Допрос

Кусандра был просто счастлив, что поймал Алису. Правда, его глаз за темными очками не было видно, но улыбался он так широко, что все его сорок золотых зубов вылезли изо рта и блистали, как ожерелье. Он говорил сладким голосом, как будто изображал лису.

— Я думаю, кто же проник к нам в заповедник, кто нарушил строгие правила? А это дочь уважаемого человека, профессора Селезнева, уже школьница! Ай‑ай‑ай, что будет, когда наш папа узнает о безобразном поведении ребенка?

— Я вас не знаю, — сказала Алиса. — Я не знаю никакого папы, я Золушка, экспонат заповедника. Меня Иван Иванович Царевич пригласил сюда на работу.

— Ай‑ай‑ай, — расстроился Кусандра. — Это просто несчастье. Дочка профессора Селезнева оказалась лживой обманщицей. Она пришла сюда что‑нибудь украсть. А может, уже украла?

— Украла, украла, — сказал Кот в сапогах, который стоял за спиной Алисы. — Она очень похожа на воровку. Я с самого начала подумал: какая красивая воровочка!

«Ну и глупая же я, — подумала Алиса. — Как можно было не догадаться, что Кот тут же побежит за Кусандрой».

Козлик увидел, как сморщилась Алиса от боли — костяная холодная рука Кусандры все сильнее сжимала ее кисть, и девочка еле удерживалась, чтобы не закричать. Козлик бросился было к Алисе на помощь. Он был маленький, но отважный.

— Не сметь! — разозлился Кусандра и ударил козлика ногой. — Вот отдам тебя Волку, и съест он тебя. Останутся только рожки да ножки.

Кот тут же набросился на козлика и пинками отогнал его в угол.

— Перестаньте шуметь, — сказала Спящая царевна. — Мне все мешают, так невозможно.

— Вот видишь, — сказал Кусандра, снова показывая свои золотые зубы. — Вот видишь, ты мешаешь Спящей царевне, тебя придется жестоко наказать.

При этом он продолжал сжимать руку Алисы. Алисе стало так больно, что она не выдержала, заплакала, хотя Алиса обычно никогда не плачет.

— Отправьте меня домой, я больше не могу! — взмолилась она.

— Домой — это правильно, — сказал Кусандра и немного ослабил хватку. — Сейчас же отправим тебя домой и напишем письма. Одно — твоему отцу, другое — в школу. Пускай полюбуются, каких они воспитывают избалованных непослушных детей.

— Нельзя ее отпускать, — сказал Кот. — Она слишком много знает.

— А что она может знать? — удивился Кусандра. — Мы работаем, стараемся сохранить уникальных сказочных зверей, мы о них заботимся, мы водим их к врачу. Мы трудимся за двоих, потому что наш любимый директор уехал на конференцию в город Тимбукту, а наши враги стараются нам помешать. Мы ее немедленно отправим домой!

«Хорошо бы отправил, — подумала Алиса. — Хорошо бы. Я бы сразу вернулась вместе с отцом. Мы всю эту банду сразу разгоним».

— Нет, — возразил Кот, — живой я ее отсюда не выпущу. Несмотря на то, что она красивая девочка и я бы мог в нее влюбиться. Но нельзя, нельзя. Хочу отпустить, но, прости, Кусандра, не имею права.

— Вот видишь, что говорит наш уважаемый Котик, — сказал Кусандра. — Он на тебя обижен. Ты его напугала, ударила, выгнала из комнаты.

— Да, — сказал Кот, — она меня избила, и я на нее подам в суд. Пускай ее посадят в тюрьму. За избиение Кота при исполнении служебных обязанностей.

— Видишь, что ты натворила, — сказал Кусандра. — Если Кот подаст на тебя в суд, я не смогу тебя защитить. А ведь ты пришла сюда без злого умысла. Ты зла не желала?

— Конечно, не желала, — сказала Алиса. — Я просто хотела посмотреть.

— Правильно, — согласился Кусандра. — И ты попросила… кого ты попросила провести тебя в заповедник?

— Я сама, — сказала Алиса.

— Вот это плохо, — сказал Кусандра и очень опечалился. — Врать плохо, врать вредно. Девочек, которые врут, мы отдаем Серому Волку. Вообще‑то он кушает только морковку, но если нужно, может съесть и плохую девочку… Ай‑ай‑ай, такая девочка, дочь профессора Селезнева, а врет, как последняя лисица. Кто же провел тебя в заповедник?

— Я сама! — крикнула Алиса.

— А если еще подумать? Давай я тебе помогу. Тебя привел гном Ве… Ну, какой гном тебя привел в заповедник?

— Я не знаю никакого гнома! — сказала Алиса. Кот зашипел от злости. Но Кусандра даже не поглядел в его сторону. Он говорил так же ласково, как прежде.

— Помнишь, девочка, когда я был у твоего папы, я нашел у себя в кармане веревочную лестницу? Я не сразу догадался, почему у меня в кармане веревочная лестница. А теперь я все понял. Этот вредный, испорченный гном Веня обманул мое доверие, проник в карман моего пальто и таким образом выбрался из заповедника. А потом обманом заманил сюда тебя. Наговорил тебе с три короба, какой плохой старик Кусандра…

— Оклеветал старика Кусандру! — Кот в сапогах укоризненно покачал головой. — Оклеветал нашего доброго старика!

— Видишь, что говорят те, кто любит и ценит старика Кусандру. Они считают, что гном меня оклеветал. И что же он тебе рассказал, девочка?

— Ничего он мне не рассказывал, сказала Алиса.

— Ага, значит, приехал к тебе в моем кармане и ничего не рассказал?

— Ничего.

— Ну вот ты и выдала своего товарища, — сказал Кусандра. — Ты призналась, что он у тебя был.

— Я ни в чем не признавалась! — сказала Алиса, но она уже поняла, что проговорилась.