса не удержалась на ногах, упала, но Пуччини помог ей подняться. Пирамида пиратского корабля стояла в отдалении — теперь до неё надо бежать и бежать.

Вага Бычий хвост сидел неподалёку и растирал ушибленную ногу.

— Скорее! — торопил Пуччини‑2. — Он уже здесь!

Алиса поняла, что фокусник имеет в виду инспектора, и обернулась — вдали открылся громадный прямоугольник двери, и в нём показалась человеческая фигура. Она узнала в гиганте инспектора.

Алиса и фокусник потащили Вагу к кораблю. К счастью, инспектор не посмотрел на стол — ведь он ожидал увидеть людей нормального размера.

— Господин Пуччини! — отдалённым громом прокатился по комнате голос инспектора. — Алиса! Где вы?

И тут же, решив, что фокусника и Алисы в комнате нет, он повернулся и ушёл, не закрыв за собой дверь.

Тем временем Пуччини, Алиса и ковыляющий Вага добрались до корабля. Адмирал Панченга Скулити и воинственная Боевая Подруга убедились, что инспектор ушёл, выпрыгнули из люка корабля и направились навстречу гостям. Из люка торчали дула бластеров и автоматов — пираты не хотели рисковать и стерегли каждый шаг гостей.

— Теперь говорите, — приказал адмирал.

Алисе странно было видеть большого плотного человека в пышном мундире — ведь адмирал только что был крошкой.

— Давайте войдём в корабль, — предложил фокусник. — А то инспектор вернётся и увидит нас.

— Но сначала мы вас обыщем, — заявил адмирал.

— Великолепная идея! — ответил фокусник. — Особенно опасайтесь девочку. У неё за ушами пулемёты.

— А ну, без шуток! — обиделся адмирал, который не выносил, если его подозревали в трусости. — Пошли, пошли! Сколько можно ждать!

Обыскивать их не стали.

Через две минуты фокусник и его юные спутники оказались внутри пиратского корабля.


— Что смотришь? — ухмыльнулась Боевая Подруга.

— Как в родном доме, — ответила Алиса.

Боевая Подруга расхохоталась.

— То‑то я тебя узнала!

— Где будем разговаривать? — рявкнул адмирал Панченга Скулити.

— Можно и здесь, — сказал Пуччини‑2. — Чем скорее договоримся, тем скорее я смогу вам помочь.

— Ну давай, валяй, рассказывай! — произнёс главный пират, изображая из себя хозяина корабля, который взял в плен ничтожных лазутчиков. — Только не думай, что я тебя помилую.

— Об этом и речи нет, — усмехнулся Пуччини. — О такой милости я и не прошу.

— О чём просишь?

— Прошу разрешения полететь на вашу планету на вашем замечательном корабле.

— А что ты потерял на нашей планете? — спросила Боевая Подруга.

— Вас это не касается.

— Ты у меня поговори, поговори… — пригрозил адмирал и поднял руку с зажатым в ней бичом, но рука как поднялась, так и застыла в воздухе.

— Не люблю я глупых шуток, — сказал фокусник. — И не выношу плохо воспитанных адмиралов.

— Что с тобой? Что он с тобой сделал? — испугалась Боевая Подруга.

А пираты, которые выглядывали из коридора, зашумели и принялись бряцать оружием.

— Ничего страшного, — ответил фокусник за адмирала. — Просто рука отсохла. На время. Теперь уже лучше.

Рука адмирала бессильно опустилась. Адмирал перевёл дух и вдруг закричал злобным голосом:

— А ну, все отсюда! Устроили зоопарк!

Адмирал был так зол, что, за исключением Боевой Подруги, все пираты исчезли как по мановению ока.

— Слушайте, — сказал фокусник. — Мы летим к вам на планету. Там мне нужно освободить учёных Коралли — родителей Лары Коралли, которую вы знаете.

— Почему? — удивился адмирал. Видно, он ожидал чего угодно, но не такой просьбы.

— Потому что, — ответил фокусник, — Лара моя ученица. У меня связаны с ней большие надежды. Без папы и мамы она очень тоскует и не может учиться.

— Без папы и мамы? — Боевая Подруга расхохоталась, уперев усыпанные кольцами и перстнями руки в бока. — Я умру от смеха!

— Тем не менее это так.

— Значит вы хотите полететь к нам и уговорить моего отца отдать вам этих самых Коралли? — спросил, улыбаясь, Панченга Скулити.

— Вот именно.

— И хотите, чтобы я вас отвёз к моему отцу?

— Да, хочу.

— Губа не дура! — сказала Боевая Подруга. — Они же шпионы!

— Конечно, шпионы. Я и без тебя знаю, — огрызнулся адмирал. — Они хотят узнать, где главная пиратская база, и потом пригнать туда весь патрульный флот Галактики. Ну что на это ответишь?

— Ничего не отвечу, — сказал фокусник.

— А ты понимаешь, что попал ко мне в руки и не выйдешь из них живым?

— Я понимаю, — сказал Пуччини‑2, — что вы меня как миленькие отвезёте на базу, а уж там я сам буду решать, что мне делать!

— Да?

— Да!

— А если я тебя сейчас пристрелю?

— Если у вас в голове мозги, а не солома, — ответил Пуччини, — то тогда вы меня не застрелите, а выполните любое моё приказание.

И фокусник произнёс эти слова так уверенно, что адмирал растерялся. Он понял, что фокусник имеет над ним власть. Но какую?

— Неужели ты не понял! — сообразила Боевая Подруга. — Без него нам никогда не стать снова большими!

— Вот именно, молодец, умница! — сказал фокусник. — И останетесь вы навсегда на столе. И не будете никому нужны — недаром ваш родной отец забыл вас захватить с собой.

— А вы?

— А я могу вас возвратить в человеческий размер.

— Честное слово?

— Ну ты же знаешь, Скулити! — воскликнула Боевая Подруга.

Пират задумался. Ему не хотелось признавать поражение.

— Ладно, — сказал он, наконец. — Давай, превращай.

— Не спешите, — сказал фокусник. — Во‑первых, здесь это сделать невозможно — над нами много метров песка и камня. Если увеличить корабль под пустыней, то его раздавит породой.


— А что тогда можно сделать?

— Сначала надо вылететь отсюда. Мы сейчас такие маленькие, что можем пролететь в двери.

— А потом?

— А потом, когда мы уже будем над планетой, я вас увеличу.

— Так чего же ты тянешь? Начинай!

— Не все так просто. Сначала ты должен мне поклясться, что не обманешь.

— Я? Обману?

— Вот именно. Нет больших лжецов, чем пираты!

— Обижаешь!

— Тогда поклянись, что ты довезёшь меня до вашей базы и не причинишь вреда мне и моим друзьям.

— А как клясться? — спросил наивно адмирал.

Фокусник улыбнулся уголками губ.

— Адмирал, — сказал он. — Я прожил на Земле и в Галактике много лет и знаю хитрости преступников. Повторяй за мной: «Пусть я забуду мать родную…»

— Нет, только не это! — закричал в ужасе адмирал. — Это слишком страшная клятва. Её не может нарушить ни один пират.

— Этого я и добиваюсь, — сказал Пуччини‑2.

— Поклянись, — сказала Боевая Подруга. — Он наши обычаи знает. Я думаю, что он был в пиратах.

— Только в неразумной молодости, — признался Пуччини‑2.

И тогда, смахнув набежавшую слезу, адмирал Панченга Скулити поклялся:

— Пусть я забуду мать родную, если причиню или замыслю какой‑нибудь вред или предательство против фокусника Пуччини‑2, Алисы Селезнёвой и Ваги, простите, Бычий Хвост.

— Хорошо, — сказал фокусник. — Теперь быстро пошли на капитанский мостик. Я сам буду управлять кораблём.

На капитанском мостике фокусник уселся в кресло первого пилота.

Всем остальным он велел тоже рассесться по креслам, потому что возможны перегрузки.

Он включил двигатель, осторожно поднял пирамидку над столом и, держа минимальную скорость, направил корабль в полуоткрытую дверь. Чуть коснувшись двери, пирамидка вылетела в коридор и помчалась по еле освещённым подземельям, к оставшемуся открытым люку наружу.

Никто не встретился им на пути.

И вот пустыня!

Ледяная ночь царила над песчаными барханами и развалинами каменного замка.

Набирая скорость, пирамидка поднялась над планетой. Алисе показалось, что на краю пустыни, у гор, она видит огоньки гостиницы пана Водички. А может, это были огоньки базы геологов…

— Высота десять километров над поверхностью астероида, — сказал Пуччини‑2. — Приготовиться к превращению!

И не выпуская из рук штурвала, фокусник начал произносить свои заклинания.

На миг Алиса потеряла сознание… А может быть, ей это показалось.

— Все, — сказал Пуччини. — Мы вернулись в настоящий размер. Прошу вас, адмирал, возьмите управление на себя. Курс — секретная пиратская планета!

Адмирал начал набирать тайный код.

Боевая Подруга поправила пышные волосы и обратилась к фокуснику:

— Честно говоря, я вам очень сочувствую, потому что вы приятный смелый человек и к тому же настоящий волшебник. Но всё же я вам не завидую.

— Почему? — спросил фокусник.

— Неужели вы думаете, что папаша Панченга выпустит вас живым?

— Я в этом убеждён, — сказал фокусник. — Иначе бы я не стал рисковать жизнью моих юных друзей.

— Подумайте, — сказала Боевая Подруга. — Если он выпустит вас живым, то тогда тайне пиратской планеты придёт конец. Войдите в его положение.

— Не хочется думать о пустяках, — вздохнул фокусник. — На месте разберёмся.

— В крайнем случае я совершу какой‑нибудь подвиг, — сказал Вага. — Ведь мне пора этим заняться.

— Вот видите, — сказал Пуччини‑2, — молодой человек не намерен терять времени даром. На месте драконов, привидений и негодяев я бы дрожал от страха.

Но Боевая Подруга лишь презрительно фыркнула.

Полет занял немного времени. Как и все корабли будущего, пирамида пиратов разогналась, нырнула в суперпространство, вынырнула в подпространстве, перешла в надпространство и вышла из прыжка в двадцати двух часах лета от цели.

Пуччини‑2 и его друзья все это время играли в шахматы в кают‑компании, потому что адмирал, естественно, не хотел, чтобы они узнали координаты пиратской планеты, которую до сих пор не открыли ещё патрульные корабли. В этом нет ничего удивительного, потому что пиратская планета скрывается сразу за чёрной дырой, в раковидной туманности, состоящей из белых карликов, неподалёку от фонтана обратного времени, брызги которого смертельно опасны для пролетающих кораблей.

Впрочем, Пуччини‑2 умел подглядывать, на то он и был фокусником. Он умел видеть через толстую чёрную повязку, сквозь обложку закрытой книги и даже сквозь стенку стального сейфа. Так что секретов для него почти не существовало. Иначе не станешь настоящим волшебником высокой категории.

Он мысленно следил за тем, как компьютер прокладывал курс корабля среди звёзд и запоминал его, хотя ещё не знал, каким образом он сможет выбраться из пиратского логова.

— Подлетаем, — сказал он, поднимаясь из‑за шахматной доски.

— Но вам — шах, — сообщил Вага Бычий Хвост.

— Я сдаюсь, — ответил фокусник, хотя его позиция была куда лучше, чем у индейца. — Я не могу отвлекаться на игру, когда к нашей кают‑компании подходит адмирал Панченга Скулити. И он настроен весьма решительно.

В этот момент дверь распахнулась. В ней стоял адмирал, по бокам — пираты.

— Вы арестованы, — заявил адмирал.

— Почему именно сейчас? — спросил фокусник. — Вы хотите отличиться перед вашим папой?

— Молчать! — разъярился адмирал. — Вы арестованы за дело, потому что стало известно о ваших шпионских намерениях.

— Не надо спорить, — обратился Пуччини‑2 к возмущённому Ваге, который хотел было броситься в бой, — ведь у нас с адмиралом общая цель — как можно скорее попасть на их планету и встретиться с его папой Панченгой‑старшим.

Вага хотел было что‑то ответить, но не успел, потому что пираты накинулись на Пуччини и его юных друзей, сковали их лёгкой, но прочной цепью, а главное и самое неприятное — залепили им рты клейкой лентой, так что теперь они не могли ничего сказать.

Пока это происходило, корабль качнулся, тормозя и опускаясь на твёрдую поверхность.

— Приехали, — сообщил пиратский адмирал, не скрывая злорадства. — Я доволен. Мне удалось не только вырваться из плена, но и увезти с собой богатую добычу.

И он расхохотался.

Пленников вывели из корабля сразу следом за адмиралом и Боевой Подругой. На несколько секунд они все остановились в широко открытом люке пирамиды, оглядывая космодром.

Перед ними расстилалось широкое, залитое бетоном поле, на котором стояли различного вида и состояния корабли — от совсем старых, атомных развалюх, до новейших пассажирских и даже военных кораблей, которые, однако, почти все были либо разбиты, либо запущены до безобразия. Над космодромом сияло белое солнце, которое заливало все вокруг ярким, но неживым светом.

Вдали, у горизонта возвышалось гигантское синее здание с множеством труб и башен. Оттуда к кораблю пиратов неслись скоростные танки и бронетранспортёры. Некоторые из них время от времени стреляли в небо, словно внутри их сидели великовозрастные шалуны.

— Эх, приятно снова оказаться в безопасности! — сказал адмирал.

— Погоди, ещё неизвестно, как нас встретят, — предостерегла его Боевая Подруга. — Ты забываешь, что твой папаша нас предал и оставил в беде.

— Я ничего не забываю, — ответил пират. — Но с папой я буду выяснять отношения без свидетелей. В конце концов, я его наследник.

Лента, которой был заклеен рот Алисы, жутко стягивала кожу, хотелось сорвать её, но могучего сложения пират держал за конец цепи и следил, чтобы пленники не совершали никаких лишних движений.

Со свистом и рёвом сирен танки и бронетранспортёры подлетели к пирамиде и окружили её полукольцом. Дула пушек были направлены на небольшую кучку людей у люка. Адмирал поднял руку, помахал и крикнул:

— Ну что, не признаете своего адмирала, крысы паршивые?

В ответ на его крик крышка люка ближайшего танка откинулась и оттуда вылез сам папаша Панченга. Он был одет в расшитый золотом халат, а на голове блестел стальной шлем.

— Сынок! — воскликнул он. — Курицын сын! Негодяй и дезертир! Как ты сумел от них вырваться?

— Как вырвался, так и вырвался, — ответил сынок. — И даже подарки папаше привёз.

Он подтолкнул Пуччини‑2 в спину, и пленники спустились вниз на поле космодрома. Папаша Панченга в свою очередь покинул башню танка и подошёл к Алисе. Он все не расставался со своими чётками‑виноградинами.

— Подарок папочке привёз? — сказал он и расхохотался. — Ценный подарочек. Принимаю.

— Тогда приглашай, папа, на пир! Устали мы летать!

— Насчёт приглашения придётся подождать, — ответил Панченга‑старший. — И не спеши выходить из корабля. Ты забыл мне рассказать, как сбежал от инспектора Крома да ещё вернулся в нормальный человеческий размер. А ну признавайся, за сколько они тебя купили, чтобы ты привёл полицаев в наше тёплое логово?


— Папа, я возмущён! — ответил адмирал. — Если вы будете и дальше так же меня сердить, я подниму мой кораблик в небо и оттуда сброшу на вашу седую голову небольшую бомбу. И поверьте мне, папаша, я не шучу. Я так обязательно сделаю, потому что не люблю, когда мне не доверяют. Причём не доверяют те, кто меня предал и бросил в плену.

— Поднимайся, поднимайся, бомби своего папочку, — ответил с ухмылкой старший Панченга. — Только не успеешь ты подняться, как тебя собьют ракетой «земля‑воздух». Ты и мигнуть не успеешь.

— И не пожалеешь, папа?

— А чего мне тебя жалеть, — ответил папаша, — мне больше добра останется.

— Ах так! — Адмирал был возмущён. Он отбросил в сторону бластер и кинулся к отцу, как кидается в драку хоккеист. — Я тебе наставлю синяков!

— Ты? Мне? — Папаша отстегнул от пояса кинжал и кинул его на бетон. Он широко расставил руки и двинулся на своего сына.

Самое удивительное, что никого эта драка между Панченгами не удивила. Пираты покрикивали, подбадривая своих командиров, но никто, даже Боевая Подруга, не вмешался в драку и не попытался её остановить.

Сначала пираты просто ходили кругами, примеривались, потом адмирал врезал своему папе между глаз, за что папаша расквасил ему нос и поставил синяк под глазом. После этого пираты вцепились друг в друга, потеряв равновесие, грохнулись на асфальт и покатились по бетону, махая руками, ногами и даже норовя ударить противника головой. Наконец адмирал, который был все же куда моложе и крепче отца, смог навалиться на него и начал душить. Тот захрипел, принялся дёргать ногами, и Алиса испугалась, что старого Панченгу задушат до смерти. Остальным свидетелям этого поединка показалось то же самое, и пираты кинулись разнимать своих начальников.

Но Боевая Подруга выхватила бластер и закричала:

— Первому, кто дотронется до адмирала, голову отстрелю.

Всем было ясно, что пиратка не шутит — что‑что, а головы отстреливать она умела.

В растерянности все замерли, и неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы не появилась непонятно откуда красноносая бабушка. Бабушка была в длинной, до земли, чёрной в розах юбке и странном белом головном уборе, похожем на бабочку. Она резво бежала к Боевой Подруге и пронзительно кричала:

— Доченька моя, крошечка! Где же ты все пропадаешь, я так без тебя истосковалась!

Боевая Подруга растерялась. Руки её опустились, и она прошептала:

— Мама, вы откуда? Вы же в доме для престарелых!

— Сбежала, моя хорошая, сбежала, чтобы с крохотулечкой моей повидаться!

Алиса не удержалась и фыркнула — Боевая Подруга в два метра ростом, косая сажень в плечах, с бицепсами, которым бы позавидовал штангист, рыжие перепутанные волосы свисают до пояса — и вдруг «крохотулечка»!

Видно, эти слова показались смешными и остальным пиратам. Они забыли о сражении между Панченгами и покатились со смеху, а старушка все норовила прижать дочку к груди.

Вдруг бабушка внезапным быстрым движением вышибла из руки пиратки бластер — тот со звоном отлетел метров на пятьдесят. В тот же момент неизвестный толстый пират выскочил из танка и ударил адмирала по затылку гаечным ключом. Адмирал ахнул и отпустил своего полузадушенного отца. Сполз с него и растянулся на бетоне.

Люки подъехавших танков распахнулись, оттуда выскочили танкисты, скрутили Боевую Подругу, и пираты из корабля адмирала Панченги Скулити сразу сдались в плен. Короткий бой закончился.

Папаша Панченга с трудом выпрямился и сказал красноносой бабушке, которую Алиса все ещё считала мамой Боевой Подруги:

— Спасибо тебе, старый боевой товарищ!

— Не стоит благодарности, старый негодяй, — ответила бабушка и тут же превратилась в очень худого человека с крысиным лицом.

— Ой! — хотела воскликнуть Алиса, но не смогла.

— Здравствуй, Алисочка! — воскликнул Крыс.

Конечно же, это был знаменитый пират Крыс, старый знакомый Алисы, который не разучился превращаться в других людей.

— А меня? Меня помнишь? — высоким голосом закричал танкист с гаечным ключом. — Не узнаешь ли ты своего старого друга Весельчака У?

Наверное, это прозвучит странно, но при виде старых негодяев, которые когда‑то причинили Алисе столько неприятностей и даже горя, Алиса вовсе не рассердилась. Они казались ей сорняками — растут, всем мешают, пользы никакой, один вред, но в то же время ты уже привыкла к этой крапиве, куда от неё денешься?

Алиса понимала, что рассуждает неправильно. Пиратство надо уничтожать, а пиратов наказывать. Известно, что Крыс уже на Алисиной памяти отсидел полгода в тюрьме Галактического центра, но потом воспользовался своим умением перевоплощаться. Когда его перевели в госпиталь из‑за коклюша, он смог во время уборки превратиться в пылесос, и пока робот‑уборщик старался понять, почему у него два пылесоса вместо одного, подкатился к мусоропроводу, и был таков. Оказалось, что за оградой госпиталя Крыса уже поджидал его старый приятель Весельчак У.

— Что же ты, мерзавец, — сердито воскликнул Весельчак У, обернувшись к лежавшему на земле адмиралу Панченге, — что же ты, негодяй, заковал в кандалы девочку Алису, нашу старую подругу?

— Она не девочка, а злобная шпионка, агент инспектора Крома, — с трудом проговорил адмирал.


— Они забрались к нам на корабль, чтобы узнать, где наша секретная планета, — добавила Боевая Подруга. — Их убить мало!

— Алиса, это правда? — строго спросил Весельчак У.

— Ну как же она может тебе ответить? — сказал Крыс, подходя к Алисе и сдирая с её лица клейкую ленту. — Как же она ответит, если ей как врагу заткнули ротик!

— Спасибо, — сказала Алиса. — Здравствуйте.

— Вот видишь, — сказал Крыс своему другу, — Алиса всегда была хорошо воспитанным ребёнком. Даже в таком прискорбном положении она не забывает с тобой поздороваться.

— Вижу, вижу, — согласился Весельчак У. — Так что же произошло на самом деле?

— Если вы развяжете нас и освободите моих спутников, мы вам все расскажем.

— Не развязывайте их! — воскликнула Боевая Подруга. — Они страшно коварные.

— Неужели вы все со своими танками и пушками боитесь трех безоружных людей? — спросила Алиса.

— Безоружных? — сказала Боевая Подруга. — Они любого заморочат. Слово — их страшное оружие.

— К тому же, — добавил адмирал Панченга, указывая на Пуччини‑2, — вон тот, худой, очень опасный фокусник и даже волшебник. Скажи, папочка, когда ты нас бросил, мы были какими?

— Лилипутами, — уверенно ответил старый Панченга.

— А теперь?

— Теперь вы как люди.

— А кто это сделал? Вот этот самый Пуччини! Его надо расстрелять!

— Какое удивительное нахальство! — сказала Алиса. — Мы им помогли убежать из замка, а за это нас связали. Да если бы мы были страшными волшебниками, неужели мы бы так покорно остались бы связанными?

— Это точно, не остались бы! — сказал Крыс. — Я Алису знаю!

— Как только вы нас освободите, мы вам все расскажем, — сказала Алиса. — Я даю вам честное слово. А вы, Крыс и Весельчак У, должны помнить, что моё честное слово совершенно нерушимо.

— Подтверждаю, — сказал Крыс.

— Нет, — возразил старый Панченга. — Я вообще людям с Земли не доверяю. А этим — тем более.

— А своему сынку вы доверяете? — спросила Алиса.

— Ему? Никогда! Я сам же его воспитал!

— Хватит разговоров, — сказал тогда Весельчак У. — Поговорили и достаточно! Кто хозяин на этой планете, а кто гость?

— Ну вот! — обиделся папаша Панченга. — Разве можно гостей обижать?

— Мы гостей не обижаем, — ответил Крыс. — Но учти, если бы не мы с Весельчаком У, твой сынок тебя бы наверняка задушил.

— Да, нравы у нас в семье крутые! — вздохнул папаша Панченга.

— Освободить пленных! — приказал Крыс.

И тогда из‑за спины папаши Панченги вышло несколько танкистов с бластерами у серебряных поясов. Они подошли к Алисе и её спутникам и быстро освободили их.

Такое самоуправство семейке Панченгов не понравилось. И забыв о своих раздорах, они накинулись на Крыса с возражениями и жалобами. Но Крыс был здесь хозяином. Он только отмахнулся от криков Панченгов и сказал Алисе:

— До встречи во дворце, кисочка! — И захохотал, словно Алиса была его лучшей подругой.

С этими словами он ловко прыгнул в люк танка, за ним в люк втиснулся Весельчак У. Танк сорвался с места и понёсся к городу. За ним — бронетранспортёр, в который пираты посадили Алису и её спутников.

Алиса глядела в иллюминатор бронетранспортёра. За ним проплывали космические корабли различных марок и типов — они казались забытыми и даже какими‑то запылёнными.

— Скажите, вы на них летаете? — спросила Алиса у сидевшего рядом пирата.

— Мы что, самоубийцы, что ли? — рассмеялся в ответ пират. — Это наши трофеи. Как захватим, притаскиваем сюда, раздеваем, а потом оставляем здесь ржаветь. Может, пригодятся.

— И они могут летать? — спросил Пуччини.

— А кто их знает, — отмахнулся пират. — Пока не полетишь, не догадаешься.

— Но здесь есть совсем старые корабли.

— Всякие. И старые, и новые.

— Значит, вы давно здесь живёте?

Пират пожал плечами и за него ответил его товарищ:

— Я сам из других мест, — произнёс он, — но мне рассказывали, что наша планета — резервная секретная база уже много лет. Только раньше ею владела банда Трехглавого Кавра, а потом её перекупили Крыс с Весельчаком У. Ушли на пенсию и захватили.

— Ушли на пенсию? — удивилась Алиса.

— Говорят, что им надоело носиться по Галактике и скрываться от патрулей. Пускай, говорят, молодёжь этим займётся.

— Правильно, — поддержал его другой пират. — Они скупили планету со всем барахлом и заняли главный дворец. А теперь занимаются тем, что торгуют награбленным или дают убежище тем пиратам, которым надо отсидеться.

— А мы им служим, — сказал первый пират.

— И довольны. Здесь есть все для культурного человека. А работа не пыльная. Стережём грузы, разнимаем драки, охраняем наших шефов, а кое‑кто собирается писать мемуары.


— А что нужно культурному человеку? — спросил Пуччини‑2.

— Выпить, закусить, с девушкой потанцевать, — ответил пират.

— Но у вас, наверное, есть консерватория и театры? — спросил Вага, который до того момента молчал, переживал унижения, которым ему пришлось подвергнуться в лапах адмирала Панченги.

— Чего? — не понял вопроса пират.

— Малыш шутит! — воскликнул его товарищ, и оба долго смеялись шутке молодого индейца.

Огромное кладбище кораблей закончилось, но не закончилась свалка. Пираты охотно объяснили, что с захваченных кораблей снимают все ценное, а пустые ящики и контейнеры сваливают у дворца, может, ещё пригодятся.

Тем временем танки и бронетранспортёры добрались до дворца. Дворец оказался громадным зданием из жёлтого мрамора, окна в нём были лишь на третьем этаже и выше, а вход представлял собой дуло гигантской пушки. Пираты объяснили, что пушка эта — вовсе не декорация, а самое настоящее орудие калибром в три метра. Там, в глубине, есть снаряд. И если в эту дверь войдут враги, пушка выстрелит, и тогда враг верхом на снаряде улетит в небеса.

Один за другим танки въехали в дуло пушки и, миновав метров сто по сверкающему металлическому туннелю, оказались перед открытым отверстием, куда уже свернул первый танк. Последовав за ним, бронетранспортёр оказался в обширном зале — вестибюле пиратского дворца.

Овальное помещение размером с футбольный стадион было уставлено танками, бронетранспортёрами и другими военными машинами, а поближе к стенам высились груды ящиков и контейнеров.

Весельчак У и Крыс уже вылезли из своего танка и поджидали гостей. Весельчак У был грузным, толстым, с круглым, даже симпатичным и добрым лицом, что совсем не соответствовало его коварному и подлому характеру. Крыс принял облик молодого человека с золотистыми кудрями, спадающими на плечи. Только глаза у него были свои, крысиные, их ведь ничем не изменишь.

— Добро пожаловать, — сказал он. — Сейчас вас проводят в отведённые вам покои, накормят, правда, не очень хорошо, потому что у нас опять трубы прорвало и клубничные плантации затопило. А потом, когда отдохнёте, вы мне расскажете, что же вас привело в наши отдалённые края. Ведь, наверное, не только туризм?

Тут Крыс расхохотался, и Весельчак У вторил ему. Но глаза у пиратов оставались холодными и трезвыми. Им на самом деле было интересно, зачем прилетели к ним люди, но показывать своих опасений они не хотели.

— Мы совсем не устали, — сказал Вага Бычий Хвост. — Нам бы скорей освободить родителей моей любимой Заури, и мы от вас улетим.

Алиса хотела дёрнуть Вагу за рукав, чтобы он не говорил лишнего. Чем меньше пираты будут знать, тем лучше. Но раз уж не успела остановить рвущегося к подвигам юношу, ничего не поделаешь.

— Это становится интересным, — сказал Весельчак У. — Оказывается, вы к нам прилетели по делу?

— По делу, — согласился Пуччини‑2. — Но прежде чем обсуждать важные проблемы, нам бы хотелось привести себя в порядок. У меня до сих пор все лицо в клее от этой паршивой ленты.

— Разумеется, разумеется! — Весельчак У постарался поклониться, но живот ему не позволил этого сделать. — Отдыхайте, мойтесь, пейте минеральную воду! Не спешите. Мы будем покорно ждать наших друзей, новых и старых, в музыкальном салоне нашего дворца. Отвести гостей в парадную туалетную залу!

Крыс сделал знак пиратам, и те повели гостей по узкому высокому коридору, кое‑как освещённому голыми электрическими лампами. Процессия остановилась у грязной, некогда белой двери. Старший пират, прикрывая спиной дверь, набрал на её замке комбинацию и со страшным скрипом она отворилась. Внутри горел яркий свет.

— Заходите, делайте что надо, — сказал пират. — Мы за вами придём.

Он пропустил Алису и мужчин внутрь, захлопнул дверь, и гости остались одни.

Они стояли в типичном общественном туалете, каких на Земле уже не осталось, но которые ещё встречаются порой на некоторых отсталых планетах. С одной стороны к кафельной стене были прикреплены чугунные умывальники, а вдоль стены напротив тянулись кабинки с унитазами. Из кранов капала или лилась вода, пол был скользким, в углах паутина. Полотенце было одно на всех, и то сомнительной чистоты.

— Это и есть дворец? — спросил Вага, ни к кому не обращаясь.

— Я думаю, — сказал Пуччини, — что в покоях хозяев дворца ванные комнаты устроены получше.

— Я отказываюсь мыться в таких условиях! — заявил Вага. — Я житель цивилизованной Земли, а не дикарь какой‑то.

— Я советую вам не капризничать, — возразил Пуччини. — Нас с вами никто сюда не приглашал. Если вам такое обращение нравится меньше, чем полёт на корабле адмирала Панченги, то, наверное, вы сможете туда вернуться!

— Ещё чего не хватало! — обиделся Вага, который не любил неприятной правды.

Алиса между тем открыла кран и стала ждать, пока стечёт ржавая вода. Дверь приоткрылась, и в ней показалась физиономия пирата.

— Ну, скоро вы там? — спросил пират. — Мы заждались!

Хотя прошло всего две минуты с тех пор, как Алиса вошла в эту комнату.

«Что ж, — подумала Алиса, — могло быть и хуже. По крайней мере, Панченги теперь вынуждены будут показать им учёных, а уж потом Пуччини‑2 наверняка придумает, как освободить родителей Лары из неволи».

Первым под охраной пиратов в гостиную вошёл старый человек с длинной бородой, завитой в седую косу и заправленной за пояс. Этот старик, который с достоинством поклонился собравшейся за столом компании, представился как профессор Валишели с Криптелы — небольшой планеты, о которой Алиса что‑то читала, но что — забыла. Впрочем, это было сейчас неважно.

— Скажите, пожалуйста, профессор, — сказал Весельчак У, надувшийся ещё толще от сознания своего величия, — что вы можете рассказать о Панченге и институте, в котором вы якобы работаете?

— О! — воскликнул профессор. — Я так благодарен академику Панченге! Мы все, учёные, страшно благодарны ему, мы даже избрали его президентом нашей небольшой Академии наук!

Слушая этот странный монолог, Панченга‑старший важно кивал головой и медленно перебирал похожие на виноград чётки. Он вовсе не казался удивлённым.

— Вы благодарны ему? — спросил Пуччини‑2.

— Разумеется. Мы все благодарны.

— И что же вы делаете в институте? — спросил Весельчак У, знаком приказав фокуснику замолчать и не мешать ему вести допрос.

— Каждый из нас занимается любимым делом.

— И какое же у вас любимое дело?

Профессор обернулся к Панченге и спросил:

— Вы не возражаете, президент‑академик?

— Валяй! — сказал старый пират.

Но усмехнулся, притом не скрывая удовольствия, потому что пираты и разбойники любят, когда их называют академиками, профессорами или писателями. Они очень легко верят в то, что и на самом деле знают толк во всех науках и искусствах. И особенно много среди разбойников всегда было историков и экономистов — они с наслаждением учат людей тому, что было, что будет, и тому, как надо жить и тратить деньги. А вот математиков и физиков среди разбойников не встречается — для этого надо хотя бы научиться считать до двадцати пяти, а таких образованных редко держат в разбойниках.

Старый учёный осторожно вытащил из‑за пазухи баночку с землёй и поставил её на стол. Затем вынул из кармана пакетик и высыпал из него на ладонь горстку мелких семян.

На глазах у внимательных зрителей старик кинул семена в банку и попросил разрешения полить их из бутылки с минеральной водой, что стояла на столе.

— Внимание! — воскликнул Панченга‑академик. — Сейчас будет самое интересное!

И на глазах у всех собравшихся из банки, пробившись сквозь землю, полезли тонкие зелёные ростки. Через минуту они достигли высоты в сантиметр. Видно было, как они движутся, тянутся к свету, распускают листики.

— Говори! — приказал президент Панченга.

— Нами, — произнёс старый учёный, — разработаны скоростные семена. При посадке их в почву они дают всходы немедленно. И к обеду пшеница уже колосится. Таким образом мы можем обойтись без амбаров и хранилищ зерна. Если вам понадобилась пшеница или ячмень, то вы выходите в поле и сеете столько зёрен, сколько вам нужно. А завтра утром вы кушаете свежий хлеб.

— Ну как? — спросил старший Панченга, когда старик отошёл на шаг, склонив голову и любуясь тем, как поднимаются в банке зелёные стебли.

Зрители наградили старика аплодисментами. Тот раскланялся. Алиса тоже вежливо похлопала в ладоши, хотя отлично знала, что ничего особенного старик‑профессор не изобрёл. Опыты с быстрорастущими растениями Алиса с ребятами ставили на биостанции на Гоголевском бульваре ещё раньше. И вырастили, сами того не желая, целый лес на Арбатской площади.

— Ну, ну! — остановил аплодисменты старый Панченга. — Вы мне мои научные кадры избалуете.

— Послушай, — сказал Крыс, — а на что тебе этот учёный‑мученый. Ты что, пшеницу решил разводить?

— Простите, но на космическом корабле имеет смысл выращивать быстрые растения для пополнения запасов пищи! — сказал профессор.

— Запасы пищи надо отнимать у встречных‑поперечных, — возразил Крыс. — А выращивают пускай мужики.

Весельчак У расхохотался так, что чуть не хлопнулся со стула.

— А мы и не собираемся пшеницу разводить, — сказал старый Панченга.

— Ты правильно рассудил, Крыс. Я бы этого старого козла не стал кормить, если бы от его изобретения не было бы мне пользы. А ну, старик, показывай, как ты выполняешь мои советы!


Старик смутился. Он ломал пальцы и переминался с ноги на ногу.

— Господин президент, — произнёс он. — С исполнением ваших ценных указаний произошла некоторая задержка.

— В чём дело?

— Дело в семенах. Семена, вернее, зародыши, ещё недостаточно, как вам сказать… колючие.

— Ты меня обманываешь, старый козёл?!

— Я вам обещаю, господин академик, — взмолился старик, — что в самое ближайшее время ваше указание, ваше мудрое повеление будет исполнено!

— Не в ближайшее время, — жёстко произнёс Панченга, — а послезавтра. Иначе знаешь, что будет?

— Знаю, господин президент. — Почему‑то старый профессор с ужасом глядел на пальцы Панченги, которые перебирали чётки.

— Тогда забирай свои вонючие травки и катись отсюда!

Разбойник поднял тяжёлый кулак, и старик, подхватив банку, быстро‑быстро, задом засеменил к двери. Там он угодил в подставленные руки пирата, тот развернул старика и наподдал ему в спину коленкой. Старик исчез…

В комнате наступила тишина. Многим стало неловко за поведение разбойника, но сам Панченга и его сын в два голоса хохотали, а Весельчак У хихикал, вторя им.

— Послушайте, — высоким голосом произнёс Вага Бычий Хвост. — Как вам только не стыдно так обращаться с пожилым человеком? Я вызываю вас на поединок!

Его слова относились к пирату, который стоял у двери и ударил старого учёного.

Вага отважно направился к двери, но хитрый Крыс увидел, как поднимается со своего места фокусник Пуччини‑2, как побледнела Алиса.

— Спокойно! — закричал он. — Все остаются на местах! Я здесь хозяин и не позволю никаких нарушений порядка.

Он говорил так уверенно, что все остановились.

— Я недоволен тобой, Панченга, — продолжал Крыс. — Если ты так хочешь наказывать своих учёных, делай это у себя на корабле. А здесь наказываю только я сам!

— Ладно уж, — проворчал Панченга. — Конечно, это мой раб, что хочу с ним, то и делаю. Но чтобы не портить твоего настроения, я больше их колотить не буду. Но ты меня тоже пойми: я уже второй месяц жду, когда он улучшит своё изобретение, а он тянет — совсем старый стал.

— А как ты захотел улучшить это изобретение? — спросил Крыс.

— А я все изобретения моих мымриков улучшаю, — рассмеялся Панченга.

— На то у меня котелок на плечах! Когда я этого старичка поймал, я подумал: а на что мне пшеница? На что? А что, подумал я, если взять колючку? И через полчаса у меня будет колючая проволока!

— Но ведь колючая проволока железная! — вырвалось у Алисы.

— Вот мы и ищем такие колючки, которые были бы не мягче железа, но живые. Только старый он стал, медленно ищет.

— Молодец, — сказал Крыс. — Вот что значит разбойничья голова!

— Будет у меня такая быстрорастущая колючая проволока, я её всюду смогу использовать. На ночь лагерь в пустыне устрою: посыплю вокруг колючек, а через полчаса вокруг загородка — на танке не проедешь! Поймал пленников или рабов — окружил их колючей проволокой… Эх, скорее бы он своё дело делал!

— Ясно, — сказал Крыс. — Зовём следующего?

— Зовём, — сказал Панченга‑старший и усмехнулся. — Прошу любить и жаловать!

По приказу Крыса в комнату втолкнули измождённого, оборванного ушана с планеты Блук. Алисе там приходилось бывать, она когда‑то пережила удивительные приключения на базаре в тамошнем городе Палапутра. Так что к ушанам она относилась с большой симпатией.

— Ах ты, упрямец! — встретил его криком Панченга‑старший. — Ну, показывай моим друзьям, что ты изобрёл!

Ушан печально поклонился разбойнику и, не отрывая взгляда от его чёток, раскрыл потёртый портфель, который нёс в руке, и вытащил оттуда свёрток, завёрнутый в мягкую бумагу.

Из бумаги он вынул пару туфель, похожих на домашние шлёпанцы.

— Ну чего! — торопил его Панченга‑старший. — Мы ждём!

С тяжёлым вздохом ушан надел туфли. В тот же момент они потащили его ноги в разные стороны. Разгоняясь, он проехал через всю комнату и, стараясь закрыться руками от удара, со всего размаха въехал в стену.

Ушан упал, а туфли продолжали носиться по комнате, как будто в них были спрятаны взбесившиеся моторчики.

— Ну вот, — сказал Панченга с притворным расстройством, — опять ушибся! Опять будешь синяки залечивать.

— Простите, господин президент Академии, — ответил плачущим голосом ушан. — Я нечаянно.


Он пополз по полу в погоне за туфлями, с трудом догнал их и начал заворачивать в бумагу.

— Нет, ты объясни обществу, — потребовал Панченга, — объясни, почему ты тянешь с работой, обманываешь человечество?

— Попрошу вас подождать ещё немного, ну хоть неделю. Я найду этот секрет!

— Но ты помни, чем грозит обман!

— Я знаю, господин президент. Я же не ем, не пью, не сплю…

— А вот это лишнее, — сказал укоризненно разбойник. — Мне нужны живые академики. И костюм погладь, стыдно перед обществом!

Забрав свёрток с туфлями и униженно кланяясь, ушан покинул комнату, и все обернулись к Панченге‑старшему в ожидании ответа на загадку.

— Видели, что он изобрёл? — спросил Панченга. — Он изобрёл, как избавиться от трения. Такую мазь изобрёл. Только ею что смажешь, трения — как не бывало! Да вы сами видели. У него туфли без трения.

— Это очень смешно, — сказал Весельчак У. — Только какой в этом изобретении смысл?

— А тот смысл, господин Весельчак У, — сказал папаша Панченга, — что если смазать этим составом подступы к крепости, ни один заклятый враг не сможет в неё забраться. Только подойдёт — тут же шмяк задом об асфальт!

— И в чём же проблема? — спросил Крыс.

— А в том, что он набрал мази на две подошвы, и больше не получается. Говорит, сырьё некачественное! Ну я ему покажу — некачественное!

Панченга‑старший перебирал в жирных пальцах разноцветные чётки, каждая бусина в них — размером с виноградину.

— Давайте следующего! — приказал Крыс. — Не весь же день нам на твоих учёных глазеть!

— А почему не поглазеть? — ответил Панченга‑старший. — Это же сокровище! И каждый гений! А всего их у меня тридцать голов.

— Тридцать? — ахнула Алиса.

— И тридцать изобретений, — ответил Панченга. — И каждое изобретение может удивить мир. И каждое изобретение я так переворачиваю с ног на голову, что даже изобретатель никогда бы не догадался без моей благородной помощи.

Пока Панченга смеялся и ему вторил сынок, пираты ввели ещё одного изобретателя. Он был щеголеватым, стройным, почти трехметровым сирианцем, несколько похожим на зелёную ящерицу, гуляющую на задних лапах.

— Ага! — воскликнул при виде его старый разбойник. — Надеюсь, ты уже сделал, что тебе велели? Моё терпение истощается!

И Панченга указал пальцем на одну из бусин своих чёток.

— О, простите, великий академик! — воскликнул сирианец. — Но осталось совсем немного!

— Ну, покажи моим друзьям, что мы с тобой умеем делать, — велел Панченга.

— Как прикажете. — Сирианец вынул баллон с распылителем. Вернулся к двери и жестом отогнал от двери стражника. Затем молча опрыскал дверь прозрачным раствором.

— Давай, давай! — торопил его Панченга. — Не можем же мы вечно тебя ждать.

— Одну минутку, чуть подсохнет!

Наконец, убедившись, что раствор высох достаточно, сирианец шагнул к двери, протянув вперёд зеленоватые тонкие руки. И вдруг ко всеобщему удивлению его руки до половины прошли сквозь дверь.

— Ну! — Панченга даже привстал. — Давай, давай! Ещё немного, и пройдёшь.

Сирианец старался пройти сквозь дверь, но застрял посередине, руки почти по плечи на одной стороне, туловище на другой. Он дёргался, рвался, старался, но ничего не получалось, хотя Панченга‑старший очень сердился и готов был подбежать к сирианцу и протащить его сквозь дверь.

— Нет, — сказал наконец сирианец, устав бороться с дверью. — Слой не получается ровным. Молекулярный состав хромает.

— А ты его выпрямь! Сколько можно ждать!

— Вы же знаете, я тружусь не покладая рук.

Учёный выглядел страшно расстроенным, даже его хохолок упал на бок, что у сирианцев свидетельствует о крайнем душевном волнении.

— Ведь притворяется, — сказал Панченга. — Придётся наказать.

Он снова взялся за бусинку. Пуччини‑2, который внимательно наблюдал за ним, вдруг произнёс:

— Не надо, господин Панченга. Это слишком жестоко и несправедливо.

— А ты откуда знаешь? — изумился Панченга.

— Я многое знаю, — ответил фокусник.

— Ладно уж, иди и работай, — смилостивился Панченга, и сирианец, вдвое согнувшись в дверях, покинул гостиную.


— Может, хватит? — спросил Весельчак У. — Я страшно как проголодался.

— Простите, — сказал фокусник, — мы хотели встретиться с супругами Коралли.

— Ах, да! — Крыс сделал вид, что забыл о просьбе фокусника. — Конечно же, покажите нам профессора Коралли!

— Не имею ничего против, — сказал Панченга.

«Что‑то он такой сговорчивый, — подумала Алиса. — Не иначе как замыслил какую‑нибудь каверзу».

На этот раз пришлось ждать несколько минут. Панченга объяснил:

— Наверное, отдыхают. Они у меня устают, учёные. Головки у них слабые, мозгов слишком много.

Наконец в дверь втолкнули невысокого черноволосого мужчину, при первом же взгляде на которого Алиса поняла — это отец Лары Коралли.

— Карл Коралли, прошу любить и жаловать! — воскликнул старый разбойник.

Карл Коралли гордо поднял голову, и все увидели, что на виске у него кровоподтёк, глаз подбит и лоб оцарапан.

— Ну вот, — вздохнул Панченга. — Опять, наверное, ввязался в пустую драку. Удивляюсь я тебе. Молодой профессор, достойный учёный, доктор наук — а такой невыдержанный характер! — Панченга развёл руками, как бы приглашая всех разделить его огорчение по поводу того, какой плохой характер у молодого учёного.

Карл Коралли молчал и лишь внимательно обводил взглядом собравшихся в гостиной людей.

— А где ваша жена? — спросила Алиса, прежде чем Панченга успел что‑либо ещё сказать.

— Кто? — Коралли удивился.

— Ваша жена, мама Лары Коралли.

— Лара! — воскликнул учёный. — Моя Ларочка! Вы её знаете? Где она? Она жива?

— Не беспокойтесь, — сказала Алиса. Но тут вмешался Панченга.

— Поговорили и хватит, — заявил он. — Пора и делом заняться. — И видя, что Коралли готов и дальше задавать вопросы, оборвал его суровым голосом: — Молчать и подчиняться! Забыл, что ли?

И старый разбойник помахал в воздухе своими чётками.

При виде их Коралли сжался, как будто его ударили.

— О, нет! Умоляю вас! — прошептал он распухшими губами.

— То‑то же, тогда рассказывай гостям, что ты изобрёл.

— Вы же знаете, — сказал Карл Коралли. — Мы с моей женой Салли Коралли изобрели консервирующие кристаллы.

— Вот именно, — согласился Панченга.

— Что это такое? — спросил Пуччини‑2.

— Вот… — Рука Коралли поднялась было, но замерла в воздухе на полпути.

Голос Панченги, остановивший жест учёного, был тих и смертельно опасен. «Как будто зашипела гремучая змея», — подумала Алиса.

— Ты рассказываешь нам о своём изобретении, — сказал Панченга, — и потом тихо, на цыпочках, уходишь отсюда, к себе, в камеру, и сидишь там, ждёшь моей милости. И ты знаешь, что будет с тобой, если ты произнесёшь хоть одно лишнее слово.

— Я все знаю, — ответил Коралли мёртвым, покорным голосом. — Я должен вам сказать, что изобрёл небольшие кристаллы, в которые можно под влиянием особых лучей превратить любой продукт или материальное тело и хранить, сколько хотите. Моё изобретение очень полезно при длительных перевозках. Вы можете законсервировать корову в шарике размером с виноградинку… — Коралли как бы невзначай показал на чётки в руках Панченги, — и она останется заточенной там сколько угодно времени. Президент Академии наук господин Панченга высоко оценил моё изобретение и вынес мне благодарность. — Коралли провёл пальцем по виску. — Мы все, находящиеся здесь учёные, рады служить этому великому учёному и организатору науки, который не жалеет сил и времени, чтобы обеспечить нас всем необходимым.

— Все! — приказал Панченга. — Уведите его.

— Нет! — вырвалось у Алисы.

— Уведите, уведите, — сказал Крыс. — Дело принимает интересный оборот. Есть о чём поговорить.

— Да, — спокойно согласился Пуччини‑2, — нам теперь есть о чём поговорить.

— Но вы забыли, зачем мы сюда прилетели! — закричал возмущённо Вага Бычий Хвост. — Мы прилетели, чтобы спасти родителей Лары Коралли!

— Помолчи, мальчик, — сказал Пуччини‑2.

— Правильно, ему следует помолчать, — согласился Весельчак У.

Алиса поняла, что ей сейчас не следует вмешиваться и мешать фокуснику. Дверь за Карлом Коралли закрылась. Он покорно ушёл к себе в камеру.

Минут через двадцать (больше охранники не пожелали ждать) Алиса, Пуччини и возмущённый Вага Бычий Хвост прошли другим, тоже узким коридором в другую часть дворца. На этот раз коридор вывел их к лестнице, по которой они поднялись на следующий этаж, в длинный зал, освещённый дневным светом, проникавшим сквозь стрельчатые окна. На этом этаже было более оживлённо, то и дело встречались пираты, а то и слуги или просто люди непонятного звания и назначения. Они прошли мимо кухни, где на широких плитах стояли кастрюли, а повара в белых колпаках помешивали в них поварёшками. И эта кухня была бы точно такой же кухней, как на любой нормальной планете, если бы на колпаках поваров не были вышиты чёрными нитками черепа и кости.

Алиса выглянула в окно — оно выходило во двор дворца, где среди редких деревьев и кустов стояли пушки, танкетки и даже вертолёт. По двору по направлению к дворцу решительно следовали папа и сын Панченги, а также Боевая Подруга. Они были недовольны и не скрывали своего плохого настроения.

Шедший впереди пират толкнул двустворчатую дверь, и перед Алисой открылась большая комната, стены которой были покрашены в оранжевый цвет.

— Музыкальный салон! — объявил пират.

Алиса увидела, что на полу комнаты, а также на нескольких столах стояли или лежали различного размера и формы барабаны и тамтамы. Крыс сидел на табурете перед громадным барабаном, втрое больше его самого, а перед стоявшим в другом углу Весельчаком У выстроились в ряд мал мала меньше двенадцать барабанчиков, перетянутых посередине ремешками, словно старинные красавицы в широких юбках.

При виде Алисы Крыс бухнул колотушкой по барабану, и утробный глухой грохот прокатился по дворцу. Вторя ему, Весельчак У дробно и часто принялся колотить по барабанам, словно по паркету бежало стадо оленей.

Вага Бычий Хвост заткнул уши, но Алиса и Пуччини, имевшие куда больший жизненный опыт, понимали, что каждый человек имеет право заниматься искусством, и не следует делать вид, что тебе его занятия отвратительны.

Крыс бухал по большому барабану, Весельчак У молотил по маленьким, а Алиса подумала, как же мы мало знаем людей, включая собственных врагов. Всю свою сознательную жизнь она борется с пиратами, казалось бы, видела их уже много раз, но никогда не задумывалась, есть ли у них увлечения, слабости и чудачества. Ведь именно из этого состоят люди. Если человек любит стучать на барабане, то он ещё не совсем потерян для Галактики. Он не автомат и не машина.

Видно, то же самое подумал и Пуччини‑2. И когда последние гулкие удары прокатились по комнате, а исполнители опустили палочки и колотушки и с трудом перевели дух, не в силах сдержать удовлетворённых улыбок, он захлопал в ладоши и закричал:

— Браво!

Алиса поддержала его. Она тоже хлопала в ладоши. А Вага громко спросил:

— Вы что, с ума посходили?

И Весельчаку У, который услышал эти неприятные слова, стало так грустно, что он поморщился, как будто нечаянно разжевал лимон, а в глазах у него блеснула ненависть к юному индейцу.

— Спасибо! — искренне произнесла Алиса. — Я совсем не ожидала, что вы устроите здесь оркестр.

— В самом деле понравилось? — спросил Крыс, поправляя золотые кудри.

«Как жаль, — подумала Алиса, — что я знаю, как он выглядит на самом деле. Он похож на настоящую крысу и притом смахивает на скорпиона. Может быть, для своей мамы он был самым изящным и очаровательным ребёнком на свете, но нам, к сожалению, этого не понять».

Крыс, словно прочёл её мысли, отвернулся и насупился.

Алиса только хотела сказать ему, чтобы пират не обижался, как двери снова растворились и в музыкальный салон вошли Панченги в сопровождении Боевой Подруги. Внимание тут же переключилось на них, и Алиса вздохнула с облегчением. По крайней мере, теперь пираты забудут о нетактичных словах Ваги и слишком красноречивом взгляде Алисы.

— Собрались! — закричал от входа Панченга‑старший, спрятал в карман свои чётки и ударил сапогом по ближайшему к нему барабану. Тот отозвался гулким стоном. — Таитесь, договариваетесь, как лучше поделить наши сокровища? Не удастся! Мы этого не допустим.

И он сделал шаг вперёд и стукнул сапогом по барабану побольше, и на этот раз звук был куда более громким.

— А ну перестаньте безобразничать! — закричал Крыс. — Это же музыкальный салон, а не футбольное поле.

— Это тонкие, ценные инструменты, — поддержал его Весельчак У.

— Я тебе покажу тонкие инструменты, — завопил адмирал Панченга Скулити. Он обогнал своего папу и стал бегать по салону и с размаху колотить ногами по барабанам.

Грохот поднялся такой, что Вага убежал из салона, а Весельчак У начал вытаскивать из кармана бластер. Правда, это удалось не сразу, потому что он засунул его очень глубоко, чтобы тот не мешал музицировать на ударных инструментах.

Боевая Подруга поняла, чего хочет Весельчак У, и тоже вытащила из‑за пояса бластер.

И тогда Пуччини‑2 закричал, перекрывая грохот и крики:

— Раз! Два! Три! Замри!

И тут же все присутствующие в комнате замерли в тех позах, в которых застало их заклинание фокусника.

— Я думаю, — сказал Пуччини‑2, — что для успеха наших переговоров нам лучше всего будет разоружиться.

И сказав так, он быстро обошёл всех замерших в комнате пиратов и их разоружил. Затем выбросил пистолеты и бластеры в угол музыкального салона и приказал:

— Три! Четыре! Пять! Прошу вас мышцы размять!

По комнате прокатилось движение и тяжёлые вздохи. Придя в себя, пираты принялись было кричать на этот раз на Пуччини‑2, но фокусник без особого труда сказал громче, чем все они:

— Если вы не перестанете вести себя как испорченные дети, мне придётся вас заколдовать навсегда. И я не шучу.

В его голосе прозвучала такая сила, что все замолкли.

— А теперь я передаю слово нашему хозяину, известному негодяю пирату Крысу, — сказал Пуччини‑2.

В его голосе прозвучала ирония, и на месте Крыса любой бы из пиратов обиделся, если бы его так называли. Но Крыс был неглупым человеком — недаром ему удавалось выпутываться из самых невероятных приключений. И когда нужно было что‑то пропустить мимо ушей, он это делал очень умело.


— Спасибо за помощь, — сказал Крыс и склонил златокудрую юную голову. — Надеюсь, когда‑нибудь я смогу отплатить вам взаимностью. Прошу всех проследовать за мной в соседнюю гостиную, где для нас накрыт небольшой скромный стол. Там мы и решим все наши проблемы, которых, как я понимаю, накопилось немало.

Опомнившись после урока, преподанного им Пуччини‑2, все перешли в роскошный зал по соседству с музыкальным салоном. Там и в самом деле был накрыт стол, но очень скромный — на столе стояли лишь бутерброды, лимонад, а для желающих слуги разносили чашки с чаем или кофе.

Крыс, который явно был здесь главным, уже пришёл в себя и уверенно командовал:

— Я вижу, что все устроились. И думаю, что для начала нам надо получше познакомиться.

— Куда уж лучше! — пробурчала Боевая Подруга.

— Я думаю, что мы сейчас представимся. Повторяю, каждый из нас. Включая меня. Я — демократ.

Весельчак У захлопал в ладоши.

Неправильно истолковав хлопки, повар выскочил из двери и склонился к толстому пирату, думая, что надо нести еду.

Весельчак У отмахнулся от него.

— Возражений нет? — спросил Крыс.

Адмирал Панченга Скулити обвёл взором гостиную и увидел, что в полуоткрытых дверях видны пираты Крыса с бластерами в руках.

— Согласны, — сказал он первым.

— Тогда я начинаю, — произнёс Крыс. — Я — правитель этой планеты, великий и знаменитый во всей Вселенной пират Крыс. Я вышел на покой, освоил вместе с моим другом эту планетку и помогаю по мере сил другим разбойникам, даю убежище, предоставляю кров и стол.

— Я могу только повторить то, что сказал мой Друг Крыс, — произнёс Весельчак У. — Мы помогли многим. Но не бескорыстно. Потому что мы не верим в бескорыстие. Лучше заплатить сразу, и никогда не испортишь отношений.

— Слушайте, слушайте! — воскликнул Крыс, которому понравилась речь старого товарища.

Теперь пираты обернулись к папаше Панченге.

— Что я могу сказать, — произнёс старый разбойник. — Я — филантроп.

Возникла пауза. Затем послышался голос Боевой Подруги:

— Это ещё что такое, папаша?

— Филантроп — это любитель людей, — сказал Панченга‑старший.

— Людоедство отменено и преследуется законом! — возмущённо крикнул Вага Бычий Хвост.

— Мальчик, не вмешивайся в разговор старших, пока не подошла твоя очередь, — остановил Вагу Крыс. — Любить людей можно не обязательно в жареном виде. Некоторые любят людей за душевные качества.

Вага понял, как жестоко он ошибся. Он покраснел и опустил глаза.

— Я притом — директор научного института, — продолжал старший Панченга. — В моём институте замечательные учёные работают над важными проблемами. Мы стараемся помочь всему галактическому человечеству.

Алиса в удивлении обернулась к Пуччини‑2. Тот поднял бровь, сам был удивлён.

— Я предоставляю учёным все возможности для работы и внедрения самых невероятных изобретений в жизнь. Но враги преследуют меня, и нам с учёными пришлось скрываться вот здесь… Но когда справедливость восторжествует, мы вернёмся в центр Галактики!

— Врёт, — сказал Пуччини‑2 Алисе. В тот момент как раз наступила тишина и все услышали его голос.

— Простите, — сказал фокусник. — Я сказал слишком громко.

— Ничего страшного, — сказал Крыс. — Я тоже так думаю. Но мы не будем сейчас сводить счёты и искать правду. Лучше дадим слово другим нашим гостям.

— Со мной всё ясно, — произнёс адмирал Панченга Скулити. — Я путешественник. Я искал моего папу, чтобы воссоединить нашу семью. По дороге мне удалось поймать группу шпионов.

И адмирал показал на Пуччини‑2.

Все молчали, что он скажет дальше. Но адмирал ничего больше не произнёс. Тогда Крыс обернулся к Алисе.

— За всех нас ответит господин Пуччини‑2, — сказала Алиса.

— Правильно, — сказал фокусник. — Дети полетели со мной просто, чтобы развлечься. А у меня есть цель.

— Какая? — спросил Весельчак У.

— Господин Панченга, — сказал фокусник, глядя в глаза старшему разбойнику, — крадёт людей. А потом использует их в своих корыстных целях. Он украл родителей у девочки, которую зовут Лара Коралли. Они здесь, в так называемом институте, который на самом деле тюрьма для учёных. Мы прилетели для того, чтобы освободить супругов Коралли и воссоединить их с дочерью.

— Благородная цель, — сказал Весельчак У, не скрывая ухмылки.

— Не слушайте его! — возмутился Панченга‑старший. — Он украл рабыню у моего сына!

— Да, он украл рабыню моего брата! — кричал адмирал.

Крыс терпеливо подождал, пока Панченги прекратили кричать, и обратился к Весельчаку У:

— Что же получается, институт или не институт?

— Институт! — закричал старший Панченга.

— Тюрьма! — заявил фокусник.

— Это становится интересным, — сказал Весельчак У. — Как же нам проверить, кто из них говорит правду?

— А мы спросим самих учёных, — сказал Крыс. — Это будет справедливо.

— Это мой институт! — возмутился старший Панченга. — Я не позволю.

— А тебя и спрашивать не будут, — сказал Крыс. — Ты у меня на планете, и здесь мои законы.

— Но я же заплатил за убежище три тонны алмазов!

— Как стыдно! — покачал головой Весельчак У. — Как стыдно говорить о деньгах в таком благородном обществе. А ну, приведите сюда учёных, которых притащил с собой этот старый плут Панченга. Вводите их по штуке. Пускай рассказывают, чем занимаются и чего хотят.

Панченги пытались было спорить, но вскоре им пришлось замолчать. Силы были неравны. А Крыс с Весельчаком У посмеивались над ними, как сытые коты над мышами.

— Ну что ж, поговорим о деле, — сказал Пуччини‑2.

— Не о чём нам говорить, — ответил старший Панченга. — И не вмешивайтесь в наши дела.

— Но вы же держите людей в плену! — заявил Вага. — Это каждому видно.

— Никто из них не возражает, — ответил Панченга. — Всем это нравится. Если не верите, вызовем снова моих учёных, и они поклянутся, что слаще, чем у меня, они никогда не жили и мечтают остаток своих дней трудиться и дальше под моим руководством.

— Не кажется ли вам, уважаемый Крыс, — обернулся Пуччини к главному пирату, — что мы имеем дело с очень серьёзным преступлением?

— Как вам сказать, — пожал плечами Крыс, — я должен признаться, что всю свою сознательную жизнь я имею дело с серьёзными преступлениями, причём я сам их и совершаю.

— И всё же я позволю вам напомнить, — сказал Пуччини‑2, — что бывают просто преступления и преступления подлые.

— Объясните мне разницу, я не совсем вас понял.

— Если вам понравился цветок во дворце и вы его сорвали, это будет просто преступление.

— А если этот цветок — последний в мире и занесён в Красную книгу?

— спросил Крыс и сам же засмеялся.

— Вы меня понимаете, — рассердился Пуччини‑2, — зачем же притворяться?

— Вы правы, — вдруг согласился с фокусником главный пират. — Я знаю, что если патрульные крейсеры отыщут моё убежище, они начнут требовать, чтобы я отчитался в моих доходах. Но так как я бросил пиратское ремесло, то им будет трудно доказать, что я в чём‑то виноват…

— Но если вы будете укрывать семейку Панченгов, — сказал Пуччини‑2,

— то вряд ли вас пощадят.

— Это ещё что такое? — возмутился адмирал Панченга Скулити. — Мне кажется, что кто‑то хочет нас предать? Я должен предупредить, что без боя мы не сдадимся, и ещё неизвестно, кому после боя будет принадлежать эта планетка.

— Адмирал, адмирал, — вмешался Весельчак У, — не обращайте внимания! Мой друг шутит! Как только вы отдадите нам половину своих учёных с их изобретениями, мы сразу же забудем о всех ваших преступлениях.

— Как? Разве мало мы вам заплатили?

— Тогда мы не знали, какие у вас есть ещё ценности, — сказал Весельчак У.

— Никогда!

— Ах, никогда… — Крыс поднял руку, собираясь вызвать стражу, но Панченга опередил его. Он выстрелил в пирата из бластера, и Крыс закричал ужасным голосом, когда зелёный луч коснулся его плеча. В то же мгновение от боли он потерял облик прекрасного золотоволосого юноши и принял свой естественный вид — страшного скорпиона человеческого роста. Скорпион поднял ядовитый хвост, разрывая им остатки обугленной одежды, и ринулся к перепуганному Панченге. Весельчак У кинул в Панченгу кинжалом, тот еле успел увернуться… Вага Бычий Хвост тоже ринулся в гущу битвы, хотя совершенно непонятно было, с кем же он собирался сражаться.

— Пуччини! — закричала Алиса, понимая, что сейчас многие могут погибнуть.

— Раз! Два! Три! Замри! — прокричал заклинание фокусник, и в это же мгновение все в гостиной замерли в тех позах, в которых застигло их последнее слово Пуччини.

Это была удивительная сцена, вряд ли нашёлся бы художник, способный изобразить её на картине.

И главное — сразу же наступила такая тишина, что стало слышно, как о стекло окна бьётся муха.

Пуччини‑2 совершенно не удивился. Он ожидал этого. И знал, что надо делать.

Он прошёл к растопырившему ручищи старому Панченге и вынул из его омертвевших пальцев цепочку разноцветных виноградин — чётки.

— Правильно, — сказала Алиса. — Я тоже так подумала.

Пуччини‑2 поднял виноградины к свету, словно стараясь разглядеть, есть ли что внутри их.

— Вот это цепи, которыми он опутал несчастных учёных, — сказал старый фокусник. — Это кристаллы, изобретённые несчастным Карлом Коралли и его женой. В них в живые консервы превращены все те, кого Панченга держит у себя в плену. Я догадываюсь, что в этих чётках томятся в беспамятстве жены, дети, родные и близкие учёных. И если учёный посмеет отказаться работать на разбойника, то Панченга угрожает шарик раздавить…


— Так выпустите их на волю! — воскликнула Алиса.

— А как?

— Вызовите Карла Коралли!

Но вызывать его не пришлось. Послышались шаги, дверь распахнулась и вбежал преследуемый стражником Карл Коралли.

— Лучше смерть! — закричал он и замер, поражённый зрелищем.

Стражник тоже остановился, не смея сделать ни шагу.

— Молодой человек, — вежливо произнёс фокусник, словно они беседовали с Коралли на лужайке, — покажите мне, пожалуйста, как освободить несчастных!

— Дайте! Дайте сюда! — Коралли бросился к чёткам и нежно, но крепко сжал их в руках. — Скажите, пожалуйста, вы смогли бы удержать эту свору ещё на несколько минут? Мне потребуется время, чтобы вернуть к жизни всех несчастных!

— Постараюсь, — улыбнулся фокусник.

— Господин Пуччини, — обратилась к нему Алиса, — мне кажется, что значительно лучше будет снова превратить всех пиратов в лилипутиков.

— Нет, — сказал фокусник. — Они же разбегутся! Как тараканы.

— Не разбегутся! — Вага Бычий Хвост кинулся к стоявшей в углу кадке с пальмой, решительно потянул пальму за листья, кадка опрокинулась набок, и пальма — вся, с корнями, с землёй, вывалилась наружу. — Вот она, замечательная тюрьма для злодеев‑лилипутов!

— Ну что ж, — согласился фокусник, — в этой идее что‑то есть.

И произнеся каждый раз соответствующее заклинание, он принялся по очереди превращать замерших пиратов в лилипутов, затем оживлять и двумя пальцами, осторожно, опускать в кадку.

Убедившись в том, что она не нужна фокуснику, Алиса стала помогать Карлу Коралли, который смазывал каждую четку специальным раствором из пробирки, хранившейся у него в кармане. Затем осторожно укладывал шарик на пол. И тут происходило чудо: шарик темнел и принимался расти. Шарики росли довольно быстро, но всё же прошло несколько минут, прежде чем они стали метровыми. Словно гигантскими икринками, в которых можно было угадать зародыши.

— У нас ещё есть немного времени? — спросил Коралли.

— Пять минут, — ответил фокусник. — Я думаю, что мы успеем пригласить сюда ваших коллег. Они же, наверное, сильно переживают.

— Я вам буду очень благодарен, — сказал Коралли.

Тогда фокусник в сопровождении Ваги побежал к камерам, где были заточены учёные, а Алиса осталась присматривать за лилипутами, чтобы не вылезли из кадки. Она наклонилась над кадкой, но вела себя осторожно — она знала, как больно может ужалить пуля из лилипутского пистолета.

Ожившие пираты бегали по дну кадки, махали ручонками, лишь Весельчак У и Крыс стояли в сторонке, в суете не участвовали и даже не глядели наверх. Алисе было жалко Крыса, который был немного обожжён лучом бластера, и она сказала:

— Я попрошу фокусника вас увеличить, Крыс и Весельчак У. Потому что сейчас вы почти ни в чём не виноваты.

— Спасибо! — еле слышно пропищал в ответ Весельчак У.

В этот момент сзади раздался хлопок, будто лопнул большой воздушный шарик. Алиса обернулась. Так и есть: первый из шаров Карла Коралли лопнул. И из него вышла полная, сонная ушанка, уши которой повисли как у пуделя. Она чуть не упала, и Алиса кинулась к ней, чтобы её поддержать.

— Где мой муж? — прошептала ушаночка. — Где мой дорогой профессор? Что со мной сделали?

— Сейчас, — сказала Алиса, — сейчас он придёт.

Тут лопнул ещё один шар, в нём сидели два старичка, худеньких, зелёненьких и очень длинных. Алиса сразу догадалась, что это родители сирианского изобретателя. Она хотела было придти к ним на помощь, потому что старички никак не могли встать на ноги, но ушаночка её не отпускала.

А тут лопнул ещё один шар… затем ещё один, ещё… из каждого выходил какой‑нибудь человек, а то и целая семья.

К счастью, в этот момент в открывшуюся дверь толпой хлынули учёные, которых освободили фокусник с Вагой. При виде дорогих своим сердцам родственников и любимых, они начали кричать, рыдать, перебивая друг друга, и все устремились к лопающимся шарам — консервам Карла Коралли.


Сам же Карл перебегал от шара к шару, но его всё время постигало разочарование. И лишь из последнего шара вышла наконец его любимая жена — красавица Салли Коралли. Она кинулась к Карлу, Карл кинулся к ней, они обняли друг друга и Карл закричал:

— Наша дочь Лара нашлась.

И от счастья оба Коралли упали в обморок.

Но никто этого, кроме Алисы, не заметил, потому что в гостиной царило страшное столпотворение — наконец‑то встретились мужья и жены, родители и дети, возлюбленные, и просто дорогие друг другу существа, коварно разлучённые Панченгой‑старшим для того, чтобы надёжно держать в руках и угнетать несчастных учёных.

«Ну и семейка, — подумала Алиса, с радостью глядя на суматоху, крики, плач, смех, объятия, царившие вокруг. — Ну и Панченги! Один из них пиратствовал, грабил, захватывал в плен людей, другой отнимал у них детей и держал на своей сиенде, а третий придумал академию‑тюрьму. Какими бы ни были разбойниками и грабителями Весельчак У и Крыс, все равно они — честные пираты. Они ведут себя по правилам. Не станут же они детей и стариков заточать в кристаллы только для того, чтобы выращивать колючую проволоку!»

Алиса подошла к фокуснику, который с таким же, как она, интересом наблюдал за встречей родных, и попросила его:

— Господин Пуччини, я думаю, что мы не должны становиться такими же, как братья Панченги. Как вы думаете?

Фокусник поглядел на Алису, улыбнулся и ответил:

— Ты права.

Он умел догадываться о чужих мыслях с одного слова.

Пуччини подошёл к кадке, вытащил оттуда Крыса и Весельчака У, затем Алиса извлекла двух пиратов из команды Крыса. И фокусник, щёлкнув пальцами, произнёс нужные заклинания.

В следующее мгновение Крыс, Весельчак У и их пираты стояли рядом с ними. Пираты потянулись было за своими бластерами, но Крыс, обожжённый, ободранный, уродливый и несчастный, сказал:

— Не надо суеты, мальчики, идите отдыхайте.

— Мы не обижаемся, — сказал Весельчак У. — С самого начала нам надо было понять, с кем мы имеем дело.

— Это не пираты, — сказал Крыс. — Это позор для грабительского племени!

— Хотите я вас перевяжу? — сказала Алиса, хотя, честно говоря, ей не очень хотелось перевязывать скорпиона, хоть и знакомого.

— Не стоит, но спасибо, — сказал Крыс. — На мне все быстро заживает. Я пойду приведу себя в порядок, а ты, Весельчак У, побудь здесь и позаботься, чтобы никто не обидел наших гостей.

— Их обидишь! — улыбнулся Весельчак У. — Они сами какого хочешь пирата обидят.

И он рассмеялся, потому что, как свойственно большинству пиратов, он был легкомысленным и не слишком умным.

Крыс с трудом превратился в танкиста и вышел, под охраной пиратов, из гостиной.

К Пуччини‑2 подошёл Карл Коралли. Он вёл за руку свою жену.

— Подтвердите, пожалуйста, Салли, что наша крошка жива и здорова!

— Я совсем недавно с ней разговаривала, — сказала Алиса.

— И я тоже! — вышел вперёд Вага Бычий Хвост. — Меня зовут Вага Бычий хвост, но это временное, детское имя, и как только я совершу подвиг, я поменяю это имя на другое, более мужественное.

— Бычий хвост? — удивилась Салли. — Это удивительно! И что же вы хотели сказать мне, молодой человек?

— Я хотел объяснить вам причину моего желания совершать подвиги, — продолжал Вага. — Дело в том, что я влюбился в вашу дочь.

— Что? — Салли Коралли была в ужасе. — В мою крошку?

— Ну, она не очень крошка, — поправил Салли муж. — Ей уже четырнадцать лет.

— Для меня она всегда крошка!

— Нет, вы не подумайте, — сказал Вага. — Я не собираюсь на ней пока жениться.

— Слава богу, он не собирается! — воскликнула Салли.

— Но как только я совершу подвиг и поменяю имя, я к вам вернусь.

— Надеюсь, это случится не скоро, — сказала Салли.

— А я надеюсь, что скоро, — решительно заявил юный индеец. — Поэтому попрошу вас проследить, чтобы Ларочка не вышла замуж за кого‑нибудь ещё. А то я бываю страшен в гневе!

Салли хотела было заявить что‑то ещё, но муж отвёл её в сторону.

— Милая, — сказал он ей, — мы так давно не видели дочурку, что совсем не знаем, какой она стала и чего ей хочется.


Ей хочется быть принцессой и красиво одеваться, чуть было не сказала Алиса. Но сдержалась. Ведь, может быть, её родители совсем не хотят, чтобы Лара была принцессой. Ведь они не короли.

— Надо собираться, — сказал фокусник. — Твоя симферопольская бабушка никогда не простит мне, что я полетел сюда без неё.

— Вага, ты идёшь? — спросила Алиса, когда фокусник направился к кадке, чтобы пересадить семейство Панченгов себе в карман и отвезти инспектору Крому.

Вага не слышал Алису. Он уже подошёл к Весельчаку У и сказал:

— Можно обратиться к вам с просьбой?

— Валяй, — сказал Весельчак У, довольный тем, что все для него кончилось благополучно.

— Меня зовут Вага Бычий Хвост, — сказал индеец.

Весельчак У уже слышал об этом, но не удержался и вновь захохотал.

Вага терпеливо, не обижаясь, дождался, пока пират отсмеется.

— Мне нужно совершить подвиг, — сказал он. — Иначе я не могу жениться.

— А чем же я могу тебе помочь?

— Возьмите меня в пираты. Наверное, я тогда смогу быстро отличиться.

— Молодой человек, — сказал наставительно старый пират, — мы не совершаем подвигов, мы безобразничаем. Мы грабим и убиваем. Даже таким отпетым негодяям, как я, подобная жизнь в конце концов надоедает. Стыдно становится. Ведь не случайно мы с Крысом бросили грабежи и занимаемся честным сбытом награбленного. Так что я советую тебе. Бычий Хвост, иди в университет и совершай там подвиги — сдавай экзамены на пятёрки.

И Весельчак У громко рассмеялся, довольный собственным остроумием.

А Вага отошёл от него расстроенный — ведь подвиги откладывались на будущее.

А Весельчак У приблизился к фокуснику и сказал:

— Вам надо лететь домой. Должен сказать, что могу предложить вам неплохой корабль «Чёрная смерть», сам на нём бы летал, да надоело. Берите его напрокат, только деньги вперёд.

— Весельчак У, откуда у нас деньги! — удивилась Алиса.

— И за каждого учёного, который полетит с вами, тоже вперёд, — сказал Весельчак У.

— Это проще простого, — сказал фокусник и провёл рукой перед лицом Весельчака У. И вынул у него из уха бриллиант размером с голубиное яйцо.

Весельчак У посмотрел бриллиант на свет, попробовал его надкусить и спросил:

— Настоящий или снова фокусы?

— Если будут жалобы, запомните мой адрес, — сказал Пуччини‑2. — Земля. Москва. Цирковое училище. Директору.

— Или мне напишите, — сказала Алиса.

— Твой‑то адрес мы хорошо знаем, — сказал Весельчак У.

Он проводил шумную толпу гостей до выхода на поле космодрома, показал, где стоит «Чёрная смерть», отдал фокуснику ключи от корабля, а потом отозвал в сторону Алису и сказал:

— Нас с тобой, Алиса, не раз сталкивала жизнь. Можно сказать, что ты перевоспитала меня своим благородным примером. Поэтому я прошу тебя взять на память от меня небольшой подарок.

И он протянул Алисе бриллиант, который получил от фокусника.

— Ой! — удивилась Алиса. — Мне не нужно!

— Не нужно — ещё кому‑нибудь подаришь.

Алиса внимательно посмотрела на пирата и сказала:

— Я знаю, в чём дело, Весельчак У. Ты не веришь, что бриллиант настоящий.

— С фокусниками это бывает.

— Но гордость не позволяет тебе признаться в том, что ты не веришь гостю.

— У каждого своя гордость.

— Спасибо за подарок, — сказала Алиса.

— Можешь его передать этой самой девочке… бывшей рабыне. Ларе.

— Так я и сделаю.

Алиса пожала пухлую руку пирата и побежала к кораблю. Когда «Чёрная смерть» поднялась над планетой, Алиса рассказала фокуснику о подарке Весельчака У.

— Ах, как нехорошо получилось! — воскликнул фокусник. — Мне и в голову не приходило обманывать пирата. А он, видно, так привык всех обманывать, что и обо мне так же думает.

— А разве бриллиант настоящий?

— Ах, Алиса, Алиса, — упрекнул её Пуччини‑2. И хлопнул в ладоши.

— Что вы делаете? — спросила Алиса.

— Секунду назад, — ответил фокусник, — перед носом Весельчака У появился алмаз размером с арбуз. И подарить некому…

— Тогда я пойду поставлю всем чай, — сказала Алиса.